Zahav.МненияZahav.ru

Суббота
Тель-Авив
+30+24
Иерусалим
+31+20

Мнения

А
А

Расщепление правды

Информационная война в нынешнем конфликте в Газе играет не меньшую, а может и большую роль, чем события на поле боя.

21.11.2023
Источник:Re: Russia
Фото: Depositphotos

Атака ХАМАСа и военный ответ Израиля стали причиной глобального информационного кризиса, расколовшего в том числе западную аудиторию и западную медиасреду. Сложившаяся в мировой информационной ойкумене ситуация выглядит наглядной иллюстрацией феномена, который эксперты называют "расщеплением правды". В этом случае спорящие не только не могут прийти к согласию относительно интерпретации базовых фактов, но также фреймируют любые контраргументы как заведомо ангажированные, а для мобилизации сочувствия к стороне, которую они считают "жертвой", активно демонизируют противную сторону, не считаясь с достоверностью и релевантностью фактов. Однако помимо этой эмоциональной и информационной мобилизации, картину искажает волна астротурфинга — имитации массовой поддержки определенного мнения с помощью ботов и фальшивых аккаунтов.

Наконец, еще один уровень информационной войны — партийные и государственные нарративы, распространяемые в СМИ и соцсетях. Так, страны "антиамериканской оси" целенаправленно используют конфликт для продвижения собственных повесток: Россия обвиняет Запад в лицемерии и двойных стандартах, Иран сосредоточился на израильской угрозе арабскому миру, а Китай позиционировал себя как глобальный игрок, готовый к роли арбитра и посредника в международной политике. Данные о распространении этих нарративов в соцсетях говорят об их успехе: эффект "расщепления правды" перевешивает логику и обоснованные факты.

Террористическая атака ХАМАСа и война в секторе Газа спровоцировали настоящий кризис в мировом информационном пространстве, наиболее ярким проявлением которого явилась фейковая "бомбардировка" больницы Аль-Ахли, ставшая топ-новостью практически во всех мировых СМИ. В отличие от войны в Украине, которая даже в странах, не присоединившихся к западным санкциям, все же воспринимается в общей для всех рамке, однозначно идентифицирующей агрессора и жертву (хотя и с важными нюансами), в данном случае симпатии разделились, в том числе внутри западного сообщества и даже внутри западной медиасреды. В итоге каждая из фракций видит в конфликте свою "главную жертву" и проводит информационную и эмоциональную мобилизацию в ее поддержку.

В результате мы имеем дело с предельно яркой демонстрацией явления, которое эксперты RAND Corporation описали в опубликованном несколько лет назад докладе как "расщепление правды" (the decay of truth). Этот эффект возникает, когда стороны теряют согласие в признании или интерпретации даже базовых фактов, а "дешифровав" оппонента, то есть идентифицировав его позиции и базовые нарративы, перестают реагировать на его аргументы, считая их всего лишь частью "враждебного" фрейма. При этом наиболее действенным средством мобилизации поддержки "жертвы" для каждой партии становится демонизация оппонента. А фейковые и сенсационные новости (подтверждающие сложившиеся убеждения каждой фракции) имеют гораздо больше шансов быть отмеченными вниманием и перепостом, чем подлинные факты, которые чаще отличаются неоднозначностью, нуждаются в уточнениях и проверке, пишут эксперты RAND в актуальном комментарии. По сути, в нынешнем палестино-израильском конфликте информационная война имеет не меньшее, если не большее значение, чем реальные события на поле боя, — ведь именно имиджевые издержки и давление извне являются единственной силой, способной остановить израильское наступление.

Описанный механизм мобилизации сочувствия через демонизацию оппонента ведет к взлету популярности транслирующих фейковый контент блогеров, показано в опубликованном на днях обзоре Би-би-си, посвященном наиболее популярным "экспертам" по израильскому конфликту в бывшем Twitter. При этом социальные сети во многом задают уровень накала дискуссии, что в конечном итоге меняет практики традиционных медиа. В частности, стремясь не проигрывать соцсетям в условиях высокого спроса на информацию, они вынуждены снижать свои профессиональные стандарты, как это и произошло в случае с "бомбардировкой" больницы.

Помимо информационной и эмоциональной мобилизации, вторым уровнем информационной войны становится астротурфинг — имитация такой мобилизации с помощью ботов и фейковых аккаунтов. В первые же дни конфликта израильская компания Cyabra проанализировала аккаунты 162 тыс. участников дискуссий в социальных сетях об атаке ХАМАСа и ее последствиях и идентифицировала четверть из них как фейковые. 41 тыс. таких аккаунтов произвела за первые двое суток конфликта 312 тыс. прохамасовских постов, которые собрали 531 млн просмотров. Это также становится инструментом мобилизации, создающим у реальных пользователей ложное представление о доминирующем мнении.

