Zahav.МненияZahav.ru

Понедельник
Тель-Авив
+24+15
Иерусалим
+25+16

Мнения

А
А

Ни внутри и ни снаружи

Как и Кахане, Бен Гвир отстаивает еврейский характер государства. Понимая, что тот, кто ратует за государство для всех, рискует остаться без государства.

16.12.2022
Источник:mnenia.zahav.ru
Фото: Walla! / Реувен Кастро

Мы никому не лжем так часто и так удачно, как себе.
Игорь Губерман


Основное правило голливудских фантазий - не дать сломить себя ни людям, ни обстоятельствам. Похвальное, надо признать, правило, о котором большинству из нас остается только мечтать. Поэтому все мы интуитивно тянемся к решительным и сильным. Ведь должен же быть хоть какой-то образец для подражания. А если они еще и справедливы, то им вообще цены нет. Как, впрочем, и полагается настоящим киношным героям. Правда, весь парадокс в том, что стоит лишь кому-то из них появиться в реальной жизни, как их тут же дружно затопчут. Или будут так травить, что ни в каком кино не снилось. Знай, дескать, свое место. И не отравляй никому жизнь, выпячивая лишний раз достоинства. Примеров тому сколько угодно. Как в давно минувшей, так и новейшей истории.

Вспомним того же Меира Кахане, которого удобно устроившиеся евреи превратили чуть ли не в исчадие ада. За то, что презирал трусов и демагогов. И не давал спуску негодяям. Когда после Шестидневной войны Нью-Йорк охватила антисемитская вакханалия, он создал "Лигу защиты евреев", которая дала решительный отпор хулиганствующим неграм и латинос. Кстати, этот опыт крайне важен и сегодня, поскольку число преступлений против еврейских общин в крупных американских (и не только) городах растет в геометрической пропорции. Год спустя его активисты начали открытую и бескомпромиссную борьбу за право советских евреев на выезд в Израиль. Никто до него об этом даже и не помышлял. Ни лидеры свободного мира, ни израильские политики, ни многочисленные еврейские организации, брезгливо взиравшие на "некошерные" действия какого-то там выскочки. А он в одиночку пробил зияющую дыру в железном занавесе. О чем, к сожалению, большинство из нас, разлетевшихся по всему миру, и понятия не имеет. Поскольку лавры достались другим "героям". Не совершившим ничего героического. Они и гонят сейчас новую волну антикаханизма, не гнушаясь ложью, клеветой и инсинуациями.

И пусть никого не смущают, прямо скажем, далеко не интеллигентные методы, которыми действовал Кахане. Время было такое. Не стоит забывать, что арабы развязали против Израиля беспощадную и тотальную террористическую войну, с какой до того не сталкивалось ни одно государство. А за спиной у них маячила зловещая тень Кремля. Понятно, что мизерный Израиль, сам еще нетвердо стоявший на ногах, не мог бросить вызов могущественному Советскому Союзу. И тогда это сделал Кахане. Он не стал изобретать велосипед, а просто взял на вооружение тот же арабо-советский подход - агрессивность, давление, запугивание, наглость и напор. Что в конечном счете и привело к успеху. Именно тогда с его легкой руки и родился лозунг "Никогда больше!", который повторяют сейчас к месту и не к месту. А смысл его сводится к тому, что никто и никогда больше не поставит еврейский народ на колени. И любая попытка запугать или унизить еврея не останется безнаказанной.

Вот эта его бескомпромиссность, граничащая порой с фолом, магнитом притягивая к себе одних и одновременно отталкивая других, никого не оставляла равнодушным. Поэтому для кого-то он по-прежнему совесть эпохи, а для кого-то - всего лишь обычный религиозный фанатик и террорист. Я не собираюсь пересказывать его биографию. Пусть каждый сам откроет для себя своего Кахане. Единственная просьба: постарайтесь отличить правду от лжи. А правда эта в том, что умеющий постоять за себя еврей, где бы он ни жил, всегда опасен. Как для окружающих антисемитов, так и для тех евреев, которые готовы торговать совестью. Ради собственного благополучия и спокойствия. На него давили и в США, и в Израиле, куда он перебрался в 1971 году. Достаточно сказать, что он стал первым израильским евреем, которого без суда и следствия заточили на несколько месяцев в тюрьму, подвергнув так называемому "административному аресту". Но несмотря на репрессии репутация рава Кахане и созданного им движения "Ках", объявленного террористическим уже после его трагической гибели, стремительно росла. И на ноябрьских выборах 1988 года он мог получить до 12 мандатов, что делало бы его партию третьей по величине в Кнессете. А дабы избежать этого перепуганная политическая элита объявила "Ках" расистской организацией и сняла с выборов. Руками Высшего суда справедливости. Кому ж еще творить несправедливость?

