Zahav.МненияZahav.ru

Среда
Тель Авив
+19+10

Мнения

А
А

Израиль для начинающих, Или Нюхал ли наш премьер Арафата?

Такое видение Израиля – это не столько вина Быкова и ему подобных заслуженных евреев России – это их беда. А человеку в беде нужно бы помочь. Богоугодное это дело.

11.12.2011
bikov_dmitry
Фото: Wikipedia

На днях мне подарили книгу – сборник пьес Дмитрия Быкова. Живя далеко от него и от его забот и проблем, я мало что про него знаю. Но мне довелось видеть несколько его теле-выступлений, по рассылке получил пару его фельетонов, этого хватило, чтобы сделать вывод, что человек он одаренный, незаурядный. Слышал я, что он не хочет солидаризоваться с Израилем – что ж, его право. В этом смысле у меня к нему никаких претензий нет.

Я принялся читать одну из пьес сборника, с удовлетворением отмечал удачные места, удивляясь тому, что (как пишет сам Быков на задней обложке сборника), успехом эти его драматургические опыты у режиссеров российских театров не пользуются.

И вдруг в кульминационный момент пьесы (когда герои собираются прямо на глазах у потенциальных зрителей произвести тот самый акт, ради которого и написаны все предыдущие сцены и акты), натыкаюсь на монолог, который несомненно вызовет бурный восторг тамошней публики как в обеих столицах, так и в провинции. Меня же этот пассаж весьма огорчил.

Герой (нееврей) говорит героине – последовательнице Моисеева закона: «…Это очень по-вашему, по-еврейски: вы ненавидите все чужие предрассудки, но свято блюдете собственные. Чужую родину можно и нужно высмеивать: ведь мы космополиты! А вашу трогать не смей. Чужую нацию можно и нужно разрушать: ведь мы интернационалисты! А наша священна, мы и браки заключаем только со своими...» 

(Все цитаты – из пьесы "Хьюстон, или Никто никого не любит"; Дмитрий Быков, "Медведь. Пьесы". Москва, "ПРОЗАиК", 2010)

Если для какой-нибудь энциклопедии нужна иллюстрация к вокабуле "антисемитизм" – то вот вам ультимативный образчик.

Можно предположить, что дальше этот персонаж-нееврей получит достойный отпор от более просвещенного собеседника – но этого не происходит, героиня-еврейка сразу после этого вступает с ним в страстную половую связь, а дальше по замыслу автора сама добавляет перлы в том же ключе: "У них бы никогда ничего не получалось, если бы нам самим это не нравилось". И чтобы не возникало сомнений, уточняет, что говорит это, "имея в виду антисемитов".

И сразу вслед за этим ошеломляет героя-нееврея оскорбительным сравнением: "Ты ведешь себя как заправский еврей… Ты прощаешься и не уходишь".

Еще бы реплику о патологической жадности евреев – и все, полный джентльменский набор антисемитских поклепов, почерпнутых из черносотенных анекдотов… 

Можно отпарировать на мои упреки, что автор не отвечает за монологи своих персонажей. Но читая дальше, я убеждаюсь, что патологический, махровый антисемитизм – это религия автора, его символ веры.

Оставим без ответа шпильки Быкова относительно Катастрофы, но в пьесе как само собой разумеющееся, как уже доказанное подается версия клинтоновского секс-скандала: это беспринципная еврейская пара решила в карьерных целях заманить в ловушку президента самой великой державы.

Спасибо, не намекнул на руку Мосада.

Дальше – больше. Героиня узнает, что спецслужбы США по приказу Президента составили на нее досье. Вот ее реакция (ни с того ни с сего, до этой реплики ничего об Израиле вообще не говорилось):

- Теперь я понимаю, почему Израиль чуть не подрался с Ливаном, а русские профукали всю американскую помощь! Потому что президент крупнейшей державы мира вместо того, чтобы заниматься делом, читал досье на спичрайтершу!

За русских пусть вступаются россияне, а я просто в ужасе от того, как Быкову видятся мотивы действий израильских лидеров.