Наконец, третий уровень информационной войны — продвигаемые через соцсети партийные и государственные нарративы, задающие политический фрейминг конфликта и стоящей за ним глобальной повестки. Эксперты Германского фонда Маршалла проанализировали темы и нарративы официальных или связанных с государством российских, китайских и иранских аккаунтов в соцсетях и обнаружили как общее для трех стран стремление использовать конфликт для мобилизации антиамериканских настроений, так и специфические подходы, отражающие их видение собственной роли на международной арене.

Лейтмотив российских пропагандистских нарративов — "лицемерие Запада", который представляет Россию агрессором в Украине, обвиняя ее в преступлениях против мирных жителей, и одновременно фактически оправдывает агрессию Израиля и убийство мирных жителей в Газе. Если нарратив "лицемерия" обращен преимущественно к аудитории глобального Юга, то другой фейковый нарратив — о том, что направляемое Украине западное оружие оказывается в руках ХАМАСа, — адресован скорее западной аудитории. Главная идея российской пропаганды состоит в том, что именно страны Запада (прежде всего США) провоцируют войны (в том числе в Украине и на Ближнем Востоке), чтобы затем извлекать из этих конфликтов политические дивиденды.

В полной мере палестино-израильский конфликт был использован российской пропагандой для переключения внимания с войны в Украине. С конца 2021 года в связанных с Кремлем СМИ и аккаунтах соцсетей наиболее часто упоминаемыми (после России) странами оставались Украина и США, но в период с 7 октября по 6 ноября их места по частоте упоминаний заняли Палестина и Израиль. В пророссийских аккаунтах в Telegram и Facebook три из пяти наиболее часто используемых ключевых фраз были связаны с войной между Израилем и ХАМАСом. Telegram-каналы, связанные с Кремлем, за месяц разместили около 9 тыс. сообщений о войне, которые были просмотрены примерно 865 млн раз и вызвали около 8 млн реакций; в Facebook было около 7 тыс. таких сообщений, вызвавших более миллиона откликов и реакций.

Иран в своих пропагандистских нарративах уделил наибольшее внимание страданиям гражданского населения Газы и жестокости израильтян. Иранские государственные СМИ также пытались увязать темы войны в Газе и в Украине, сравнивая украинский национализм с ранними этапами становления сионизма. Антиизраильская мобилизация позволила официальным иранским аккаунтам существенно нарастить аудиторию. Так, в октябре в Facebook прогосударственные аккаунты получили примерно в 4,5 раза больше репостов и в 6 раз больше комментариев, чем в сентябре, в Telegram — почти 2 млн просмотров и более 15 тыс. реакций вместо 1,1 млн просмотров и 7 тыс. реакций месяцем ранее.

Читайте также

Третий участник "антиамериканской оси", Китай, в наименьшей степени склонен осуждать Израиль и позиционирует себя как "непредвзятый посредник", апеллирующий к международному праву. При этом пропалестинская позиция китайских источников проявлялась в замалчивании существенных деталей конфликта. Например, англоязычная Глобальная телевизионная сеть Китая (CGTN) в день террористической атаки ХАМАСа на Израиль 7 октября вообще не освещала эти события, опубликовав в своих аккаунтах короткий видеоролик, где рассказывалось лишь о выпущенных из Газы по Израилю ракетах. Последующие дни CGTN уделяла значительно больше внимания израильским авиаударам и страданиям мирных жителей Газы, чем спровоцировавшим ответные действия Израиля терактам.

Другим китайским нарративом стало противопоставление "миролюбивости" Китая той пагубной роли, которую в ближневосточном кризисе якобы сыграли США. Китайские государственные СМИ широко освещали результаты голосования Генассамблеи ООН по резолюции, которая призывала к немедленному гуманитарному перемирию в Газе. Эти акценты находятся в прямой связи со стремлением Китая стать посредником в урегулировании кризиса и, в частности, переговорщиком с арабскими странами, потеснив в этой роли США. Наконец, важным акцентом китайской пропаганды стали обвинения в адрес стран Запада в лицемерии в связи с их позицией в вопросе соблюдения прав человека в китайской провинции Синьцзян. Посольство Китая во Франции опубликовало в сети X (бывший Twitter) фотографию, на которой соседствовали якобы цветущая столица Синьцзяна и разрушенный город Газа.

Как указывают авторы исследования, война между Израилем и ХАМАСом дала автократическим режимам в Москве, Пекине и Тегеране редкую возможность громко заявить о своем моральном превосходстве по сравнению с Западом. Благодаря эффекту "расщепления правды" такая пропагандистская работа достигает цели, несмотря на ее очевидные логические противоречия. Центр анализа европейской политики (CEPA) напоминает, что именно Россия стояла за бомбардировками сирийских больниц в 2015 году, а также несет ответственность за бомбардировку роддома в Мариуполе, однако это не помешало ее официальным представителям возмутиться по поводу взрыва ракеты на территории больницы Аль-Ахли в Газе. Эти высказывания широко распространялись в прокремлевских соцсетях и в официальных СМИ.

Комментарии, содержащие оскорбления и человеконенавистнические высказывания, будут удаляться.

Пожалуйста, обсуждайте статьи, а не их авторов.

Статьи можно также обсудить в Фейсбуке