Zahav.МненияZahav.ru

Четверг
Тель-Авив
+21+12
Иерусалим
+16+9

Мнения

А
А

Почему (опять) поссорились Нетаниягу и Байден

У Иерусалима все активнее требуют ответа на вопрос что будет с анклавом и его населением "на следующий день" после завершения войны в Газе?

13.02.2024
Источник:The Moscow Times
Встреча Биньямина Нетаниягу и Джо Байдена, Израиль, 18 октября 2023 года. Фото: GPO / Haim Zach

Операция Армии обороны Израиля (ЦАХАЛ) в секторе Газа "Железные мечи", ставшая ответом на агрессию террористов из ХАМАСа", устроивших безжалостную резню жителей приграничных израильских населенных пунктов 7 октября 2023 года, идет уже более четырех месяцев.

На момент написания этой статьи ЦАХАЛ в целом завершил слом более 60% мощной, разветвленной и глубоко эшелонированной по горизонтали и вертикали инфраструктуры военного крыла ХАМАСа, вывел из строя примерно половину из 40-тысячного "войска" ХАМАСа и перешел в ряде районов сектора к фазе зачистки конкретных очагов сопротивления террористов.

Палестинское государство: вернулась ли тема?

Очевидно, что несмотря на циркулирующие в информационном сообществе слухи, о постепенном сворачивании Израилем военных действий в Газе речь на этом этапе не идет. Целью по-прежнему остается возращение захваченных террористами 7 октября израильских заложников. И надежды израильтян на "силовой вариант" решения этой проблемы, судя по одному из недавних опросов, существенно превышают их веру в достижении этой цели дипломатическим путем, который предполагает освобождение всех заключенных в израильских тюрьмах палестинских террористов, - 56% против 24%. А также полный демонтаж исламистского фундаменталистского режима в секторе и ликвидация возможных террористических угроз оттуда в долгосрочной перспективе. И на меньшее, согласно тем же опросам общественного мнения, израильтяне сегодня не согласны.

Менее очевиден ответ на другой критический вопрос, которого у официального Иерусалима все активнее требуют партнеры и союзники Израиля, и прежде всего - администрация США: что будет с анклавом и его населением "на следующий день" после завершения войны в Газе. Отсутствие у главы израильского правительства Биньямина Нетаниягу внятно сформулированной позиции на этот счет сильно раздражает Вашингтон, хотя в Белом доме и отрицают, что разногласия президента Джо Байдена с Нетаниягу могут привести к пересмотру условий предоставления Израилю военной помощи.

Подписывайтесь на наш телеграм-канал: zahav.ru - события в Израиле и мире

Ситуация вызывает опасения не только у оппозиции, но и у части членов правящей коалиции, включая некоторых членов "кабинета войны" (расширенный состав правительства, руководящий военной операцией). Медиа широко цитируют недавнее высказывание министра обороны Йоава Галанта: "Отсутствие политических решений (по поводу будущего сектора Газы и соглашения об освобождении заложников) может нанести ущерб ходу военной операции".

Камень преткновения - требование США после завершения операции ЦАХАЛа передать контроль над сектором Газа изгнанной оттуда исламистами в 2007 г. Палестинской национальной администрации во главе с лидером ФАТХ (ядра Организации освобождения Палестины - ООП) Махмудом Аббасом. А восстановленное таким образом "палестинское единство", согласно американскому видению, создаст условия для быстрого создания палестинского государства, что по мнению команды Байдена, остается единственным реальным путем завершения палестино-израильского конфликта.

Но Нетаниягу еще в конце декабря публично пообещал не допустить реализации такого сценария. Его, в общем, справедливая, идея, которую в Израиле и мире разделяют очень многие, - в том, что коррумпированный и разложившийся режим "светских палестинских националистов" в Рамалле, порождение уже явно исчерпавших себя палестино-израильских "соглашений Осло", уже давно стал (или всегда был) сутью, а не решением палестинской проблемы, то есть угрозой безопасности Израиля . И потому возвращать в общественный и дипломатический дискурс тему палестинского государства и тем более привлекать Рамаллу к решению проблемы Газы - не то что непродуктивно, а даже бессмысленно.

