Zahav.МненияZahav.ru

Пятница
Тель-Авив
+18+11
Иерусалим
+16+10

Мнения

А
А

Англию бомбит

Как и почему война в Израиле взорвала политическую ситуацию в Британии. Гремучая смесь левых радикалов и правых исламистов.

Андрей Остальский
27.11.2023
Источник:The Insider
Пропалестинская демонстрация, Лондон, Великобритания, 25 ноября 2023 год. Фото: Getty Images / Guy Smallman

Из-за войны в Израиле вот уже около месяца в Британии кипят страсти: в Лондоне проходят массовые пропалестинские демонстрации, политический истеблишмент расколот и уже полетели первые головы в правительстве. Британский обозреватель Андрей Остальский считает, что события в Газе вызвали столь большой резонанс именно в Англии во многом из-за сложной предыстории отношений Британии с Палестиной, а крупные пропалестинские митинги — результат умелой манипуляции массовым сознанием со стороны их организаторов, представляющих гремучую смесь левых радикалов и правых исламистов. На этом фоне проснулись и праворадикальные политики, имеющие серьезную электоральную поддержку.

Раскол в правящей партии

Самыми заметными проявлениями катаклизма стали увольнение министра внутренних дел Суэлы Браверман и возвращение в правительство в качестве министра иностранных дел бывшего премьера Дэвида Кэмерона. Но это не просто очередные перестановки в кабинете министров. За ними кроются глубокие тектонические сдвиги.

Характерно, что Браверман именно уволили. Редкий случай в британской политической практике, где принято соблюдать внешние приличия, и попавшие в немилость министры обычно пишут премьеру вежливые письма с просьбой об отставке с лицемерными благодарностями и наилучшими пожеланиями.

Поводом для увольнения стала статья Браверман в газете Times, не только не согласованная с премьером, но и умышленно, дерзко противоречащая советам Даунинг-стрит "сбавить тон". Ей пытались объяснить, что содержавшиеся в статье резкие нападки на полицию неприемлемы, особенно в столь острый момент. Ведь Браверман ни много ни мало обвинила лондонских правоохранителей в том, что они благоволят участникам "маршей ненависти" — так она называет эти еженедельные манифестации. Некоторые и вовсе увидели в статье попытку подчинить полицию даже не правительству, а лично министру внутренних дел и идеологии правых. А ведь в Британии между полицией и властью давно существует понимание, что политики не вмешиваются в оперативные вопросы, оставляя конкретные решения на усмотрение профессионалов.

Подписывайтесь на телеграм-канал zahav.ru - события в Израиле и мире

Скандал вокруг статьи в Times стал каплей, переполнившей чашу терпения премьера. До этого уже много месяцев умеренные тори кричали на каждом углу о том, что включение в кабинет министров амбициозной, неуправляемой и непопулярной Суэлы — огромная ошибка Сунака. Своей крайней нетерпимостью к эмигрантам — как легальным, так и нелегальным — та заслужила себе кличку Круэлла (Cruella). Скандальные заявления Суэлы не раз вызывали широкое общественное возмущение — до этого она отличилась нападками на бездомных, несладкое существование которых она объявила a life-style choice — то есть добровольно выбранным образом жизни.

Но, на мой взгляд, в необъективной в целом статье Браверман была и некая доля истины — хоть и не оправдывающая ее тон и явно провокационные цели. Демонстрации, уже почти месяц происходящие каждую субботу в Лондоне и других британских городах, несправедливо называть "маршами ненависти", поскольку большинство их участников — вовсе не злобствующие антисемиты, а люди, уверенные, что выступают на стороне добра и гуманизма, добиваясь прекращения смертоубийства.

Но при этом в колонне демонстрантов звучали и голоса настоящей ненависти, виднелись плакаты со "Звездой Давида", превращающейся в свастику. Немногие в тех колоннах догадывались об истинном значении часто звучавшей кричалки "От реки до моря". По-арабски звучит красиво — в рифму — "Мин ан-нахр иля-ль-бахр". Но смысл ее отнюдь не красив и должен у нормальных людей вызывать тревожную оторопь. Ведь она означает, что вся территория нынешнего Израиля должна стать чисто арабской землей, на которой не будет места евреям. То есть практически призыв к геноциду и новому Холокосту. Тем не менее, многие "полезные идиоты" в колоннах демонстрантов не задумываясь подхватывали человеконенавистнический лозунг.

