Разлад США и России усиливает Иран
Фото: mnenia.zahav.ru
Разлад США и России усиливает Иран

Позиции Ирана на переговорах со странами Запада по ядерному оружию никогда не были сильны так, как сейчас, считает эксперт. Руководитель Центра международной безопасности и заместитель председателя "Люксембургского форума", академик Алексей Арбатов не думает, что снижение цен на нефть может в обозримом будущем заставить Иран или суннитские государства отказаться от существующих или планируемых атомных программ.

- Цены на нефть на эти процессы не влияют, - говорит эксперт, - Желание обзавестись ядерным оружием обусловлено политическими амбициями, намерением повысить статус и обезопасить себя от реальных или воображаемых внешних угроз. От этого не отказываются, хотя снижение цен на нефть подрывает экономику стран-экспортеров. Это относится к странам Персидского залива, Саудовской Аравии, Ирану, России.

Иран страдает от нефтяного эмбарго, введенного против него странами ЕС. Сейчас оно частично снято после достижения временной договоренности, заключенной в ноябре прошлого года, но Тегеран в данный момент ужесточил свою позицию, и это сделало невозможным подписание долговременного соглашения.

Несмотря на существующие противоречия между, вся иранская правящая верхушка, включая аятоллу Хаменеи, решила, что ситуация лучше, чем была год назад и положение Ирана сильно укрепились. Оно сильно, как никогда раньше. Во-первых, расколота коалиция стран, которые вели с Ираном переговоры. С одной стороны США, Великобритания, Франция, Германия, с другой - Россия. И Китай, который, как всегда, занимает отстраненную позицию.

Заседание форума. Фото - mnenia.zahav.ru

 

 

Все переговоры строились на угрозе дальнейших санкций и на обещании снять эмбарго с Ирана, если тот согласится на серьезное ограничение своей ядерной программы. И вдруг через непродолжительное время после подписания временного соглашения, участники начинают применять санкции друг против друга, причем тяжелейшие санкции. Они стали врагами, хотя должны вместе участвовать в переговорах. И это в Иране интерпретируют, как резкое усиление собственных позиций - теперь Тегеран может играть на противоречиях. И действительно - теперь, когда Россию воспринимают даже более серьезным противником, чем сам Иран, какой резон России участвовать в переговорах? Наоборот, она сейчас всячески демонстрирует, в каких она хороших отношениях с Тегераном, как хочет снять санкции и так далее.

Второй момент - Европа стремится уменьшить свою углеводородную зависимость от России. Снятие санкций с Тегерана даст выход иранской нефти на европейский рынок. Иран сможет, в принципе, заменить Россию в качестве поставщика. Это представляет огромную угрозу для России, для которой ущерб может быть не только экономический, но политический. Иран полагает, что Запад готов пойти на гораздо большие уступки ради иранской нефти.

В-третьих, снижение цен на нефть очень сильно подрывает экономику России. Возвращение Ирана на старые рынки сбыта усугубит эту ситуацию.

Иран все это просчитал и сделал вывод. Он также учитывает такой фактор, как "Исламское государство". Наступление исламских экстремистов и участие Ирана в борьбе с ними может быть очень важным козырем, и Запад заинтересован, чтобы Иран стал на его сторону. При этом сам Иран боится "Исламского государства" и ищет союзников для борьбы с ним.

Фактически, в последнее время переговоры свелись к переговорам между Ираном и США, остальные играют роль пассивных наблюдателей. Обама не может сейчас идти на большие уступки в свете той общественно-политической ситуации, которая сложилась в США. Но Иран готов ждать.

Председатель "Люксембургского форума" Владимир Дворкин (справа) и Алексей Арбатов. Фото - mnenia.zahav.ru

 

 

- При таком раскладе попытки Израиля оказывать давление на США чего-то стоят?

- Стоят, конечно. Очень даже стоят. После победы республиканцев в Конгрессе, Обама вынужден считаться с этим гораздо больше, чем раньше, ведь для американских республиканцев есть две священные коровы: это Израиль и противоракетная оборона.