Потом оба героя–антипода, как еврейка, так и нееврей, дают весьма характерную для такого сорта людей оценку происходящего вокруг государства Израиль. Экс-президент читает нотацию молодой субретке: "Если бы ты научилась что-нибудь понимать, - а в Белом доме у тебя было время чему-нибудь научиться, - ты поняла бы, что все зависит именно от галстуков и прочих приятных мелочей".

Героиня (еврейка): То есть Бараку просто не нравится цвет глаз Арафата (пьеса, можно понять, писалась, когда Эхуд Барак был премьером Израиля, а Ясер Арафат еще был жив).

Президент:

- И запах его духов

(оба хохочут).

Да нет, никакой олимпийской объективности здесь нет, автор пьесы самолично запряг в свою телегу антисемитскую лошадку и погоняет ее с охотнорядским гиканьем и присвистом.

Мне уже совершенно неинтересны драматургические достоинства или недостатки пьесы, перипетии и остроты, я вижу перед собой не художественное произведение, а опасный пасквиль, клеветническую пачкотню – на народ, на государство. И написано это человеком, который понятия не имеет ни о еврейском государстве, ни о еврейском народе, не говоря уже об элементарной порядочности, политкорректной чистоплотности. 

Сначала я хотел было ограничиться брезгливым "фе" - но потом подумал вот о чем. Такое видение Израиля – это не столько вина Быкова и ему подобных заслуженных евреев России – это их беда. А человеку в беде нужно бы помочь. Богоугодное это дело.

Про евреев я больше не хочу - может, Быкова в России окружают галутные личности, которые своими поступками, деяниями и речами как-то оправдывают инвективы драматурга. Если это не так – то пусть тамошние евреи с животным антисемитизмом Быкова и разбираются.

Одно несомненно: об Израиле Быков по определению ничего конкретного знать не может.

(Небольшое отступление: у нас, у эмигрантов, поживших ТАМ и ЗДЕСЬ, есть одно большое преимущество перед теми, кто жил только там и кто жил только здесь. К нашим словам следует прислушаться хотя бы поэтому).

Так давайте поговорим об Израиле. Ведь эти люди – как бы ни открещивались от еврейства, как бы ни выкрещивались, в конце концов вполне могут запроситься в наши края.

По причине экономической, по причине "здравоохранительной", по причине реальной угрозы возобновления погромов. Иртеньев, Козаков, кто на очереди? Всякое может быть. На днях с большим огорчением прочел ламентации на нищую старость талантливейшего московского еврея Аркадия Арканова. От сумы, погрома и репатриации отрекаться не стоит. 

И Израиль их всех примет. Вне зависимости от пьес, статей, интервью. За всю историю  нашего сравнительно молодого государства было, если не ошибаюсь, всего полтора случая, когда израильские власти отказали еврею в гражданстве. В 1970-х американцу Меиру Ланскому – Гольда Меир тогда поверила публикациям, что он является одним из крестных отцов мафии. А в 1990-х не впустили Кобзона (это я считаю за полраза). А так пускают всех, принимают всех, прощают и антисемитские высказывания, и антиизраильские.

И многие из ныне брезгующих нами постучатся в наши двери, станут новыми репатриантами. И вот чтобы они не начинали жизнь здесь с нуля (познаний о новой родине), я и расскажу им немного о нашей стране в серии статей под общим заголовком "Израиль для начинающих". Зачем в обаянии милого Диму держать (или он Митя – этот Быков?)

Господа Быковы, послушайте, как на самом деле обстояло дело в отношениях Барака с Арафатом. Не принюхивался наш премьер к Арафату, он обнимал этого архи-террориста, ручкался с ним, и не мешали ему ни его парфюмерия, ни то, что руки вождя в куфье были по локти в еврейской крови.

У нас в Израиле решено: ради мирной жизни для евреев готовы договариваться хоть с сатаной.