Почему же его идеи стали настолько притягательными, что и сегодня находят отклик во многих сердцах? И заодно ввергают в ярость тех, кто не в ладах с самим собой. Что лишний раз подтверждают и прошедшие выборы. "Антибибисты", которые никак не могут смириться с поражением, подняли градус истерии до такого уровня, какого страна давно уже не знала. Со всем присущим ей "джентльменским" набором - клеветой, подстрекательством, провокациями и угрозами. И, как обычно в таких случаях полагается, под знаменем немедленной защиты демократии. Только той, что наиболее выгодна на данный момент. И вот уже вчерашний генерал и новоиспеченный депутат Гади Айзенкот, лизнув языком небо, грозит вывести на улицы миллион протестующих. А недавний "моссадовец" Рам Бен-Барак пытается популярно объяснить несведущим, как разбить яйцом камень: "С каких это пор улица стала судьей? Она ведь может и линчевать. Не толпе определять лицо демократии! Есть нормы, которые нельзя преступать ни при каких обстоятельствах".

Преступать нормы, особенно правовые, не говоря уже об этических, действительно не только нежелательно, но и преступно. Однако праведный генеральский гнев вызван вовсе не заботой о якобы попранной основой демократии, а куда более прозаической причиной - потерей хлебного места. И намечающейся долгосрочной стабильностью. Как власти, так и страны в целом. Что никак не входит в планы партийных лузеров. Ведь и они могут бесследно исчезнуть, как это произошло с куда более авторитетными "кадимовцами". Отсюда и страстный призыв Бени Ганца к срочному объединению. Против правительства Биньямина Нетаниягу. Осталось лишь примкнуть еще и к Махмуду Аббасу, который устами своего представителя в ООН Рияда Мансура уже назвал это правительство "самым колониальным, расистским и экстремистским правительством в истории Израиля".

Мэр Тель-Авива Рон Хульдаи был еще жестче в своих оценках, заявив, что страна скатывается к "фашистской теократии". Почему? Потому что если ключевые должности в правительстве получают такие "гомофобы и женоненавистники", как Ави Маоз, которые стремятся взять под свой контроль школьное образование, чтобы в конце концов превратить Израиль в галахическое государство, то это непременно приведет к кровавому конфликту. Не знаю, как кому, а мне этот вывод не показался убедительным. Когда хочется кричать, но не находятся нужные слова, то лучше промолчать. Это и будет настоящий крик. Да, Маоз обещал запретить гей-парады. Во всяком случае, в Иерусалиме. Ну и что? Неужели это самый важный вопрос, который больше всего волнует сейчас израильтян, обеспокоенных шквалом террористических атак и беспомощностью сил безопасности, не способных их остановить?

Впрочем, так было всегда: кто может, тот делает, а кто не может - вставляет палки в колеса тем, кто может. И все же как-то неловко напоминать старую истину: семь раз проверь человека, прежде чем окончательно усомниться в нем. Поживем - увидим. Легче всего запугать обывателя "ужасными" законами Талмуда, что Хульдаи и демонстрирует. Но либо он вообще не имеет о них понятия, во что трудно поверить, либо лукавит ради каких-то собственных личных политических целей. Если хотя бы малая толика заложенной в них мудрости была сегодня задействована, то исчезли б и многие нынешние "неразрешимые" проблемы. Тот же террор, к примеру, который можно остановить, задействуя давно проверенный талмудический способ: "Того, кто пришел убить тебя, опереди и убей" (Сангедрин, 72а). И точка!

Нам не дано изменить мир, но мы обязаны попытаться сделать хотя бы то, что нам по силам. Но мы даже то, что имеем, не ценим. Считая себя самыми умными. А "глупые" корейцы, между тем, выделили Талмуд в отдельный предмет и ввели его в школьную программу. И вовсе не из любви к евреям, а потому что он развивает логику и оттачивает ум. Не случайно большинство евреев-нобелевцев были потомками раввинов-талмудистов. Чего пока не скажешь о потомках профессоров и академиков. Потому и на международных олимпиадах корейские школьники, как правило, в числе лидеров. В отличии от израильских, которым остается только мечтать о таких результатах. Странно и то, что тель-авивцев среди и без того редких медалистов почти нет. А это, естественно, не делает чести и их многолетнему мэру.

