Zahav.МненияZahav.ru

Воскресенье
Тель Авив
+26+18

Мнения

А
А

Критический взгляд на нового премьер-министра Турции

Вскоре после восхождения Реджепа Тайипа Эрдогана на пост президента Турции подобранный им преемник, Ахмет Давутоглу, получает его прежнюю работу премьер-министра.

Ahmet Davutoglu
Фото: Getty Images

Вскоре после восхождения Реджепа Тайипа Эрдогана на пост президента Турции подобранный им преемник, Ахмет Давутоглу, получает его прежнюю работу премьер-министра. Что предвещают эти изменения Турции и ее внешней политике? В двух словах: ничего хорошего.

В июне 2005 года, когда Давутоглу служил главным советником по внешней политике Эрдогана, я беседовал с ним в течение часа в Анкаре. Две темы этого разговора оставили яркие впечатления.

Он спросил меня о неоконсерватизме в США, как считалось, пользовавшимся тогда большим влиянием. Я выразил сомнение в том, что являюсь членом этой элитной группы, как полагал Давутоглу. Я также отметил, что ни одна из ключевых фигур, принимающих решения в администрации Джорджа Буша мл. (президент, вице-президент, госсекретарь, секретарь обороны и советник по национальной безопасности), не принадлежит лагерю неоконсерваторов, что заставляет меня усомниться в их хваленой власти. Давутоглу ответил завуалированным антисемитским намеком, настаивая на том, что в действительности неоконсерваторы обладают гораздо большей властью, чем признаю я, поскольку они пользуются секретной сетью, основанной на религиозных связях. (У него хватило такта не уточнять, о какой именно религии идет речь.)

В свою очередь, я задал вопрос о целях внешней политики Турции на Ближнем Востоке в эпоху правления Партии справедливости и развития (ПСР), начавшейся в 2002 году, отметив новые амбиции Анкары в давно пренебрегаемом ею регионе. Он признал это изменение, затем предоставил краткий обзор территории от Афганистана до Марокко, отметив особые связи Турции со многими странами. К ним относятся тюрко-говорящие народы (например, в Ираке), наследие Османской империи (Ливан), экономический симбиоз (Сирия), исламские связи (Саудовская Аравия) и дипломатическое посредничество (Иран).

Больше всего меня поразили хвастливый оптимизм и полная самоуверенность Давутоглу, бывшего профессора международных отношений и исламистского идеолога. Он не только подразумевал, что Турция, затаив дыхание, ждала его самого и его грандиозное видение, но также проявил нескрываемый восторг от того, что занял подобающее место, готовый приложить свои академические теории на великом полотне международной политики. (Такая привилегия происходит удивительно редко.) В общем, наш разговор не придал мне ни доверия, ни восхищения.

Несмотря на то, что Давутоглу достиг на удивление многого за прошедшие годы, он служил исключительно в качестве consigliere (итал.: советник мафии) для своего покровителя, Эрдогана. Его послужной список, напротив, свидетельствует о непоследовательной политике и последовательных неудачах, по серьезности граничащих с фиаско. Под руководством Давутоглу отношения Анкары с западными странами практически повсеместно ухудшились, в то время как связи с Ираном, Ираком, Сирией, Израилем, Египтом и Ливией и другими ближневосточными государствами, резко испортились. В довершение всего, турецкая власть испытывает угрозу даже в своей собственной северо-кипрской сатрапии.

Символично, что Турция отдаляется от демократий НАТО, сближаясь с претенциозной китайско-русской группировкой, известной под названием Шанхайская организация сотрудничества. Как с сожалением отметил лидер оппозиции Кемаль Кылычдароглу: "Турция стала одинокой в мире".

Потерпев неудачу на посту министра иностранных дел, Давутоглу - в соответствии с принципом Дильберта - получил повышение и теперь займет головокружительный, но зависимый пост в руководстве ПСР и правительстве. Он столкнется с двумя основными проблемами:

В качестве лидера ПСР в его задачи входит подготовка большой победы на парламентских выборах в июне 2015 г., предназначенной изменить конституцию и превратить полуцеремониальный пост президента в выборный султанат, как того жаждет Эрдоган. Сможет ли Давутоглу привлечь избирателей? Я так не думаю. Более того, я ожидаю, что Эрдоган будет сожалеть о том, что оставил пост премьер-министра, чтобы стать президентом, когда найдет, что его игнорируют, а жизнь в разросшемся президентском "кампусе" скучна.

Заступая на пост 26-го премьер-министра Турции, Давутоглу столкнется с экономическим пузырем, близким к готовности лопнуть, несоблюдением принципа верховенства закона, страной, раздираемой противоречиями, благодаря сеющему распри правлению Эрдогана, враждебным движением Гюлена и разделенной ПСР, и все это в условиях все более исламистской (и, следовательно, взбудораженной) страны. Кроме того, проблемы внешней политики, созданные самим Давутоглу, до сих пор дают о себе знать, особенно чрезвычайная ситуация с захватом заложников в Мосуле Исламским государством.

Давутоглу может оказаться в незадачливой ситуации, напоминающей команду уборщиков, прибывшую в 4 часа утра после бурной вечеринки. К счастью, сварливый и авторитарный Эрдоган уже не занимает ключевую правительственную позицию в Турции, но то, что он оставил страну в нетвердых руках доказавших свою некомпетентность лоялистов, принесет много новых проблем туркам, их соседям и всем, кто желает их стране лучшего.

Перевод с английского И. Эйдельнант

Источник: danielpipes.org

Метки:

Читайте также