Zahav.МненияZahav.ru

Четверг
Тель-Авив
+25+18
Иерусалим
+24+14

Мнения

А
А

Как мы дошли до этого? Куда пойдем теперь? (Часть 3)

Будущее Израиля зависит не от смены отдельных руководителей после войны, а от честности самоанализа партии, ведущей за собой все правые силы.

10.12.2023
Фото: Марк Исраэль Салем

Пошел третий месяц войны с ХАМАСом. Хотя ЦАХАЛ, судя по всему, должен разгромить врага, это не позволит нашему обществу забыть чудовищный провал, из-за которого погибли тысячи израильтян и более двухсот человек оказались в руках террористов. Нам требуется не столько анализ отдельных военных просчетов, сколько переосмысление стратегии развития еврейского государства. А "неадекватная" реакция за рубежом на справедливое возмездие, настигшее головорезов ХАМАСа, говорит о том, что в ТАКОМ мире Израиль и в будущем не ждет спокойная жизнь. И этот мир не изменится, пока мы повторяем бессмысленные ламентации о нашем "неумении вести информационную войну".

Кто виноват и что делать?

Люди делятся на тех, кто ищет истину, и на тех, кому важен личный комфорт. Тем, кому вредно волноваться, стоит придерживаться конспирологических версий о том, что атака ХАМАСа 7 октября удалась из-за плохой работы военной разведки и ШАБАКа или в результате разложения страны какими-то внутренними врагами. Да, Израиль был охвачен демонстрациями против "судебной реформы", к которым присоединились некоторые резервисты ЦАХАЛа. Но именно эти люди - особенно летчики - перемалывают сегодня банды ХАМАСа в Газе. А правоту демонстрантов, протестовавших не против мифической "реформы", но против неизбежного после этих "новшеств" усиления ультраортодоксов, подтверждает сегодняшнее эгоистичное, корыстное поведение фракций "Яадут ха-Тора" и ШАС при обсуждении госбюджета. Они отвергают предложения о переводе всех финансовых ресурсов для нужд обороны, помощи израильтянам, пострадавшим от ракетных обстрелов, и требуют перевода их избирателям денег, которые указаны в коалиционных соглашениях!

Что касается израильских спецслужб, то они подчиняются премьер-министру, а не наоборот! Главная причина "слепоты" наших разведывательный структур, якобы не доложивших главе правительства об опасных приготовлениях хамасовцев, - маниакальная приверженность Нетаниягу свой "концепции". В "Ликуде" и правительстве уже давно никто не возражает лидеру, потому что после этого придется покинуть коридоры власти. Где сейчас "слишком" самостоятельные Бегин, Меридор, Фейглин, Хотобели, Узи Даян? Военные деятели тоже не любят внезапных отставок. Министр обороны Галант уже в начале этой каденции был уволен премьер-министром, а затем возвращен на этот пост. Можно представить, что руководители израильских спецслужб, видя непонятно благодушное отношение Нетаниягу к ХАМАСу, не хотели раздражать босса, доказывая, какая опасность исходит от этого соседа Израиля!

Еще об ответственности. Мы помним, как после блиц-операций в Газе именно Нетаниягу бодро сообщал гражданам Израиля, что основные задачи ЦАХАЛ выполнил, что проблема туннелей решена, что инфраструктуре террора нанесен непоправимый ущерб. Теперь же огромные силы ЦАХАЛа третий месяц воюют в секторе Газы и конца войне не видно. Понятно, что Нетаниягу, как обычно, хвастал и врал - а в это время ХАМАС тренировал своих головорезов, завозил в Газу ракеты и вырыл 500 километров тоннелей! Так что, национальному лидеру не надо малодушно валить вину на других: ответить за провал и потери должны и он, и подхалимы-генералы.

Подписывайтесь на телеграм-канал zahav.ru - события в Израиле и мире

Но для предупреждения в будущем таких катастроф недостаточно после войны создать независимую комиссию по расследованию, сместить одно правительство и заменить его другим. Можно подумать, потенциал нашей оппозиции внушает оптимизм! Где были Лапид, Беннет, Ганц, Саар, Либерман, когда Израиль двигался к трагедии? Они молчали или критиковали ненавистного им Нетаниягу, но не говорили об экзистенциальных проблемах еврейского государства!

Судный день национального лагеря

Военным провалам сильных государств обычно предшествуют немало конкретных ошибок, но главной причиной катастроф становятся ошибочные национальные лозунги, порочная стратегия развития таких стран.

Израиль появился на карте в 1948 году. Поначалу для израильского политического строя была характерна монополия Рабочей партии. С 1977 года с небольшими перерывами страной правит "Ликуд". Тем не менее, во всех неудачах эта партия всегда винит левых! Наши левые давно деградировали, так как забыли свои традиционные задачи. "Авода" и МЕРЕЦ превратились в маленькие маргинальные партии, которые уже не всегда преодолевают электоральный барьер.

