Zahav.МненияZahav.ru

Суббота
Тель Авив
+19+12

Мнения

А
А

Эхо той войны

В Йом-Кипур, среди поста, молитв и под пронзительный звук шофара то и дело приходят мысли о судьбах государства Израиль, и прежде всего о пережитых войнах и той, самой тяжелой – Войне Судного дня.

israel 1973
Фото: Getty Images

В Йом-Кипур, среди поста, молитв и под пронзительный звук шофара то и дело приходят мысли о судьбах государства Израиль, и прежде всего о пережитых войнах и той, самой тяжелой – Войне Судного дня. Дважды в новейшую историю судьба страны была под угрозой. Первый раз сразу после того, как 14 мая 1948 года Давид Бен-Гурион провозгласил государственную независимость, хотя весь ишув насчитывал 600 тысяч человек, и война с превосходящими силами врагов началась в тот же день. Однако Бен-Гурион мыслил исторической перспективой и понимал, что если это решение будет отложено, то шансы на свое государство у еврейского народа могут быть потеряны.

Спустя 25 лет после победы ЦАХАЛа в Войне за Независимость вновь нависла угроза гибели. 6 октября 1973 года, в святой для еврейского народа день, Йом-Кипур, Египет и Сирия одновременно напали на нас с юга и севера. По вине разведки, игнорировавшей факты, а также из-за растерянности лидеров, оказавшихся неготовыми к такому развитию событий, прежде всего премьер-министра Голды Меир и министра обороны Моше Даяна, мы чуть не проиграли войну. Допускало ошибки и высшее военное руководство во главе с начальником генштаба Давидом Элазаром (Дадо).

Ценой больших жертв и предельного напряжения сил победа была достигнута. После войны Голда Меир и Моше Даян вынуждены были уйти в отставку, а Дадо был уволен с поста. Глава военной разведки Эли Зеира после войны так и не смог отмыть каинову печать, обвиненный во всех грехах и лишенный права на прощение.

Как сейчас стало ясно, разведка в изобилии получала информацию об угрозе войны. На юге офицеры писали рапорты о скоплении сотен египетских танков у Суэцкого канала и других военных приготовлениях, однако в Генштабе в Тель-Авиве все эти рапорты попадали под сукно. Там отказывались верить, что Египет может на нас напасть. На северном направлении положение было не лучше. Если на Синае имеются сотни километров буферной зоны в виде пустыни, отделяющие Суэцкий канал от границ Израиля, то на Голанах израильские поселения Иорданской долины и Галилеи от Сирии удалены километров на десять. Тогда молодой офицер разведки Северного округа Хагай Ман, ныне помощник министра Софы Ландвер, своими глазами наблюдал концентрацию сирийской артиллерии и танков у границы. У него не было сомнений, что война вот-вот начнется. Хагай Ман забил тревогу, писал рапорты, но когда их получили в Кирие, его вызвали и сделали выговор за «паникерство», пригрозив с позором отправить в отставку.

Возглавлявший военную разведку Эли Зеира и его заместитель Арье Шалев должны были понять, что война приближается. Они ведь получали полную информацию о передислокации сирийских бронетанковых войск из города Хомса к границе. Прослушивание телефонных линий показало, что туда же продвигаются караваны с продовольственным обеспечением для сирийской армии. Попавший незадолго до этого в плен высокопоставленный сирийский офицер прокомментировал, что если это произойдет, то может означать только скорое начало войны. Эли Зеира и эту информацию выбросил в урну.

Накануне Судного дня глава «Моссада» Цви Замир летал в Лондон, где встречался с одним из самых высокопоставленных израильских агентов для чрезвычайного сообщения. Теперь уже можно опубликовать имя этого агента. Его звали Ашраф Маруан, и он был зятем египетского президента Насера, сам занимал высокий пост в египетском руководстве. Маруан тогда сказал, что 6 октября, в Йом-Кипур, Египет и Сирия начнут войну. Однако Эли Зеира был в плохих отношениях с Цви Замиром, и к этой информации отнесся с недоверием. Более того, Зеира убедил и Даяна, и Голду, и Дадо, что войны не будет, а те ему слепо поверили. Утром в Йом-Кипур слухи о приближении войны продолжались, и Эли Зеира созвал пресс-конференцию, собрав всех военных корреспондентов, чтобы заявить, что война не начнется. Как раз когда он утверждал это, ему принесли записку о том, что египтяне и сирийцы перешли границу…

Из всех лидеров 1973 года в живых остались немногие, но в их числе - Эли Зеира и Цви Замир, который до сих пор не прощает начальника разведки. Конфликт между ними не утихает и уже дошел до суда. Эли Зеира пытается снять с себя ответственность и утверждает, что не поверил Ашрафу Маруану, поскольку тот был двойным агентом. Замир был первым, кто заявил, что тот египтянин был израильским разведчиком, и спустя короткое время Маруан, живший в Лондоне, погиб при таинственных обстоятельствах, упав с балкона своего дома. Вероятно, его ликвидировала египетская разведка, отомстившая за измену.

