Zahav.МненияZahav.ru

Понедельник
Тель-Авив
+37+20
Иерусалим
+35+17

Мнения

А
А

Мы все платим дань преступникам: цифры, стоящие за рэкетом в Израиле

Сложилась реальность, при которой жертвы шантажа осознают, что государство и его правоохранительные органы не способны оградить их от рэкета.

Давид Розенталь
20.08.2023
Источник:Детали
Фото: ShutterStock

На прошлой неделе Авнеру - владельцу небольшой птицефермы в Западной Галилее - позвонил некто, представившийся Тареком, сотрудником местной охранной компании. "Слушай меня, и слушай хорошо, потому что повторять я не буду, — сказал он. - Наша компания будет следить за тем, чтобы твои курятники не сожгли. Ты платишь - твои куры в целости и сохранности. Ты не платишь? Мы все сожжем сами. У тебя есть день на раздумья".

После этих угроз Авнер согласился платить "охранной компании" 5000 шекелей в месяц. "Вся имеющаяся у меня птица стоит 200 000 шекелей, — объясняет он. - Я предпочел заплатить и спать спокойно. Да, 5000 шекелей - это очень много, но достаточно одного факела, чтобы сжечь всю мою ферму и меня вместе с ней".

История Авнера не является исключительной. Наоборот, это типичный случай. Рэкет стал настоящим бедствием для всего государства и угрожает его способности обеспечивать безопасность граждан. Эта проблема постоянно обсуждается на различных уровнях, однако один ее аспект практически не затрагивается: индустрия рэкета является мощным инструментом укрепления преступных кланов и группировок.

Пылающая Западная Галилея

В отчете, который Морин Амитай и Дан Гефен составили по заказу форума "Коэлет", отмечается, что предприниматели вынуждены платить рэкетирам, исходя из того, что грозящий им ущерб будет намного выше требуемой дани. Официальные охранные компании за защиту от бандитов тоже возьмут намного больше.

Так сложилась реальность, при которой жертвы шантажа осознают, что государство и его правоохранительные органы не способны оградить их от рэкета. В отчете отмечается, что это дешевый вид преступности, поскольку он не требует от злоумышленников практически никаких вложений - в отличие от торговли наркотиками, оружием или организации подпольных казино. Кроме того, рэкет обеспечивает стабильный высокий доход в течение длительного времени.

"В престижных поселках севера страны владельцы вилл, находящихся в стадии строительства, платят рэкетирам 5000 - 15000 шекелей в месяц, — сообщает информированный источник. - Если они откажутся, их дом могут сжечь. В поселках попроще рэкетирам платят в два раза меньше, но все равно речь идет о немалых суммах".

А что происходит с предпринимателями?

"Это зависит от размера и характера бизнеса. Владелец маленького кафе на пять столиков должен платить 2000 - 4000 шекелей в месяц. Если речь идет о ресторане, то сумма возрастает до 5000 - 8000 шекелей. А в случае с крупными предприятиями дань рэкетирам может достигать 20000 - 30000 шекелей в месяц".

"Для того, чтобы заниматься рэкетом не нужно какого-то особого оборудования и большого количества людей, — отмечает тот же источник. - Ты практически ничего не вкладываешь, только получаешь доход. Так сложилась целая система преступных организаций, но в последние годы на этом рынке появились и одиночки. Я знаю 24-летнего парня из деревни на севере, который сам собирает миллион шекелей в год у несчастных предпринимателей из соседних поселков".

Рэкет связан и с отмыванием денег - ведь он действует, как правило, под видом "охранных предприятий". Шантажируемые вымогателями предприниматели выписывают им квитанции за оказанные "услуги". Это явление приобретает все более широкие масштабы.

Опрос, проведенный общественной организацией "Ха-шомер ха-хадаш", показал, что 93% жителей Западной Галилеи лично сталкивались с рэкетом в том или ином виде. Практические в этом регионе не осталось ни одного поселка, до которого бы не добрались преступные кланы.

