Шорт-лист Сахарова
Фото: Wikipedia
Шорт-лист Сахарова

Ну вот, все закончилось, даже не начавшись. А жаль… Объединенная фракция левых и зеленых с молниеносной быстротой сняла выдвинутую ей ранее на Сахаровскую премию кандидатуру египетского политического активиста и блоггера Алаа абд эль Фатаха (на фото). Сахаровская премия – пожалуй, самая престижная из многих, присуждаемых Европарламентом. Начиная с 1988 года ее удостоились Анатолий Марченко (посмертно) и Нельсон Мандела, Аун Сан Су Чжи и Александр Дубчек. Из израильтян премию получила Нурит Пелед. В 2011 г Европарламент уже присудил Сахаровскую премию пяти выдающимся активистам "арабской весны". Но левая фракция сочла нужным вновь выдвинуть на эту премию египетского активиста, который за последние три года стал лицом, или, во всяком случае одним из узнаваемых во все мире лиц непрекращающихся протестов египетской молодежи против попыток украсть у них эту самую весну. В 2006 году он создал первый нефильтующий блог-агрегатор (на основе софта RSS) на арабском языке, ставший главной свободной трибуной египетских блоггеров. Его многократно арестовывали и при Мубараке, и при Мурси, и при А-Сиси. Под арестом он всегда держался очень смело, во многих случаях вообще отказывался отвечать на вопросы, не признавая законность следствия, не раз объявлял голодовки. Взгляды Алаа абд эль Фатаха в социально-политической сфере являются последовательно левыми, что не часто встретишь сегодня в Египте. И что еще реже, он официально объявил, что не разделяет догматов исламской религии и является последовательным агностиком.

Если и есть у самой левой из фракций Европарламента идейные единомышленники в Египте, то это, безусловно Алаа абд эль Фатах. Что же перевесило все указанные обстоятельства? Опубликованный Алаа абд эль Фатахом в 2012 г. коротенький твитт из десятка слов, выдвинувшая его фракция опубликовала такое заявление: "Выяснилось, что один из блоггеров, которого мы выдвинули, Алаа абд эль Фатах, опубликовал в 2012 году твитт, в котором призывал "Убить изрядное (дословно – критическое) число израильтян. Мы не располагали этой информацией в момент выдвижения его кандидатуры. Излишне говорить, что мы не можем и не будем терпеть такие высказывания. Этот призыв противоречит всем нашим принципам, равно как и статусу Сахаровской премии.

Вне всякого сомнения, такое решение можно только приветствовать. Хотя бы потому, что оно еще раз разоблачает заведомую ложь об "антиизраильском" или даже "антисемитском" курсе левых партий в Европе. Это пример честного и достойного поведения в непростой политической ситуации, которому следовало бы поучиться многим израильским политикам.

Вне всякого сомнения, Алаа абд эль Фатах действительно является мужественным борцом за права человека. И его довольно-таки мерзкое высказывание только подтверждает ту истину, что антиизраильские предрассудки остаются сильнейшим и универсальным табу в арабском мире, что их разделяют даже наиболее свободомыслящие политические активисты.

Отбор кандидатов на Сахаровскую премию – дело долгое, сначала каждая фракция выдвигает одного кандидата, так составляется "длинный список" (лонг лист), затем Комитет по иностранным делам Европарламента и Комитет по развитию отбирают из них "короткий список" (шорт-лист), и только потом определяется победитель. Сам Андрей Дмитриевич никогда в процессе отбора кандидатов участия не принимал, хотя в первые три года присуждения премии был жив. И все же, ему довелось, в свое время, составить один список кандидатов на премию, куда более ценную, чем присуждаемые Европарламентом 65.000 Евро. В декабре 1986 года, во время своей самой первой встречи с М. Горбачевым, А.Д. Сахаров вручил ему список четырнадцати политзаключенных, немедленного освобождения которых он потребовал. Сам Андрей Дмитриевич так описал людей, которых он включил в свой список: "Если бы они не жили в обществе, где высказывание независимых идей является серьезным преступлением, то они не попали в однородный список. С общими интересами. Среди них эстонский националист, преподаватель иврита, православный христианин и еврокомунист". Эстонский националист это Март Никлус, преподаватель иврита – Йосеф Бегун, православный христианин – Александр Огородников, ну а еврокомунист – автор этих строк…

Именно с передачи "сахаровского списка" и началось массовое освобождение политзаключенных в СССР весной 87-го года. Сегодня очень трудно судить (тем более, мне самому!) какими именно соображениями руководствовался Андрей Дмитриевич, выбирая из сотен политзаключенных, вся вина которых состояла в "высказывании независимых идей" именно эти четырнадцать имен, а не каких-то других, не менее достойных. Наверное, надо было с кого-то начать, и это был своего рода тест на серьезность намерений Горбачева. А. Д.Сахаров понимал, разумеется, что четырнадцатью именами процесс освобождения заключенных ограничиться не может: либо никто не будет освобожден, либо будут освобождены все. И все же, мы, четырнадцать "сахаровских номинантов", при встречах обсуждали этот выбор и пытались понять, чем он вызван. Представительность? Да, об этом сам А.Д. Сахаров прямо сказал. Но была и еще одна общая черта, которая объединяла столь разных людей. Ни один из нас ни прямо, ни косвенно никогда не призывал к насилию, более того, мы все его решительно осуждали….

Повторю в третий раз: да, Алаа абд эль Фатах – знаковая фигура "арабской весны". Если бы существовала премия Руди Дучке или Даниэля Кон-Бендита, я первый выдвинул бы его на эту премию. Но премия Сахарова – нет, увольте…

В том же заявлении, где снимается кандидатура Алаа абд эль Фатаха, левая фракция назвала и новую кандидатуру на сахаровскую премию. Это председатель фракции, член немецкой партии Ди Линке (Левая) г-жа Габи Циммер. Не сомневаюсь, что у нее много заслуг перед левым движением в Европе. И все же, столь поспешная замена политзека и баррикадного борца "арабской весны" на кабинетного политика в благополучной Европе мне не кажется удачной. Очень похоже, что обжегшись на молоке, теперь дуют на воду. Неужели не нашлось в арабском мире ни одного политика, действительно достойного премии, которая носит имя великого правозащитника?...

Ну что ж, если "брюссельские товарищи" так стесняются, попробую я предложить им свою кандидатуру арабского общественного деятеля на премию А. Сахарова….

Этого человека зовут Кмальаль-Лабуани, я уже написал о нем подробно, не буду повторяться. Скажу только одно: слушая, как он негромким, спокойным голосом отвергает то самое тотальное неприятие Израиля, которым грешат почти все египетские общественные деятели и предлагает абсолютно новый взгляд на проблемы Ближнего Востока, я подумал: да, этого человека Андрей Дмитриевич обязательно включил бы в свой список!

counter
Comments system Cackle