На первый взгляд, израильский премьер ломится в открытую дверь. В представлениях Байдена, партнером Израиля в этом проекте должна стать не ПНА в ее нынешнем виде, с израильскими оценками неэффективности и слабости которой в Вашингтоне, похоже, вполне согласны. Президент США и его администрация говорят об "обновленном" палестинском государстве, от Рамаллы ожидают глубоких управленческих реформ, отказа от антиизраильской пропаганды, прекращения выплаты субсидий заключенным террористам и возвращения к столу переговоров с Иерусалимом с намерением договориться, а не продолжать затягивать буксующий уже 16 лет переговорный процесс.

Байден пошел даже дальше, заявив, что схема "двух государств" может иметь разные выражения, предложил обратить внимание на наличие в ООН "стран, которые не имеют собственных вооруженных сил". Иными словами, речь идет о "палестинском государстве - минус", идее, очень близкой к концепции "разоруженного палестинского государства" самого Биньямина Нетаниягу, согласие на создание которого он дал в известной Бар-Иланской речи летом 2009 г.

Еще одним положительным аспектом в этой связи выглядят усилия США по поиску "ответственного взрослого", способного взять на себя непростую миссию управления и восстановления сектора Газы после свержения там власти радикальных исламистов. Поскольку ни сами США, ни Евросоюз, ни НАТО на эту роль пока не соглашаются, их естественным адресом являются устойчивые ближневосточные государства.

О некоторых подвижках в этом направлении стало известно две недели назад, когда госсекретарь США Энтони Блинкен проинформировал министра иностранных дел Израиля Исраэля Каца, что не только Саудовская Аравия и ее союзники по проамериканскому блоку - Иордания и ОАЭ, не менее Израиля заинтересованные в уничтожении проиранских радикальных исламистских движений и режимов и недопущении их возрождения в будущем, но и партнер Ирана - Катар и даже Турция согласились начать обсуждение послевоенного устройства Газы. А поскольку прямое внешнее управление, осуществляемое чужими субъектами, пусть даже и арабами и мусульманами, для местного населения может быть неприемлемым, необходима "легитимная прокладка" в лице "своего режима", в чем, в обмен на немалые экономические и дипломатические дивиденды, и будет состоять роль "обновленного палестинского государства".

Это вполне совпадает и с внутриполитическими интересами Байдена и его Демократической партии, где думают о 5 ноября 2024 года, когда граждане США определят личность хозяина Белого дома, а также половину состава Палаты представителей и треть Сената США. Противостоять республиканцам, с их доминирующими произраильскими настроениями (что, впрочем, характерно и для мейнстрима демократов), и прежде всего - кандидату от Республиканской партии, которым скорее всего вновь будет Дональд Трамп, на поле внешнеполитической повестки дня, немаловажной части предвыборной кампании, им непросто.

"Я не пойду на компромисс"

Биньямин Нетаниягу на базе ЯМАМа после освобождения заложников, 12 февраля 2024 года. Фото: GPO / Kobi Gideon

Огромным бонусом в этом плане стало бы завершение идущего уже много месяцев под патронажем США и замороженного событиями 7 октября, но не снятого с повестки дня процесса нормализации отношений Иерусалима и Эр-Рияда - если частью этой сделки станет урегулирование (или убедительная декларация намерений урегулировать) "палестинской проблемы" . А вслед за этим - фактическое завершение арабо-израильского конфликта в его классических формах и движение по пути создания оборонного альянса США, Израиля и умеренных арабских режимов саудовского блока (т. н. "Ближневосточное НАТО).