Кто организовывал и старался верховодить на тех демонстрациях? Во-первых, несколько небольших (но громких) мусульманских организаций, известных своими яростно антиизраильскими взглядами на грани, а то и за гранью явного антисемитизма. Во-вторых, левые из движения "Моментум" — порождение эпохи Джереми Корбина, — изгнанные ныне из лейбористской партии, но вот теперь нашедшие новое применение своей энергии в организации подобных митингов и манифестаций.

Совместными усилиями им удалось запутать плохо разбирающихся в ближневосточных проблемах граждан, уверенных, что они выступают за мир и справедливость, представить ХАМАС как борцов за свободу, и даже как жертву израильской агрессии. Очень похоже на то, как Кремлю удалось внушить большей части своего населения, что это Украина напала на Россию, а не наоборот.

Подавляющее большинство демонстрантов не понимают, что ХАМАС вовсе не отражает национальные интересы палестинцев. Исламистская группировка категорически отрицает любую возможность мирного сосуществования с Израилем, уничтожение которого, а вовсе не создание независимого палестинского государства — одна из главных целей движения. Недаром в названии ХАМАС нет слова "Палестина". Оно звучит так: "Харакат-уль-мукауама аль-исламийя" — "Движение исламского сопротивления".

Размахивавшие палестинскими флагами добропорядочные британские пацифисты, видимо, не подозревают, что идеологически и теологически ХАМАС очень близок к ИГИЛ и Аль-Каиде, так как принадлежит к тому же крайнему, фанатичному направлению в суннитском исламе. Эта вера отрицает национальные государства и требует воссоздания средневекового халифата, для которого Палестина — лишь одна из его земель, но, разумеется, без Израиля и без евреев — от реки Иордан до Средиземного моря.

В халифате должен быть установлен шариатский режим в самой его жесткой интерпретации, без всяких западных глупостей вроде прав человека и равноправия женщин или, не дай бог, свободы слова, собраний и тем более вероисповедания. Между тем некоторые деятели ЛГБТ-сообщества с энтузиазмом шагали в одной колонне с теми, кто хотел бы создания государства, в котором геи считались бы извращенными чудовищами, подлежащими немедленному физическому уничтожению.

Но при всем при том статья в Times скорее была все же предлогом. За решением Сунака избавиться от Браверман, помимо ее непопулярности, была и другая, глубинная причина. Подтверждение тому — поразившее общественность возвращение из политического небытия бывшего премьера Дэвида Кэмерона. Многие считают этот шаг Риши Сунака попыткой оторваться от крайне правой фракции партии тори, которая долго диктовала свою волю правительству.

Ее главным адептом в кабинете была именно Браверман. И вся ее подрывная деятельность наглядно показала, что фракция эта, возомнившая себя теневым кукловодом власти, не собирается оставить Сунака в покое и будет мешать ему проводить ту политику, которую он считает разумной. Фанатичные идеологи не понимают прагматизма.

Но, конечно, назначение Кэмерона несет и серьезные риски. Он, безусловно, политик высшего калибра. Прекрасно образованный, серьезный, опытный, отнюдь не лишенный обаяния. Разумеется, он будет на своем месте в качестве главы Форин-офиса. Но популярным его тоже никак не назовешь. Левые, либералы, да и многие центристы не могут простить ему проведение референдума по Брекзиту.

Понятно, что это была честная ошибка, но из тех, про которые французы говорят, что они хуже преступления. Ведь Кэмерон никогда не скрывал, что сам-то он был категорическим противником ухода Британии из ЕС. Но почему-то свято поверил, что на референдуме британцы поддержат именно его позицию. Катастрофически просчитался, проявив при этом действительно непростительную самоуверенность.

Так что его появление на одном из самых главных постов в кабинете министров может повысить качество управления, но никак не прибавит Сунаку поддержки ни слева, ни в центре. Ну, а на правом фланге Кэмерона всегда ненавидели как либерала, предавшего, по их мнению, идеалы консерватизма. Да и общество в целом не в восторге — по данным опроса YouGov, только 22% избирателей считают назначение Кэмерона правильным решением, а 44% — неправильным.