Барак мечтал заключить мир любой ценой. Ради этого он пошел очень далеко. Именно президент США Билл Клинтон (как бы прообраз быковского героя, фигура – согласно авторским инсинуациям - пострадавшая в своем Овальном кабинете от еврейского заговора) пачкаться о ближневосточный мирный процесс не хотел. Эхуд Барак умолял его устроить переговоры ему с Арафатом, Клинтон (лидер крупнейшей страны) был занят выяснением отношений со стажеркой, отмахивался. Барак поехал к нему на прием в Белый дом. Застегнув недовольно ширинку, Клинтон выслушал нижайшую просьбу израильского премьера, потом (следуя советам своих спецслужб), нехотя процедил: Ладно, я позволю тебе встретиться с Арафатом в моей загородной резиденции, только есть условие. Израиль должен отказаться от поставки Китаю самого современного самолета-разведчика (хотя ранее был подписан контракт). Об этом рассказала позже посол Израиля в Китае Ора Намир, я сам слышал ее интервью на эту тему по израильскому общественному радиоканалу. И Барак согласился, чем нанес (слова Оры Намир) непоправимый ущерб китайско-израильским отношениям. (Здесь нет сведения политических счетов – Ора Намир партайгенносе Эхуда Барака, до отправления в Китай сама была министром от той же партии Авода).

В мире семь миллиардов людей, каждый из них имеет право меня не любить, не хотеть помочь мне или солидаризоваться со мной. Это их святое право. Но ни у одного из них нет права клеветать на меня. Приписывать то, чего нет, обвинять в том, в чем не грешен. То же самое – в отношении страны.

Свои познания о евреях Быков скорее всего черпает из анекдотов. А об Израиле? Может, его источник – в американском госдепе? Супруга одного из прототипов пьесы Быкова госсекретарь США Хилари Клинтон на днях в очередной раз призвала Египет и Израиль укреплять взаимоотношения. Ее понимание происходящего в нашем регионе в полной гармонии с понятиями российского драматурга.

Про Египет не скажу, а вот призывать Израиль дружить с арабскими соседями – все равно, что призывать девушку получить в подарок от жениха бриллианты, все равно, что убеждать гурмана пообедать в хорошем ресторане, все равно, что насильно принуждать меломана слушать концерт из любимых им произведений в исполнении мастеров мирового класса, все равно что уговаривать одного моего знакомого израильского поклонника быковского таланта распить бутылку водки. Любой намек на то, что Израиль, якобы, не догадывается, что нужно жить в мире и дружбе с соседями, является прямым поклепом, издевательством, надругательством над памятью всех тех невинных жертв террора против Израиля и его мирных граждан, над памятью погибших при защите своего народа солдат ЦАХАЛа (признанного самой нравственной армией в мире). 

Многие не знают в чем истинные коварные замыслы Израиля; они формулируются очень просто: чтобы хотя бы несколько лет было тихо, мирно. С этой целью наш кабинет министров закрывает глаза на многочисленные провокации, каждый раз придумывая оправдания: катюши с Ливана – это не Хизбалла, это мелкая группировка, не будем горячиться. С юга теракт, границу у Эйлата перешли и убили мирных граждан – оставим без ответа, может, еще год удастся прожить без войны. 

"Израиль чуть не подрался с Ливаном"… 

Дорогие наши доброхоты, усвойте вы, наконец, что Израиль не ищет ссор с соседями, не ждет удобного случая - когда президент великой  державы отведет свой строгий  взор от нашего региона и скосит глаза на ножки молоденькой секретарши в Белом Доме - чтобы тут же напасть на одну из соседних стран.

Все обстоит с точностью до наоборот. Нужно очень долго и очень упорно испытывать наше терпение, чтобы последовала ответная акция: годами обстреливать наши города, похищать наших солдат, обстреливать ракетами школьные автобусы, посылать смертников взрываться в наших кафе, в наших учебных заведениях. 