Говорят, что никогда не споткнешься только лежа в постели. Наверное, Ави Маоз, как и всякий живой человек, даст еще не один повод для разочарования. Но пока я не вижу с его стороны никакой крамолы. Наоборот, он даже вызвал определенные симпатии в недавней стычке с тем же Бени Ганцем. Поводом послужило предложение министерства обороны воздвигнуть обелиск египетским военнослужащим, погибшим в Шестидневной войне. На своей территории и в одностороннем порядке. Маоз назвал эту идею бредовой, поскольку "речь идет о врагах, пытавшихся нас уничтожить". Ганца это возмутило. Дескать, такие утверждения могут негативно отразиться на израильско-египетских отношениях. Пустой колодец росой не наполнится, говорят в таких случаях арабы. И в самом деле, кому нужна вся эта суета, какими бы благими намерениями ее ни прикрывали? Уж на что, посмотрите, Германия и США близкие теперь союзники, чего, кстати, не скажешь о Египте. Но американцы, тем не менее, не признают "заслуг" гитлеровской армии. И не признают.

Атеистическая нетерпимость столь же слепа и разрушительна, как и религиозный фанатизм. В Израиле это проявляется особенно ярко. Может быть, потому что его политический ландшафт сродни географическому. С тем же многообразием и... несовместимостью. Широкий спектр политических партий никогда не шел на пользу государству, но зато служил надежным трамплинам к высотам власти. И так уж повелось, что для судьбоносных решений порой хватало одного голоса, за который обычно и шла ожесточенная драчка. А кто в итоге проигрывал, догадаться, думаю, нетрудно. Иногда для того, чтобы исправить положение, совсем не обязательно менять правила. Достаточно взять под контроль ситуацию. Ибо кто управляет ситуацией, тот диктует и правила. Но чтобы добиться этого, следует поменять подход к ней. И в этом главная трудность. Израильская политика изначально строилась на симпатиях и антипатиях. Бен-Гурион и Менахем Бегин делали одно дело, но так и не стали друзьями и союзниками, сведя свои отношения к "холодному миру".

С годами этот антагонизм не исчез, а, наоборот, усилился. Ибо к идеологическим разногласиям добавились новые - личная неприязнь и мелочные обиды. Почти все последние громкие скандалы происходили именно на этой почве. Наглядный пример тому - исчезнувший с политического небосклона Моше Аялон, который из соратника Биньямина Нетаниягу превратился в его непримиримого врага. Политиков не зря называют толстокожими. Они действительно чем-то напоминают барабан: чем крепче его бьешь, тем сильней он звучит. Но только эта "музыка" не ко всякому двору. Свара двух политических тяжеловесов обернулась большой финансовой дырой: за заказанные в Германии подводные лодки пришлось заплатить двойную цену.

Без понимания этой кухни сложно разобраться и в сегодняшних политических хитросплетениях. Практически все нынешние критики Нетаниягу выросли из его штанов. Включая того же Бени Ганца, которого он утверждал на должность начальника генштаба. Хотя наиболее вероятным кандидатом был Йоав Галант, ставший жертвой острого конфликта между Эхудом Бараком и Габи Ашкенази. Теперь он сменит Ганца на посту министра обороны, что не может не вызывать у того горького чувства ревности. Схожая ситуация и с Рамом Бен-Бараком, который, кстати, работал под началом Ганца в обанкротившейся стартап-компании "Пятое измерение". Он тоже претендовал на должность директора "Моссада", но Нетаниягу предпочел кандидатуру Йоси Коэна. Прошло семь лет, а обида осталась.

Солнце светит всем. Да не всем достается место под солнцем. До последнего времени Бен-Барак возглавлял парламентскую комиссию по обороне и внешней политике. В прошлом году в Кнессете разгорелся нешуточный скандал, когда выяснилось, что его секретарь участвовала в фотосессии у Аль-Аксы с группой фанатичных мусульман во главе с неким шейхом. И тем не менее он ее не уволил, вызвав неодобрение даже однопартийцев. Особенно резко критиковал его Итамар Бен-Гвир, заявивший, что "в вопросах безопасности есть правило: если появились сомнения, то необходимо сделать все для того, чтобы этих сомнений не было". Сейчас лидер партии "Еврейская мощь" - без пяти минут министр национальной безопасности. И вызывает наибольшее неприятие. Его считают ярым каханевцем. Несмотря на то, что он так же далек от Меира Кахане, как Ганц от Аялона. Хотя, безусловно, и взял на вооружение некоторые его идеи. Причем не самые худшие.