Фото на лужайке перед Белым домом короля или наследного принца Саудовской Аравии, премьер-министра Израиля и президента США на церемонии подписания договора об установлении дипломатических отношений между ближайшими региональными партнерами Соединенных Штатов может прилечь к Байдену немалое число колеблющихся "независимых" избирателей. А также успокоить членов радикально-левого (либерально-прогрессистского) крыла демократов, которых раздражает бескомпромиссная поддержка еврейского государства в этой ближневосточной войне.

Все это, по американской логике, настолько должно соответствовать интересам израильского руководства, что Байден, разговаривая с Нетаниягу по телефону 19 января, вынес из расплывчатых ответов собеседника ощущение, что тот не отвергает возможности создания палестинского государства в какой-то устраивающей всех форме. Надо полагать, тем большим разочарованием для президента стал последовавший на следующий день твит премьер-министра Израиля, который практически не оставляло места для интерпретаций: "Я не пойду на компромисс в отношении полного израильского контроля безопасности над всей территорией к западу от [реки] Иордан, пусть это и противоречит идее палестинского государства".

Уровень раздражения Белого дома демаршем израильского премьер-министра показало появление в последний день января в издании Axios, а затем широко распространенное мировыми медиа, информации, где со ссылкой на Госдепартамент США утверждалось, что Вашингтоне взвешивают идею признать после окончания войны палестинское государство в одностороннем порядке. То есть, демонстрируют готовность сделать то, от чего американцы и многие их европейские союзники всегда принципиально воздерживались, полагая, что такое решение должно быть итогом прямых переговоров израильтян и палестинских арабов. Правда, пресс-секретарь Госдепа Матт Миллер в то же день заявил, что речь шла о декларации общей принципиальной позиции всех американских администраций - создание независимого палестинского государства, наряду с гарантиями безопасности Израиля, - и на этом этапе ревизии не предполагается. Но намек (к которому присоединились и в Великобритании) был более чем прозрачен.

Причины, по которой глава израильского правительства пошел на обострение и так непростых отношений с президентом государства - ближайшего стратегического союзника Иерусалима, без поддержки которого Израилю было бы крайне непросто вести нынешнюю войну практически на четырех-пяти фронтах, очевидны. В наименьшей степени речь идет о разделяемом Нетаниягу (и далеко не только им) идеологическом видении, в соответствии с которым появление независимого палестинского государства будет представлять экзистенциальную угрозу для Израиля.

В данном случае угроза, что в Рамалле поспешат использовать благоприятную для них ситуацию, не слишком велика. В руководстве ПНА прекрасно понимают, что принять нынешнюю американскую схему "обновления" своего режима будет означать самоликвидацию выстроенной покойным главой ООП Ясиром Арафатом системы бесконечного "гибридного конфликта" с Израилем и коррупционного механизма аккумуляции и распределения беспрецедентной международной помощи и внутренних ресурсов, слегка замаскированной под "палестинское государство в пути".

И потому, регулярно обвиняя Израиль во всех мыслимых и немыслимых преступлениях против прав палестинского народа на самоопределение, лидеры ООП делают все возможное, чтобы максимально оттянуть момент завершения столь удобной для них "сионистской оккупации". Равно как и свое превращение из заметных в мире (и очень состоятельных) политиков в лидеров маленького, нищего и никому не интересного государства "третьего мира".

Частью той же тактики являются усилия Рамаллы обставить попытки "повесить" на нее ответственность, пусть даже формальную, за послевоенное устройство Газы длинным списком невыполнимых условий, постностью обессмысливающих этот проект. Например, требование к Израилю немедленно уйти к т. н. "границам 1967 года", разделить Иерусалим, ликвидировать все еврейские населенные пункты Иудеи и Самарии и согласиться на "возвращение" в Израиль миллионов лиц, именующих себя "палестинскими беженцами".