"Израиль чуть не подрался с Ливаном"…  Нет, это же надо. Такое мог написать только полный профан и невежда. Это все равно, как написать, что чемпион мира по боксу в легком весе подрался с дистрофиком. Они могут быть одинаковой комплекции, но боксер драться с хиляком не будет, разве что даст крепкий подзатыльник, если тот будет очень уж напрашиваться. Израиль - держава в своем регионе. После того, как ливанские террористы убили и похитили тела троих израильских солдат на границе, израильскому терпению пришел конец. На экстренном заседании кабинета министров начальник генштаба Дан Халуц изложил свой план действий – за несколько часов разгромить все стратегически важные объекты соседней страны-хулигана: авиа и морские порты, мосты, электростанции, газо- и нефтехранилища, что вернуло бы Ливан на десятки лет в средневековье. Это был самый верный, самый безопасный и самый быстрый способ надолго отучить и Ливан, и остальные арабские страны испытывать наше терпение. Но министр обороны Амир Перец (потом он сам об этом хвастался на общегосударственном радио) выступил категорически против – из гуманных соображений. Наших солдат убили и похитили террористы, зачем же применять коллективное наказание? И его позиция победила. Решили бомбить пустые кварталы, откуда террористы Хизбаллы сразу же сбежали, стали искать их по всему Южному Ливану, неся потери, навлекая на свою голову благородный гнев гуманистов всего мира.

В Израиле идет дискуссия не о том, быть нравственным или безнравственным, воюя со своими смертными врагами, а – оставаться просто нравственными, или быть еще более нравственными, максимально щепетильными - служа примером и светочем всему остальному человечеству в деле расшаркивания, предупредительности, терпимости, сдержанности, соблюдая все мыслимые и немыслимые права террористов и серийных убийц.

Эту особенность Израиля поняли уже все наши соседи арабы; они знают, что еврейского человека с ружьем им бояться нечего.

"Вы ненавидите все чужие предрассудки, но свято блюдете собственные. Чужую родину можно и нужно высмеивать: ведь мы космополиты! А вашу трогать не смей. Чужую нацию можно и нужно разрушать: ведь мы интернационалисты! А наша священна, мы и браки заключаем только со своими..." 

Наши румяные критики, вы не поверите, но самые яростные критики Израиля – сами израильтяне, так что "нашу родину не тронь" – это не про нас, это вы кого-то с нами спутали. В эти самые дни в Израиле идет громкая дискуссия по поводу того, позволительно ли министру культуры учреждать особую премию за произведения искусства, в которых отражен сионизм (в Израиле это – синоним слова "патриотизм"). Около двухсот самых видных деятелей культуры подписали петицию, в которой высказали свое недовольство этим нововведением. Причем, ни один из этих мэтров ни разу не высказал своего неудовольствия каким-либо демаршем против Израиля.

Быкову можно приехать в Израиль безо всякой опаски. Более того – он может здесь  хорошо устроиться: у нас всегда в чести люди, хающие Израиль. Им легче устроить в университеты, им проще добиться получения госпремий, никто не ставит препятствий при поступлении на госсинекуру.

Я могу предположить, что среди читателей найдутся некоторые почитатели Быкова, которые поспешат наброситься на меня с упреками – не спешите, поинтересуйтесь сначала, что думает по поводу моих замечаний сам ваш подзащитный – может, ему понравится этот ликбез, и он не будет иметь ничего против того, чтобы ему открыли кое на что глаза.

Раз уж ему покоя не дает Израиль, раз уж его интересуют евреи как таковые, раз уж у него не возникает творческой эрекции, если он не вспомнит о нашей стране, раз уж, создавая остроты для будущих премьер, он не может обойтись без упоминания нашего премьера – так не помешает его немного ознакомить с нашими реалиями. Пусть он узнает о том, что мы нюхаем и что едим из первых израильских уст, а не из американских сахарных уст, которых не касалась ни одна мужнина сигара.

А если правда – это последнее, что его интересует, то пусть для своих драматургических экзерсисов и прогулок выберет подальше закоулок, пусть лучше по-прежнему показывает Путину фигу в кармане.

Источник: zahav.ru

Читайте также