Zahav.МненияZahav.ru

Пятница
Тель Авивגשם לפרקים
+12+6

Мнения

А
А

Спусковой крючок интифады

Главным отличием этой сделки от предыдущих стало то, что среди освобожденных в обмен на рядовых израильских солдат террористов оказалось немало кровавых убийц, которые никогда не должны были выйти на свободу.

22.05.2015
Источник:Jewish.ru
מערכת וואלה! צילום מסך

Ровно тридцать лет назад на израильское общество обрушилось одно из самых сильных потрясений со дня основания еврейского государства. В этот день, 21 мая 1985 года правительство Израиля во главе с премьер-министром Шимоном Пересом и министром обороны Ицхаком Рабином совершило обмен пленными с террористической группировкой Народный фронт освобождения Палестины - Главное командование (НФОП-ГК) под руководством Ахмеда Джибриля. Впоследствии это соглашение получило название "сделки Джибриля".

Трое израильских солдат Хези Шай, Нисим Салем и Йосеф Гроф, захваченные в ходе Первой Ливанской войны вернулись в Израиль. В обмен на свободу из израильских тюрем вышло 1150 террористов, в том числе около сотни тех, кто принимал непосредственное участие в убийствах израильтян и граждан других стран.

По условиям сделки около половины террористов было выслано за пределы страны, но остальные вернулись в Иудею, Самарию и Газу.

Этот обмен не был ни первым, ни самым большим, ни самым дорогим. Только за два года до этого, Израиль вернул шестерых солдат, также попавших в плен в ходе Первой Ливанской войны в обмен на почти 5000 врагов.

Главным отличием этой сделки от предыдущих стало то, что среди освобожденных в обмен на рядовых израильских солдат террористов оказалось немало кровавых убийц, которые никогда не должны были выйти на свободу. И что еще того хуже - значительной их части было позволено остаться в пределах страны.

Именно поэтому, хотя все правительство за исключением лишь одного министра - Ицхака Навона поддержало сделку, реакция израильского общества оказалась далеко не однозначной.

Многочисленные противники обмена считали, что количество освобожденных террористов слишком велико, что неоправданно много среди них убийц "с кровью на руках". Наконец, то, что сделка в итоге должна была включить и троих солдат, пропавших без вести в 1982 году, в бою возле ливанской деревни Султан Яаков.

Неслучайно Шмуэль Тамир, глава израильской группы по возвращению пленных и пропавших без вести который сам до этого организовал ряд обменов, также связанных с освобождением террористов, назвал договоренность "необоснованной". Сразу же после ее проведения он подал в отставку, признавшись, что отложил свое увольнение лишь по просьбе министра обороны, чтобы не навредить переговорам.

Занимавший в то время пост представителя Израиля в ООН Биньямин Нетаниягу, тоже резко раскритиковал соглашение. Спустя 10 лет, в своей книге "Место под солнцем" он назвал "сделку Джибриля" смертельным ударом по усилиям Израиля создать международный фронт борьбы с террором. "Как сможет Израиль требовать от США и Запада не идти на уступки террору, согласившись на столь унизительный обмен?,- написал он, - Я с самого начала был убежден, что освобождение тысячи террористов, возвращающихся в Иудею, Самарию и Газу неизбежно приведет к страшному росту насилия. Поскольку эти террористы будут приняты как герои, как пример подражания для арабской молодежи… Результаты не замедлили сказаться. Сегодня, совершенно ясно, что освобождение тысячи террористов стало одним из факторов обеспечивших базу агитаторов и лидеров, поджегших пламя интифады". Горькая ирония судьбы заключалась в том, что еще через 16 лет, Нетаниягу, будучи уже главой государства сам пошел на освобождение более чем тысячи террористов в обмен на одного солдата - Гилада Шалита. При этом террористов "с кровью на руках" оказалось среди них даже в шесть раз больше, чем при "сделке Джибриля".

Для Ахмеда Джибриля и его организации сделка, несомненно, стала звездным часом, высоко подняв престиж этой относительно небольшой группировки, и вдохновив на новые акции террора.

Однако, уже три года спустя, в конце 1988-го, Армия обороны Израиля провела операцию "Голубое и коричневое" в глубине ливанской территории, в ходе которой штаб организации, состоявший из сети подземных бункеров, был разгромлен, а около трех десятков террористов, включая и руководителей уничтожены. Фактически, после этого группировка прекратила вооруженные акции против Израиля, хотя продолжила существовать и с началом гражданской войны в Сирии, приняла в ней активное участие, поддержав Башара Асада.

Освобождение террористов в рамках "сделки Джибриля" действительно сыграло немалую роль во вспышке террора три года спустя, получившей известность под названием "интифада".

Недаром среди вышедших на свободу террористов оказалось немало организаторов кровавых акций против евреев. Среди них создатель ХАМАСа Ахмед Ясин, уничтоженный израильскими ВВС весной 2004 года, Зиад Абу Эйн, ставший одним из руководителей автономии под руководством Махмуда Аббаса и умерший от сердечного приступа во время провокации против израильских солдат в прошлом году, Джибриль Раджуб, также влиятельный деятель автономии, обещавший в 2013, что "если бы у него была бы ядерная бомба, он немедленно сбросил бы ее на Израиль" и другие враги еврейского государства.

Но все же, и после "сделки Джибриля", несмотря на то, что многие из отпущенных на свободу преступников вернулись к террору, Израиль не перестал выпускать террористов в обмен на возвращение своих граждан из плена.

Со временем, службы безопасности научились лучше контролировать ситуацию, вероятно, не в последнюю очередь потому, что среди освобождаемых террористов стало больше тех, кто по тем или иным причинам согласился сотрудничать с израильскими силовыми структурами.

Так после массового освобождения террористов в обмен на возвращение Гилада Шалита в 2011 году, ХАМАСу уже не удалось развернуть террор в Иудее и Самарии, как это было после "сделки Джибриля".

Готовность же израильского общества вызволить каждого своего пленного, превратилась в один из основополагающих принципов еврейского государства.

Безусловно, в этом заключается немалая уязвимость страны, готовой заплатить огромную цену врагу, использующему в полной мере трепетное отношение Израиля к своим гражданам.

Но в то же время, возможно, именно в этой слабости скрывается один из важнейших факторов, сплачивающих израильское общество.

Израильтяне "на войне своих не бросают". И пусть далеко не всегда удается спасти пленных в ходе лихого военного рейда, а месть настигает врагов порой лишь много лет спустя, на дистанции длиной в десятилетия, может быть, именно благодаря подобному отношению к своим гражданам, небольшая и непрерывно воюющая страна оказывается сильнее и устойчивее противостоящих ей режимов и террористических группировок, напрочь разбивая надежды своих врагов победить еврейское государство.

Читайте также

Комментарии, содержащие оскорбления и человеконенавистнические высказывания, будут удаляться.

Пожалуйста, обсуждайте статьи, а не их авторов.

Статьи можно также обсудить в Фейсбуке