Так что Нетаниягу можно не беспокоиться - наследники Арафата справятся сами, и израильский премьер понимает это не хуже других. Мотивы его неуступчивости следует искать на поле внутренней политики, причем дело далеко не только в опасении Нетаниягу, что даже символическая и необязывающая поддержка идеи создания палестинского государства обрушит радикально-правый фланг его и без того раздираемого противоречиями правительства. Главное для него здесь иное.

Большинство израильских евреев также крайне скептически относятся к способности лидеров ПНА/ООП, с трудом контролирующей арабские анклавы в Иудее и Самарии (на западном берегу Иордана) управлять еще и Газой. И подозревают, что итогом может быть обратный сценарий: захват палестинскими исламистами власти в дополнение к Газе еще и в "домене" Махмуда Аббаса. Не говоря уже о том, что за 30 лет, прошедших с подписания "соглашений Осло" между Израилем и ООП, подавляющее большинство израильтян успели глубоко разочароваться в самой идее разрешения конфликта с палестинскими арабами по модели "два государства для двух народов".

И сейчас, согласно опросу Израильского института демократии, лишь треть (35%) евреев-израильтян согласились с мнением, что Израилю имеет смысл принять план "двух государств" в обмен на продолжение помощи от США, в то время как более половины (52%) были решительно против такой идеи, причем среди правого фланга избирателей как коалиционных, так и оппозиционных партий таких было более двух третьих. (Среди израильтян-арабов расклад был иным - 55% за двухгосударственное решение, 27% против). Неудивительно, что Нетаниягу, на которого примерно ¾ израильтян возлагают прямую ответственность за стратегические и оперативные решения, приведшие к катастрофе 7 октября, и полагают, что он должен уйти в отставку либо прямо сейчас, либо сразу после войны, увидел в общественных реакциях на предложения Белого дома шанс спасти свое политическое реноме.

Поскольку досрочные выборы в Кнессет после этой войны, когда и чем бы она ни завершилась, по мнению большинства выглядят практически неизбежными, Биньямин Нетаниягу, по сути, уже сейчас ведет избирательную кампанию под лозунгом "только я способен противостоять американцам и арабам, которые желают вновь навязать Израилю палестинское государство на Западном берегу и в Газе".

Планы на послезавтра

Израильский танк в секторе Газа. Фото: пресс-служба ЦАХАЛа

Однако Нетаниягу сможет если не "обнулить", то хотя бы спрятать в тени проблемы "экзистенциальной угрозы Израилю в случае создания палестинского государства" свой имидж автора столь драматично рухнувшей "доктрины сдерживания" и долгосрочного режима неофициального "мирного сосуществования" Израиля и ХАМАСа ("управления кризисом в Газе без управления сектором") лишь при двух условиях. Сделать "палестинский вопрос" главной темой избирательной кампании, и особенно - убедить избирателей в наличии у Нетаниягу "эксклюзивного решения" вопроса. (Те, кто говорят о "дне после Нетаниягу", говорят о создании Палестинского государства во главе с ПНА.)

Несмотря на мощную, хорошо смазанную пропагандистскую машину правящей партии "Ликуд", сделать и то, и особенно другое им будет крайне непросто. Провал сгоревшей в пламени "интифады Аль-Акса" (инспирированной ПНА Арафата и поддержанной исламистами мощной волны антиизраильского террора 2000-2004 гг.) идеи "палестинского государства, живущего в мире и сотрудничестве рядом с Израилем", не только годами эксплицитно и нередко намного жестче, чем это делал Нетаниягу, акцентировался его конкурентами за голоса правой части политического спектра. По большому счету, и в левоцентристских кругах, несмотря на их сохраняющуюся формальную приверженность концепции "два государства для двух народов", считают эту идею сегодня нерелевантной и полагают возможным вернуться к ней не ранее, чем в Рамалле "будет с кем и о чем разговаривать".