Но "Ликуд", много лет побеждающий на выборах и оглушающий страну хвастовством своего лидера, поставил под вопрос существование еврейского государства. Поэтому будущее Израиля зависит не от смены отдельных руководителей после нынешней войны, а от глубины и честности самоанализа партии, ведущей за собой все правые силы. Сегодняшняя война с ХАМАСом - это Судный день национального лагеря.

В 1960 году выдающийся сионист, писатель и мыслитель Юлий Марголин опубликовал серию статей, посвященных 20-летию со дня смерти Зеэва Жаботинского. Марголин всегда считал себя его последователем. Пройдя через ужасы ГУЛАГа (об этом рассказывает его знаменитая книга "Путешествие в страну зека"), он никогда не питал иллюзий относительно социализма. Либеральный Запад и левый Израиль не любили Марголина за разоблачение сталинизма. Но почему правая израильская партия никогда не пыталась ознакомить своих последователей с публицистикой (Марголин писал по-русски) этого замечательного деятеля? Ответ прост: потому что еще в начале 1960-х Марголину было ясно, что правые в Израиле не имеют никакого права называть себя продолжателями дела Жаботинского. Его аргументы сегодня становятся только актуальней!

Прежде всего Марголина возмущало то, что вместо сионистского движения, представлявшего евреев всего мира, израильские правые создали партию "Херут" на основе подпольной боевой организации. Как отмечает Марголин, у Жаботинского не было ненависти к социализму - он относился к нему с пониманием, а ревизионистскому движению прививал терпимость. Среди его сторонников находилось место обладателям любых взглядов. Нападки же израильских правых на "большевиков" были порождены не принципиальностью, а политической конъюнктурой. (Поразительна прозорливость Марголина! Ставка Бегина на нищих восточных евреев объяснялась не желанием учить их капитализму, а стремлением получить сотни тысяч голосов! Они и достались ему в 1977 году. Сегодняшний стиль дележа госбюджета правительством "рыночников" - это не капитализм, а самый отсталый социализм!).

Местечковая ограниченность, нетерпимость, как показывает Марголин, привели к падению культурного уровня израильских правых. Если раньше в сионистском движении блистали писатели, ученые - Герцль, Нордау, Вейцман, Жаботинский, то в нынешнем правом лагере уже нет таких фигур!

Просто не веришь своим глазам, когда читаешь высказывания Марголина об отношении к религии "постжаботинских" правых! Он отмечает, что "Жаботинский не был религиозным человеком, хотя и умел жить в ладу с религиозными и оказывать им уважение, не отождествляя себя с ними". Теперь же "из партии вышли люди открыто и принципиально светские и воцарилась в ней атмосфера религиозно-мистического национализма. Принцип "хад-нес" охранял движение Жаботинского при его жизни от уклона влево, к марксизму-ленинизму, и вправо, к традиционно-религиозному миросозерцанию, и только после его смерти партия "Херут" стала открыто правой партией, где ТАНАХ низведен до роли партийно-политического документа, доказывающего право Израиля на все, что обещано ему Богом. Рационализм Жаботинского уступил место чувству, не всегда искреннему и часто противоречивому, неумолимая логика - напыщенной декламации, последовательный национализм - религиозности, которая часто не более как поза. И когда в ответ мы слышим, что нельзя разделять сионизм и религиозность, ибо в основе это - то же самое, то мы вспоминаем, что так же точно отвечали наши левые, для которых сионизм и социализм были и остаются неотделимы".

Выпускник европейского университета, Марголин разделял отношение Жаботинского к культуре как к сфере не подавляемой свободной мысли, единственного противовеса тоталитаризму. По его убеждению, Жаботинский никогда не допустил бы в правом лагере "того тоталитарного режима, который фактически изгнал из рядов "национального движения" интеллигенцию и сделал невозможным участие в нем для каждого самостоятельно мыслящего человека. Нельзя называть именем Жаботинского движение, в котором нет места писателям, ученым, мыслителям, нет элементарного понимания того, что такое идея и ее функции в общественной жизни... Универсальность культурного сознания, широкая перспектива уступила место равнодушию, когда стали раздаваться голоса: "Что нам культура Запада, еврейский народ стоит выше ее или вне ее, у нас собственные культурные сокровища, без связи с мировой историей". Таким образом исчез тот универсальный горизонт, который во времена Жаботинского еще не совсем был потерян из виду. "Что нам гоим, их споры, их проблемы и их дела?" - эта позиция, корни которой в средневековье и отверженном существовании гетто, характерна для части еврейских ортодоксов, но когда она проникает внутрь национального движения, то ведет к устрашающей культурной бедности и бесплодности.


