Zahav.МненияZahav.ru

Пятница
Тель-Авив
+39+23
Иерусалим
+38+22

Мнения

А
А

Протесты - политика и реальность, или Чего боится Нетаниягу?

Сегодня впервые, наверное, со времен социального протеста 2011 года, Нетаниягу столкнулся с препятствием, которое он не знает, как преодолеть.

21.02.2023
Источник:mnenia.zahav.ru
Фото: Walla! / Янон Ятах

Протест — это акт выражения критики и несогласия публичным, демонстративным и гласным способом, чтобы привлечь как можно больше внимания. Протест - это способ изменить и исправить статус-кво, в ситуации, когда традиционные политические и парламентские методы потерпели неудачу. Как утверждал Эли Визель: "Возможно, будут времена, когда мы окажемся бессильны перед несправедливостью, но никогда не должно быть времени, когда мы отказываемся от своего права на протест".

Большинство протестов, особенно спонтанных, вызваны гневом и возмущением. Что-то тревожит людей, и они начинают выходить на улицы и писать в социальных сетях. Чтобы протест был успешным, в первую очередь должна быть определена цель, которую люди хотят достичь. Если цель не ясна, невозможно понять, какие шаги полезны, а какие вредны, и, таким образом, легко упустить открывающееся возможности. Как сказал в свое время Михаил Жванецкий, "нужен протест, чтоб тебя услышали и талант, чтоб запомнили".

Мы в Израиле не раз видели протестные движения, которые привели к серьезным изменениям на политической арене страны. Вскоре после его создания, Израиль сотрясали массовые протесты против дискриминации репатриантов из арабских стран. В 70-х годах израильтяне выступали против правительства, оказавшегося неготовым к войне Судного дня. В 90-х годах страну потрясли демонстрации выходцев из СНГ, а в 2011 году палаточные протесты молодежи.

Израильская общественность рассматривает акции протеста как эффективный инструмент воздействия на правительство, а некоторые даже готовы пойти на нарушение закона, чтобы усилить давление, как это было с социальным протестом сефардской молодежи "Черных пантер" из кварталов бедноты в начале 70-х годов.

Митинги и демонстрации на улице Бальфур в Иерусалиме напротив резиденции главы правительства оказались гораздо более политическими, чем палаточный протест 2011 года, который в ретроспективе выглядит более социально-экономическим. И более успешным - вероятно, потому что за ним последовала смена правительства, в то время как социальные и экономические последствия выступлений молодежи в Тель-Авиве были более скрыты от глаз.

Сегодня впервые, наверное, со времен социального протеста 2011 года, Нетаниягу столкнулся с препятствием, которое он не знает, как преодолеть - а именно, с решительным противодействием его юридической реформе экономических и деловых кругов Израиля. Это тревожит его несравненно больше, чем собственно массовые демонстрации, поскольку может привести к долгосрочным и негативным экономическим последствиям: снижению уровня жизни, росту цен и увеличению безработицы. И это ударит прежде всего по его электорату.

По данным https://www.idi.org.il/articles/47606 Израильского института демократии на конец января 2023 года, доля тех, кто считает судебную реформу, проводимую министром юстиции Яривом Левиным, довольно плохой или очень плохой (43%), превышает число тех, кто считает ее сравнительно целесообразной или очень хорошей (31%). Около четверти опрошенных заявили, что не имеют своего мнения по этому вопросу. Среди арабских граждан этот показатель достигает 41%. Это свидетельствует об их безразличии к реформе, волнующей большую часть израильского общества.

Читайте также

Около 13% опрошенных ответили, что принимали участие в какой-либо акции протеста. Это высокий показатель по сравнению с прошлыми акциями протеста в Израиле и за границей, хотя он все же ниже показателя "оранжевого" протеста против размежевания в 2005 году и "Палаточного протеста" в 2011 году.

Сегментация участников по этническому происхождению (среди евреев) показывает, что доля ашкеназим (20%) вдвое превышает долю сфарадим (10%), а те, кто определил свое происхождение как смешанное, находятся в середине (15%). Что же касается участия выходцев из СНГ, то оно составляет лишь 11%.

Подводя итог, можно сделать вывод, что число участников протеста увеличивается с возрастом. Так, например, число людей 65 лет и старше составляют 26%, в то время как молодежи всего 8%.

Ультраортодоксы практически не принимают участия в демонстрациях. Всего 4% участников - религиозные сионисты. 10% - светское население, соблюдающее традиции, и 27% - абсолютно светские люди.

Это объясняет, почему правительство во главе с Нетаниягу не опасается массовых демонстраций: в конечном счете, их участники не являются его электоратом. Они почти все ашкеназим, пожилые и светские люди, многие из которых относятся к элите и среднему классу израильского общества, и в массе своей голосуют за оппозиционные партии. Заставит его поволноваться лишь массовое появление в рядах протестующих молодежи, мизрахим, религиозных сионистов и выходцев из СНГ. Пока же его беспокоит только экономическая составляющая протестов и международное давление.

Большинство граждан Израиля понимают, что между сторонами должен начаться диалог и должно быть найдено компромиссное решение (63%). Среди проголосовавших за оппозиционные партии сторонников диалога больше, чем среди проголосовавших за одну из коалиционных партий (77,5% против 60%). Народ понимает, что для спасения страны и демократии должно быть найдено компромиссное решение. Но этого не понимают политики, которые сегодня находятся у власти.

Комментарии, содержащие оскорбления и человеконенавистнические высказывания, будут удаляться.

Пожалуйста, обсуждайте статьи, а не их авторов.

Статьи можно также обсудить в Фейсбуке