Так что о большем, чем необязывающий электоральный символ, который может сработать, а может и нет, речь сегодня вообще не идет. На практике почти все понимают, что ни схема "соглашений Осло", в которую продолжают верить остатки израильского левого лагеря, ни надежда наиболее правых еврейских избирателей на распространение израильского суверенитета на все территории, занятые Израилем в ходе Шестидневной войны 1967 года, не имеют сегодня значительных шансов.

Одной из немногих реальных опций, после отказа Махмуда Аббаса в 2008 г. принять максимально щедрые и, едва ли не вступающие в противоречие с интересами безопасности и сохранения национальной идентичности еврейского государства мирные предложения тогдашнего премьер-министра Израиля Эхуда Ольмерта, остается политика геостратегического статус-кво между рекой Иордан и Средиземным морем. Что в целом и происходило все последующие полтора десятилетия, и в отношении Западного берега может какое-то время происходить и дальше.

Только сектор Газа сегодня явно выпадает из этой схемы, там "статус-кво" - это сохранение в том или ином виде власти ХАМАСа, что после 7 октября стало решительно невозможным. Это возвращает нас ко все тому же сакраментальному вопросу - что да делать с сектором Газы, когда военное крыло ХАМАСа будет окончательно разгромлено, а его властно-управленческая структура - демонтирована. О чем и в израильском обществе, и в его военных и политических кругах консенсуса пока не намечается.

Так, министр обороны (и один из главных оппонентов Биньямина Нетаниягу в правительстве и правящей партии "Ликуд") Йоав Галант говорит о "разделении труда" между Израилем (обеспечение безопасности на территории сектора Газа) и международными партнерами, которые вместе с Израилем будут отстраивать сектор, а в дальнейшем "особая роль" в жизни анклава будет принадлежать Египту. План Галанта предполагает наличие специального органа, который будет управлять сектором от имени палестинских арабов. Агентство AP отмечает, что идея Галанта о "создании палестинской администрации Газы, при ведущей роли Израиля, резко отличается от призывов США отдать территорию под контроль "обновленной палестинской администрации".

Близкой к идеям Галанта оказалась позиция лидера оппозиции, возглавляющего левоцентристскую партию "Еш Атид" ("Есть будущее") Яира Лапида: передавать Газу Палестинской автономии в ее нынешней форме антисемитской, подстрекательской и неэффективной структуры непродуктивно, но это не означает отказа от использования в секторе гражданских механизмов палестинской автономии.

Иную позицию, по схеме "зачистить и уйти", представил глава светской правой оппозиционной партии "Наш дом - Израиль" (НДИ), бывший министр обороны и министр финансов Авигдор Либерман. Израилю, по его мнению, следует создать трехкилометровую буферную зону, оставляя себе при этом оперативную свободу действий - так же, как в Иудее и Самарии, иметь возможность "зайти в любую точку анклава и задержать того, кто нам нужен, или разрушить то, что нужно". В социальном и гражданском смысле размежевание Израиля с сектором Газы должно быть окончательным - пограничные переходы закрыты, а поставки воды, электричества и передача любых товаров и услуг (как это происходило все 18 лет после ухода израильтян из сектора) - прекращены. А административный и полицейский контроль над Газой, а также руководство его гуманитарной, экономической и социальной сферой, согласно Либерману, должен осуществлять Египет (единственный, по его мнению, кто может управлять в анклаве) - или любая другая сторона, но не Израиль. Палестинскую администрацию Либерман в таком качестве также не рассматривает в принципе.