На общем фоне выделяется поселок Шломи, уровень преступности в котором составляет 0,02%. Рэкета здесь не существует. "Преступники знают: вход в Шломи для них закрыт, — говорит глава местного совета Габи Нааман. - Я никогда сюда никого не пускал, и, если кто-то пытался приблизиться к нашему поселку, я находил способ дать ему от ворот поворот".

Расплачиваться за рэкет приходится потребителям

Рэкет оказывает влияние на экономику страны. Некоторые исследователи даже учитывают уплачиваемую предпринимателями дань как налог, который перекладывается, в конце концов, на плечи потребителей. Чтобы компенсировать понесенные убытки, бизнесмены повышают стоимость товаров и оказываемых ими услуг.

"Рэкет создает дополнительную нагрузку для экономики и понижает ее эффективность, — говорится в отчете Амитай и Гефена. - Даже если собранные рэкетирами деньги служат источником заработка для других людей, ущерб, наносимый этим явлением, превышает допустимую пользу".

Предприятие, понесшее убытки в результате рэкета, замедляет темп экономического роста. Оно вынуждено сократить расходы на свое дальнейшее развитие и, таким образом, тормозится будущее расширение производства.

"Для небольшого предприятия, оборот которого составляет несколько десятков тысяч шекелей, ежемесячная дань в размере 7000 шекелей является серьезной проблемой, — говорит аудитор, согласившийся ответить на наши вопросы. - Для них это все равно как принять на работу еще одного человека. Я знаю немало предприятий на севере, которые закрылись из-за того, что рэкет поглощал значительную долю их доходов".

Как уже было сказано, за рэкет приходится расплачиваться и потребителям. В ходе опроса, проведенного Объединением подрядчиков, выяснилось, что 87,5% из них вынуждены были платить вымогателям для того, чтобы сохранить в неприкосновенности свои строительные объекты.

44% из них сообщили, что отдали рэкетирам около 350000 шекелей, 40% были вынуждены уплатить 350000 - 500000 шекелей, в остальных случаях суммы могли доходить и до миллиона. Те, кто уплатил наибольшую дань, признали, что это привело к повышению стоимости реализуемых ими проектов.

"Я повысил свои цены на 10%, потому что иначе моя работа стала бы невыгодной, — говорит Таль, владелец мастерской из Галилеи. - Однажды мне сожгли сварочный аппарат за 20000 шекелей, а потом и другую технику на ту же сумму. Мне этого хватило. С тех пор я плачу рэкетирам 3000 шекелей в месяц, и покрываю эти расходы с помощью своих клиентов. Я стал учитывать это, устанавливая свои цены".

Читайте также

Какими суммами ворочает рэкет в Израиле?

По данным министерства финансов, объем "черного" капитала в Израиле, питающего преступные кланы, оценивается в 200 млрд шекелей в год. По оценке OECD, его объем составляет 20% от ВВП, то есть гораздо больше, примерно 1,7 трлн шекелей.

На днях полиция сообщила, что с начала нынешнего года у преступных организаций было конфисковано 1,2 млрд шекелей. Очевидно, что часть этих денег преступники добыли в результате рэкета.

"В этом контексте трудно оперировать точными суммами, — говорит экономист Дори Коэн, который пишет диссертацию на тему рэкета. - По некоторым оценкам, рэкетиры собирают 3 млрд шекелей в год, по некоторым - эта сумма не превышает 1 млрд. Интересно, как повлияет на это явление новое законодательство, расширяющее понятие рэкета и упрощающее процедуру его доказательства в суде. Возможно, это приведет к сокращению его масштабов".

Коэн разделяет точку зрения, в соответствии с которой профилактика рэкета обходится дешевле, чем борьба с ним. "Руководитель местного совета Шломи Габи Нааман прав, — говорит он. - Его подход оказался абсолютно верным. Преступники - как крысы, достаточно пустить одну, следом появится весь выводок. Лучше сразу положить заслон рэкетирам, чем пытаться договориться с ними. Руководители многих местных советов жалуются мне, что они не знают, что делать с погромами, которые преступники устраивают на их территории".

Источник: Walla!

Комментарии, содержащие оскорбления и человеконенавистнические высказывания, будут удаляться.

Пожалуйста, обсуждайте статьи, а не их авторов.

Статьи можно также обсудить в Фейсбуке