Даже спустя 41 год Зеира бесцеремонно заявляет, что не он, а другие несут ответственность за провал. Он обвиняет во всем Голду Меир, которая, якобы стремилась к политическому урегулированию и соглашалась на отход от Суэцкого канала, где ЦАХАЛ базировался с 1967 года. Зеира использует тот факт, что большинство представителей его поколения, знавших о его вине, уже ушли из жизни. Те же, кто участвовал в той войне, знают, какую цену пришлось заплатить Израилю - около трех тысяч погибших.

После войны по инициативе Садата и Бегина Израиль и Египет подписали мирный договор. Война Судного дня, увы, не стала последней. Затем мы пережили Первую и Вторую ливанские войны, периодически наблюдаем масштабные военные операции в Газе. Последняя из них, «Несокрушимая скала», проходила в июле и августе, продолжалась 50 дней. Можно ли считать ее последней? В Судный день хочется верить, что это так, но шансы на это невелики.

Каковы же сценарии развития событий? По оценкам руководства ЦАХАЛа, ХАМАС не станет инициировать ракетные обстрелы юга Израиля. Удар, полученный ХАМАСом, был серьезней, чем считают многие израильтяне. Нетаниягу, Яалон и Ганц не скрывают своего разочарования министрами кабинета, имея в виду, прежде всего, Беннета и Либермана, которые еще во время этой операции выразили сомнение, действительно ли армия добивается успеха. Намеками они обвиняли премьера и министра обороны в недостатке смелости, требовали завершить операцию уничтожением ХАМАСа. Однако, анализируя итоги, убеждаешься, что осторожность Нетаниягу и Яалона оправдала себя. Пусть лидеры ХАМАСа не пострадали в операции, но они были поражены тем, что случилось с Газой в результате воздушной и сухопутной операции, ставшей возмездием за ракетные обстрелы. И это при том что ущерб нашему тылу был минимальный, и в этом заслуга «Железного купола». Около 300 тысяч человек в Газе остались без крова и стали беженцами, и это прямой результат действий руководства ХАМАСа. Даже если сейчас против ХАМАСа в Газе и нет прямой критики из-за опасения репрессий, отмечается постепенная дискредитация лидеров.

Начальник генштаба Бени Ганц накануне Йом-Кипура дал развернутое интервью прессе. По его мнению, возобновление военных действий маловероятно. При этом Ганц предлагает не препятствовать восстановлению Газы. Но ответственность за это решение лежит на политическом руководстве. Израиль должен проявить великодушие и гибкость, позволив международным организациям восстановить Газу. Тем самым ХАМАСу не удастся использовать разочарование жителей Газы для усиления враждебности к Израилю.

ХАМАС сегодня ослаблен. Большая часть ракетного арсенала была уничтожена с воздуха, при этом ракеты дальнего радиуса действия сбивались «Железным куполом», а прорытые туннели, считавшиеся стратегическим тайным оружием, были взорваны. В октябре 2014 года создается впечатление, что ХАМАС утратил былую воинственность и не может в обозримой перспективе вернуться к новым военным действиям. Тем более что Египет явно враждебен к этой организации и перекрывает поставки оружия. Вряд ли самостоятельно, с использованием кустарных мастерских, в Газе смогут восстановить свой ракетный потенциал.

На севере положение сложнее. «Хизбалла» на границе продолжает содержать большой арсенал ракет разного радиуса действия, согласно иностранным источникам, их насчитывается около 100 тысяч, в том числе иранского производства и дальнего радиуса действия. По оценкам разведки, они способны нанести удар по любой точке в Израиле. Вопрос в том, станет ли «Хизбалла» инициировать новый круг противостояния, учитывая ситуацию в регионе. По данным израильской разведки, «Хизбалла» не хочет сейчас войны, но, в отличие от ситуации 1973 года, мы продолжаем сохранять бдительность. Поэтому ЦАХАЛ постоянно проводит учения на случай открытия северного фронта.

Положение на сирийской границе, самой спокойной с 1973 года, становится все тревожнее. Опасность представляет уже не сирийская армия, а террористические организации, которые борются с Асадом и захватили приграничную Кунейтру.

Времена меняются: еще два года назад Израиль поддерживал США в борьбе с сирийским режимом, а сегодня ни США, ни Израиль не стремятся к падению Асада. Оппозиционные ему террористические организации, такие как ИГИЛ, если смогут свергнуть Асада, то следующей своей целью наметят Израиль. По этой причине Нетаниягу на прошлой неделе больше говорил с Обамой об ИГИЛ и других террористических организациях, чем об Асаде.

Иранский атом также остается серьезной угрозой, но представляется, что вероятность самостоятельных действий Израиля против иранской угрозы становится все меньше. Мы ждем, как подействуют санкции и чем закончатся переговоры иранского руководства со сверхдержавами.

Сделаем осторожный прогноз – войны в ближайшее время не предвидится. Но нельзя допустить, чтобы военная разведка, которую теперь возглавляет генерал-майор Герци Галеви, сообщала начальнику Генштаба Бени Ганцу (или через пять месяцев - его преемнику) либо премьеру, как Эли Зеира и ему подобные, что войны не будет и преподносила только хорошие новости. После Войны Судного дня 1973 года такое нужно исключить.

Источник: Глобус

Метки:

Читайте также