Кэмерон, правда, в ответ мог бы сказать правым, что это, наоборот, они предали консервативные ценности, пытаясь устроить своего рода революцию, выстроить в стране правопопулистский, антидемократический по сути режим. Все больше опираясь при этом не на средний класс, а на северный пролетариат, ощущающий себя брошенным и забытым истеблишментом и жителями процветающего юго-востока. На этой почве на севере пышным цветом расцветает ненависть к эмигрантам и вообще ксенофобия, а также отвращение к либеральной городской интеллигенции. То есть у правых тори и у "забытого" рабочего класса — общие враги и общие предубеждения.

Главный редактор The Sunday Telegraph Аллистер Хит опубликовал нечто вроде манифеста этой фракции, в котором всерьез призвал ради решения "проблемы иммигрантов" отринуть все либеральное наследие десятилетий и систему международных обязательств страны, фактически вывести ее из западного альянса.

В унисон с уволенной Браверман он утверждает, что премьер-министр позволил себе поддаться "магическому мышлению — вере в то, что можно решить проблему (легальной и нелегальной иммиграции), не оскорбляя "вежливого мнения"..." "Это невозможно: необходимо отменить целую правовую надстройку, опровергнуть целую идеологию", — пишет Хит. И уточняет: "Настало время принятия решения. Сможет ли Сунак победить элиту, многих членов парламента от консервативной партии и всю государственную службу? Или же его борьба закончится пустой болтовней и проволочками, гарантирующими самое крупное поражение партии тори с 1906 года?"

Это неприкрытый призыв к Сунаку подчиниться диктату правой фракции и порвать с либералами, в чем Хит видит единственный способ спасти власть консерваторов и личную карьеру нынешнего премьера.

Кризис в оппозиции

Тем временем кризис на ближневосточной почве разразился и в лейбористской партии. Ее лидер Кир Стармер отказался поддержать в парламенте резолюцию с требованием немедленного прекращения огня в Газе. Он объяснил свою позицию тем, что такое перемирие даст ХАМАС возможность перегруппировать свои силы и даже осуществить новые нападения на израильскую территорию. Точно такого же мнения придерживается и правительство Сунака. Хамасовцы и не скрывают, что обязательно воспользуются любой возможностью для совершения новых терактов и убийств евреев.

Лидер оппозиции полностью согласен с премьером и в том, что ХАМАС умышленно использует мирных жителей Газы в качестве "живых щитов", а потому несет главную ответственность за их гибель и страдания. При этом и Стармер, и Сунак активно призывают Израиль соблюдать все нормы и правила ведения войны и сделать абсолютно все возможное для минимизации числа жертв среди гражданских лиц, предлагая также организовать короткие паузы в военных действиях для доставки помощи жителям сектора, эвакуации мирного населения и так далее.

Многие в лейбористской партии сочли позицию своего лидера слишком "произраильской". В результате 56 депутатов — около трети всей фракции лейбористов — нарушили партийную дисциплину и проголосовали за резолюцию в пользу прекращения огня, внесенную членами Палаты Общин от Шотландской национальной партии. Несколько видных деятелей даже подали в отставку со своих постов в теневом кабинете — в знак несогласия с лидером.

Возмущены и многие британские мусульмане. На выборах 2019 года более 70% из них голосовали за лейбористов. Теперь же, по некоторым прогнозам, только около 5% готовы остаться верными партии Стармера. Остальные либо вообще будут бойкотировать выборы, либо проголосуют за кандидатов от других партий или за независимых выдвиженцев. А ведь в Британии 500 тысяч мусульман — почти в десять раз больше, чем евреев, и в некоторых избирательных округах их голоса могут оказаться решающими.

Разногласия в обществе

Взгляды на конфликт британского общества в целом расходятся с единой позицией правительства и главной оппозиционной партии. Но все же не критически. Как показывают опросы, участники шумных пропалестинских манифестаций не представляют населения страны. Согласно свежим социологическим данным, 66% британцев в целом с пониманием относятся к военной операции Израиля, без колебаний осуждая действия ХАМАС, — правда, ровно половина из них, видимо, насмотревшись душераздирающих телерепортажей, выступает теперь за прекращение огня. А еще 24% — за временную приостановку военных действий для того, чтобы доставить помощь в Газу, то есть нечто вроде того, что предлагают и правительство, и руководство лейбористов.