Замечу, что в сложившейся ситуации больше других рад, что нет соглашения именно Израиль. То, которое могло быть, Израиль не устраивало. Израильская позиция - лучше никакого соглашения, чем такое, которое даст Ирану возможность тихой сапой подбираться к ядерному оружию. Как ни парадоксально, но, несмотря на усиление роли Ирана в регионе, Израиль сейчас наверное меньше обеспокоен, чем год назад.

- "Исламское  государство" периодически сообщает то о том что намеревается использовать против Запада вирус Эболы, то о своем намерении привести в действие "грязную бомбу". Эксперты "Люксембургского форума" полагают, что за угрозами ИГ в области атомного оружия может что-то стоять?

- Прежде всего, надо отметить, что это страшная угроза. В первую очередь, потому что исходит со стороны структуры, не являющейся субъектом международных отношений. Но ИГ сейчас не нужна "грязная бомба". Они пока одерживают победы с обычным оружием. Исламисты захватили огромное количество вооружений и военной техники в Ираке, поставленных американцами, и пользуются этим. Сейчас они ждут, когда американцы окончательно уйдут из Афганистана, потому что события в Ираке - это репетиция того, что они устроят в Афганистане. Потом то же самое произойдет в Пакистане, а затем в Центральной Азии.

- В Пакистане уже есть ядерное оружие, и нет никакой гарантии, что в случае конфликта с ИГ режиму удастся просуществовать долго. Каким образом можно предотвратить эту угрозу?

- Это очень тревожная ситуация. Здесь вся надежда на американцев, что они проработали план немедленной эвакуации или разрушения всего атомного оружия, которое там есть. Если нет - то станет не до Ирана, потому что мы получим исламский экстремизм с готовым ядерным оружием и готовыми ракетными носителями.

Президент "Люксембургского форума" Вячеслав Кантор. Фото - mnenia.zahav.ru

 

 

- Шанс на примирение России и США, по меньшей мере, в вопросах безопасности, существует?

- Конечно, сейчас очень сложны отношения между двумя странами, но я занимаюсь этим вопросом всю жизнь, и могу вам уверенно сказать, что было много эпизодов, когда отношения были намного тяжелее и сейчас мы до этого не дошли. В годы Холодной войны мы доходили до более опасных пределов - вспомните Карибский кризис, Берлинский кризис, ближневосточные войны, когда стратегические силы двух стран приводились в повышенную боевую готовность, например, во время Войны Судного дня в 1973 году. Возможность примирения есть, но ключ к урегулированию лежит в Вашингтоне. Потому что без прямых переговоров США и России достичь прочного перемирия в Луганске и Донецке нельзя. Надежное разъединение противоборствующих сторон может быть гарантировано только присутствием миротворческого контингента ООН. А это может быть сделано только на основании резолюции Совета безопасности ООН и для этого нужны переговоры между Россией и США. Между тем американцы в данный момент обижены на Путина, не хотят с ним разговаривать, и хотят усугубить его положение. Им необходимо переступить через свои эмоции и подойти более взвешенно, как Киссинджер, например.

Президент "Люксембургского форума" Вячеслав Кантор, который вместе с Арбатовым принял участие в заседании, полагает, что ситуация по Ирану будет оставаться примерно такой же, как сейчас, без драматических изменений к худшему - по меньшей мере, до следующего лета. "Все прошлые решения по Ирану остаются в силе, в том числе и резолюции СБ. ООН. Все они действует, и срок соответствующих документов не истек". А к тому моменту, когда это произойдет, стороны сумеют прийти к оглашению, считает он.

Международный Люксембургский форум по предотвращению ядерной катастрофы - международная неправительственная организация, объединяющая экспертов из разных стран в области нераспространения ядерного оружия. Недавно к экспертам форума присоединился бывший глава МАГАТЭ Мухаммед Аль-Барадеи.

counter
Comments system Cackle