"Основная ошибка здесь снова заключается в отходе от здоровой позиции Жаботинского. Жаботинский не был "оппозиционером" и не соперничал с другими партиями. Он установил определенные позитивные цели, к которым должен стремиться сионизм, установил дорогу к этой цели - военное и национальное воспитание молодежи, политическое давление, не останавливающееся перед "нелегальностью", делал то, чего не делали другие… Легче было держаться старых слов, чем мыслить по-новому в новых условиях."


"В эпоху Вейцмана позволялось мечтать, надеяться на то и се, начиная с еврейского государства и кончая мировой революцией, но дело было не в чувствах, движение в целом делало реальную политику по известным рецептам, строило Гистадрут, собирало деньги на фонды… Постжаботинский национализм после 1948 года весь погряз в сфере чистой эмоциональности, весь ушел в декларации и протесты... "


"Двадцать лет после смерти Жаботинского мы можем сказать, что он похоронен дважды".


"Сионизм неистребим в еврейском народе, пока существует, с одной стороны, галут, а с другой - Эрец Исраэль. Сионизм в духе Жаботинского означает национализм без мелочности, без атмосферы политического бизнеса, без фанатизма и сектантства, но интегральный, охватывающий все концы еврейского рассеяния идеей служения народу. Источники еще не иссякли и еще довольно крови в жилах нашего народа. Неважно, будут ли называться люди, которые снова внесут дух Жаботинского в массы, его "учениками" или "внуками". Достаточно, чтобы они были его братьями по духу, из той породы смелых, внутренне-свободных и вечно-молодых, которая одна в состоянии поднять сионизм к новым высотам".

Честно говоря, даже страшно перечитывать эти слова - столько в них правды и безжалостных оценок того политического лагеря, который многие израильтяне считают единственно возможным в нашей стране! Но вспомним: о каких трех компонентах сионизма говорилось после возрождения еврейского государства?

Оборона. Тут, как точно заметил Марголин, преобладают эмоции, а не дела. Не может чувствовать себя в безопасности страна, в которой министры проповедуют освобождение части молодежи от службы в армии. Это стало ясно 7 октября.

Алия. Эта тема давно не является у нас приоритетной. Новые репатрианты нужны уже упоминавшейся категории министров для отработки искусства сыска и для перекрытия допуска в Израиль "подозрительным" и "некачественным" евреям.

Поселенчество. В этой области тоже доминируют эмоции и высокопарная болтовня. Формально идеология национального лагеря - неделимая Эрец-Исраэль. Но на деле из-за "правого" правительства территория еврейского государства существенно сократится, так как тысячи жителей приграничных населенных пунктов эвакуированы и в обозримом будущем не вернутся в брошенные города и деревни!

Сионизм должен объединять евреев всего мира. К сожалению, флагман национального лагеря последовательно сводит свою пропаганду к тому, что левые недостаточно патриотичны и готовы к сделкам с террористами! Слово "левый" стало в Израиле ругательством. изменение ивритской лексики можно считать достижением штаба "Ликуда" и лично председателя партии, но раскол народа - это не сионизм!

Сионизм нашей эпохи - это то, что приносит пользу еврейскому государству. Лагерь, называющий себя "национальным", не может считать своими ближайшими союзниками людей, выступающих против современного образования и не позволяющих своим последователям служить в ЦАХАЛе. Отсталая еврейская страна с быстро сокращающейся армией не сможет выжить экономически и защитить себя.

Таковы уроки нынешней, еще не завершившейся войны. Кто из наших политиков готов выучить их и перейти к делу, неизвестно. Может быть, нам понадобятся новые лидеры и новые партии. Их должны отличать не правизна или левизна, а желание сделать Израиль современной процветающей страной. Если в Кнессете и его окрестностях таких политиков нет, то среди миллионов израильтян найдутся люди, способные мыслить по-новому и обладающие необходимой энергией.

Возможен ли мир без террора?

Много лет в Израиле слышатся сетования по поводу того, что мы проигрываем "информационную войну". Имеется в виду, что мы недостаточно убедительно рассказываем миру об ужасах террора и потому на просторах планеты мало кто нас поддерживает. Но появляется все больше организаций, движений, осуждающих нашу страну!

То, что творили чудовища из ХАМАСа 7 октября, превосходило все известные ужасы террора и преступления нацистов. Эти зверства документально зафиксированы, израильские посольства сделали жуткие видеоматериалы доступными в любой точке мира. Тем не менее на всех континентах бушуют антиизраильские демонстрации, правительства ряда стран и даже генсек ООН осуждают Израиль за антигуманные действия против ХАМАСа!