Третья опция - "зачистить и остаться" - популярна в наиболее правом сегменте израильского политикума. Там полагают, что ни присутствие в секторе "третьей силы", ни спорадические рейды ЦАХАЛа в Газу для ликвидации террористических ячеек - чем Израиль, в сущности, и занимается на Западном берегу в последние два десятилетия после проведения там на прике волны террора начала 2000-х гг. операции "Защитная стена" - для обеспечения приемлемой безопасности израильского юга и центра страны будет недостаточно. В изложении одного из лидеров блока крайне правых фракций "Религиозный сионизм", министра финансов Бецалеля Смотрича, "такая маленькая страна, как наша, не может себе позволить реальность, в которой в четырех минутах от наших поселений находится очаг ненависти и террора, где проживают два миллиона человек, которые каждое утро встают с желанием уничтожить Государство Израиль и с желанием убивать и насиловать евреев, где бы они ни находились". Потому, считают сторонники такого видения, единственной гарантией того, что Газа более никогда не станет источником угрозы для еврейского государства, может стать не только долгосрочный военный контроль, но и прямое управление Газой.

Остается неясным, чего же сегодня хочет, за исключением продолжения собственной политической карьеры, сам Нетаниягу. В информационном пространстве циркулируют различные идеи, которые в той или иной мере выглядят изложением, развитием или комбинацией упомянутых трех базовых опций. Из последних по времени стал некий "секретный план", якобы, разработанный Израиле "группой близких к главе правительства бизнесменов" и уже представленный неназванным официальным лицам в руководстве США.

Согласно опубликованным обозревателем The Jerusalem Post Беном Каспитом параметрам этого плана, на первом этапе полный контроль над сектором Газа будет находиться в руках израильской военной администрации, которая также будет оказывать необходимые гражданские услуги населению и контролировать распределение гуманитарной помощью в "переходный период". На втором этапе Израиль, сохранив за собой право проводить операции по обеспечению безопасности в секторе Газа, передаст гражданское управление органу, состоящему из палестинских арабов, не связанных ни с ХАМАСом, ни с командой главы Палестинской автономии Махмудом Аббасом.

На этом же этапе к процессу сможет подключиться "международная арабская коалиция" стран саудовского блока, которая будет действовать в рамках более широкого соглашения регионального урегулирования, включая содействие созданию "новой (она же, вероятно, „реформированная") Палестинской администрации". И в случае, если эта администрация сможет убедить субъектов этого плана в своей эффективности, будут проведены обширные реформы управленческих структур, служб безопасности и системы образования в Иудее и Самарии. Если и эти действия, на которые план отводит от двух до четырех лет, пройдут удачно, Израиль признает "разоруженное" палестинское государство в четко очерченных границах и рассмотрит возможность передачи этому государству дополнительных земель, на которых развитие еврейского поселенчества не планируется.

Читайте также

Нетаниягу, согласно тем же источникам, план в принципе поддерживает, но предпочитает открыто не иметь к нему отношения. Ему приходится учитывать настроения в собственном лагере, где популярно мнение не только долгосрочного возвращения Израиля в Газу, но и восстановления там еврейских поселений, ликвидированных в 2005 году плана "одностороннего размежевания" с палестинскими арабами Ариэля Шарона. По данным опроса, проведенного по заказу 12 канала ИТВ, такую идею поддерживают 66% избирателей блока Нетаниягу, и лишь 24% выступают против, в то время как воссоздание там еврейских поселений с среднем по стране, поддерживают 38%, а среди сторонников оппозиционного блока - только 13%, а не согласных с этой идеей, соответственно, 51% и 80% опрошенных.

Похоже, что на этом этапе речь, скорее всего, идет не более чем о пробном шаре. Ни на что другое "план бизнесменов", как и иные программы такого рода, при наличии там такого числа мало приемлемых для постарафатовского истеблишмента ПНА предварительных условий и допущений сомнительной реалистичности, почти не годятся.

Иными словами, дипломатическое, как, впрочем, и внутриполитическое продолжение всей этой истории - следует.

А ЦАХАЛ продолжает свою работу.

Комментарии, содержащие оскорбления и человеконенавистнические высказывания, будут удаляться.

Пожалуйста, обсуждайте статьи, а не их авторов.

Статьи можно также обсудить в Фейсбуке