А вот еще более подробные данные от социологов, показывающие тревожный разрыв во взглядах разных поколений: британцы в возрасте 18-34 лет чаще хотят, чтобы правительство Великобритании поддерживало палестинцев (23%), чем израильтян (7%). Тем временем 22% британцев в возрасте 55-75 лет выступает за поддержку Израиля, а поддержать палестинцев предлагают лишь 4% в этой возрастной группе. Похоже, Израиль проигрывает информационную войну — по крайней мере среди молодежи.

Интересно, что отношения Лондона с Иерусалимом, особенно при правительстве Нетаниягу, не отличаются особенной теплотой. За этим стоит большая история. Здесь не могут забыть террористические акты еврейских боевых организаций (прежде всего "Иргуна"), направленные против британцев и приведшие к гибели множества людей. Тем более, что именно Нетаниягу и "Ликуд" не дают этого забыть, устраивая празднования годовщин взрыва отеля "Царь Давид" 22 июля 1946 года, когда был убит 91 человек, и вызывают протесты британского посольства. Особенно негативно воспринималось большое празднование 2006 года и антибританский текст установленной тогда на здании отеля мемориальной доски.

Но так или иначе, сначала Декларация Бальфура 1917 года о создании "национального очага для евреев в Палестине", а затем Доклад комиссии Пила 1936 года, одобривший разделение Палестины и наконец британо-американское соглашение 1946 года открыли дорогу к созданию еврейского государства. Многие арабы часто припоминают это британцам: дескать, это из-за вас возникла проблема. Казалось бы, Израиль должен быть благодарен британцам, но парадокс: и там немало людей таят обиду на Великобританию, обвиняя Соединенное Королевство в том, что оно иногда ограничивало еврейскую иммиграцию в Палестину, а после Второй мировой войны оставило Израиль один на один с арабскими соседями, которые объединились, чтобы его уничтожить.

Почти все британские правительства последнего времени неодобрительно относились к практике строительства еврейских поселений на территориях, где согласно резолюциям ООН должно быть когда-нибудь создано палестинское государство. В Лондоне считают, что Нетаниягу и его партия тихой сапой поддерживают такое строительство и вообще ведут дело к тому, чтобы сделать появление палестинского государства практически невозможным.

Не вызывают симпатии и правопопулистские устремления Нетаниягу, в частности его попытки изменить конституцию Израиля, чтобы усилить исполнительную власть и ослабить судебную. Но при всем при том британский политический истеблишмент считает необходимым всемерно поддержать Израиль в борьбе против терроризма, полагая его действия законной самообороной. Логика здесь такая: нетаниягу приходят и уходят, а демократическое государство Израиль остается, и долг Запада — помочь ему защититься от тех, кто угрожает его безопасности, если не самому существованию.

В свое время Маргарет Тэтчер с изумлением обнаружила скрытый антисемитизм среди некоторых аристократов, занимавших видные позиции в консервативной партии, но она избавилась от засилья подобных типажей среди тори, и с тех пор таких проявлений уже не видно и не слышно. Сама же она, в юности спасавшая бежавшую от нацистов молодую австрийскую еврейку, всю жизнь не скрывала своих симпатий к евреям и к Израилю. Но она полагала, как и большинство западных лидеров, что уважение к евреям, горячее сочувствие жертвам Холокоста не исключают критики некоторых действий Израиля.

Читайте также

Тэтчер считала, что еврейскому государству необходимо "обменять землю на мир". В своих мемуарах она писала, что хотела бы, чтобы "израильский акцент на правах человека российских отказников сочетался с должной оценкой тяжелого положения безземельных и не имеющих гражданства палестинцев".

В Лондоне отдают себе отчет в том, что резкое обострение ближневосточного конфликта стало огромным подарком Путину, отвлекая внимание западной общественности от войны в Украине. Некоторые даже подозревают, что Кремль мог приложить к происходящему руку — с помощью своего иранского союзника. Далеко не случайно уже через три дня после своего сенсационного назначения Дэвид Кэмерон направился именно в Киев, а не на Ближний Восток, чтобы подчеркнуть преемственность курса на всемерную поддержку Украины в ее противостоянии путинской агрессии.

Комментарии, содержащие оскорбления и человеконенавистнические высказывания, будут удаляться.

Пожалуйста, обсуждайте статьи, а не их авторов.

Статьи можно также обсудить в Фейсбуке