Аргументы защитников террора просты: преступления ХАМАСА - это результат продолжающейся оккупации палестинских земель: хамасовцы, конечно, проявили жестокость, но ответ Израиля должен быть "пропорциональным"; Израиль обязан отличать террористов от мирного населения - недопустимо применение принципа "коллективной ответственности"! Увы, при современном миропорядке самая искусная информационная война не изменит ситуацию в пользу жертв ХАМАСа, ИГИЛа, Аль-Каиды!

Когда-то Нюрнбергский трибунал вынес прецедентные решения по поводу преступлений нацистов. Но за Нюрнбергским процессом стояли три могучие державы, способные покарать по крайней мере уже выявленных преступников. Если США и Британия руководствовались демократическими соображениями, то Сталин согласился на участие Советского Союза в "суде народов", чтобы избежать упоминаний его сотрудничества с Гитлером и их совместного развязывания мировой войны, а также распространения нюрнбергских выводов на преступления большевистского режима. Рузвельт и Черчилль не решились пойти против своего главного союзника по антигитлеровской коалиции. Из-за этого при создании ООН с самого начала были допущены "перекосы", не позволявшие наследнице Лиги Наций эффективно работать. Поэтому решения ООН не обязательны для выполнения. Поэтому только недавно Евросоюз приравнял сталинский режим к нацистскому. Поэтому отрицание Холокоста в цивилизованных странах считается преступлением, но там же разрешены демонстрации в поддержку массовых убийств евреев арабскими террористами.

Для того, чтобы этот абсурд не становился необратимым, в мире необходимо установить новый порядок. Реформа может начаться только с расформирования ООН. Несколько ведущих мировых держав должны объявить о создании нового сообщества наций. В устав этой организации необходимо вписать, что ее членами могут быть только страны с демократическим устройством, категорически осуждающие агрессию и террор. Ликвидация ООН - технически несложная проблема, так как она располагается в Нью-Йорке и существует в основном на американские деньги. Большинство развитых стран согласятся с условиями приема в новую организацию. Активно возражать будут только Путин и Лукашенко. Китай, несмотря на свою мощь, сейчас, по общему мнению экспертов, вступает в полосу экономического кризиса, а потому не захочет стать изгоем.

Первым шагом новой международной организации должно стать распространение решений Нюрнбергского трибунала в отношении нацистских преступлений на все виды современного террора! Тогда станет ясно, что страны, и режимы, в которых население поддерживает преступную власть, не освобождаются от "коллективной ответственности"! Ведь никто не осуждал американцев и британцев за Дрезден или Хиросиму, а советских солдат - за стрельбу по "детям" с фаустпатронами.

Новое международное законодательство сразу изменило бы и демографическую ситуацию на Западе, и поведение многих иммигрантов. Сегодня мусульмане могут устраивать беспорядки в Бостоне или Мадриде, потому что поддержка ХАМАСа или "Хизбаллы" - не преступление. При измененном миропорядке появилось бы юридическое основание для пресечения таких демонстраций и депортации или наказания защитников террора.

В новую международную организацию охотно вступили бы почти все цивилизованные страны. Ядерный шантаж Путина не всем и в России понравится: что толку пугать весь мир, если в нем не с кем разговаривать?

Читайте также

Конечно, такие инициативы должны исходить от мировых держав. Но ведь не случайно цитировавшийся выше Марголин отмечал умение Жаботинского использовать политическое давление в интересах евреев. А были и такие прецеденты, как голосование в ООН о разделе Палестины! Но надо вспомнить и глубочайшее высказывание Марголина: "Если бы Жаботинский был жив, то национальное движение не дошло бы до положения, когда, с одной стороны, оно не интересуется делами мира, а с другой стороны, мир не интересуется им". Характерно, что одна из статей Марголина называлась: "Маленькая одинокая страна"...

Пора понять, что рассчитывать на реальные изменения в мире может только тот, кто реально мыслит. Если мы хотим в 21 веке говорить за пределами нашей страны о современной ситуации в современном Израиле, то не можем постоянно апеллировать к событиям двухтысячелетней давности. Наше право - изъясняться между собой на нашем культурном коде, говорить о библейских правах народа на какие-то территории и какие-то действия, но у нас нет права требовать, чтобы весь мир говорил на этом языке! Если мы хотим, чтобы в мире перестали говорить об "оккупации", чтобы наказание нашей страной современных нацистов не считали преступлением, то должны позаботиться об изменении статуса Палестинской автономии!

Нетаниягу долго морочил головы национальному лагерю и американцам, хитро смешивая метафорический и предметный языки. Но это привело нас к тому, что с нами происходит. Надо постараться выбраться из этого переплета с минимальным ущербом для нашей страны. Слишком дорого мы платим за затянувшуюся неопределенность!

Комментарии, содержащие оскорбления и человеконенавистнические высказывания, будут удаляться.

Пожалуйста, обсуждайте статьи, а не их авторов.

Статьи можно также обсудить в Фейсбуке