Начнем с того, что Кахане выступал за аннексию освобожденных в ходе Шестидневной войны территорий, за что и предают его сейчас анафеме. Но этого же требовал и министр иностранных дел Абба Эвен. Только Кахане шел дальше, предлагая выселять тех арабов, которые отказывались признавать еврейский характер Израиля. И это тоже вменяют ему теперь в вину. Только покажите хоть одну страну, где титульная нация добровольно бы отказалась от своих привилегий. Кроме того, под трансфером он понимал не изгнание, в чем его опять же несправедливо обвиняют, а обмен населением. Потому что видел, как ООН самым бессовестным образом раздувает проблему "палестинских беженцев", совершенно игнорируя трагедию 750 тысяч евреев, насильно вышвырнутых из арабских стран. При совершенно полном израильском бессилии, переходящем в безразличие и равнодушие.

Нынешняя ситуация еще тревожней и острей. Время упущено. И о том, что следовало бы сделать полвека назад, можно забыть. Потому и аппетиты Бен Гвира гораздо скромнее. Он тоже отстаивает еврейский характер государства. Понимая, что тот, кто ратует за государство для всех, рискует вообще остаться без государства. И тоже выступает за выдворение арабов и членов их семей. Но лишь тех, кто подвизался на террористическом поприще. А как иначе бороться с террором? Арестовывать боевиков, чтобы затем выпустить на свободу? Обменивать сотни убийц и преступников на тела погибших солдат или заложников, как это практикуется до сих пор? Продолжать создавать курортные условия для арабских нелюдей, отбывающих длительные сроки тюремного заключения? Тратить ежедневно на каждого заключенного больше, чем это позволяет себе Италия? При двух с половиной миллионов израильтян, которые еле сводят концы с концами. Да еще позволять отморозкам бесплатно получить высшее образование, что уже само по себе достойно книги рекордов Гиннеса.

Кто эти люди, извратившие собственный разум и создавшие искаженную систему ценностей? Вы их хорошо знаете. Это они десятилетиями паразитируют на политической ниве. И громче всех кричат о демонтаже демократии и превращении Израиля в "государство галахи". Им не до Талмуда с его вечным предостережением: "Милосердный к жестоким в конце концов становится жестоким к милосердным" (Коэлет Раба 7; 16).

Они думают, в первую очередь, о себе. И кожей чувствуют опасность, исходящую от неуступчивых бен-гвиров, которых становится все больше. Им действительно есть чего опасаться. Ведь впервые за многие годы сложилась почти однородная коалиция национально-религиозного лагеря с устойчивым большинством, которой вполне по силам исправить накопившиеся несуразности и перекосы. Что позволило бы наконец полностью очистить политическое поле от заполонивших его идейных сорняков. Не упустить бы только этот шанс.

Читайте также

И все-таки почему правительство формирует Биньямин Нетаниягу, а в центре внимания - Итамар Бен-Гвир? Вот и ливанская газета "Аль-Ахбар", считающаяся рупором "Хизбаллы", отвела ему всю первую полосу. Облив, естественно, грязью и наградив вполне ожидаемыми эпитетами. Но если тебя поносят враги, это нормально. Значит либо боятся, либо уважают. И когда ругают друзья, то скорее не со зла. Видимо, есть за что. Ненормально, когда подло бьют свои же, используя при этом терминологию, которая ничем не отличается от вражьей. Но кто ненавидит других, тот и сам ненавидим. Не гарантирую, что Бен-Гвир принесет мир. Как и сомневаюсь, что отдалит его. Ибо пока псевдолиберальная часть Израиля борется с религиозной "контрреволюцией", радуя многочисленных недоброжелателей, одинаково ненавидящих и тех, и других, он - желанный гость в посольствах Арабских Эмиратов и Бахрейна. Ну, не парадокс ли? Нет. Просто адекватные арабы желают иметь дело с такими же адекватными евреями. В то время как невменяемые евреи пытаются наладить связи с невменяемыми арабами. А потом удивляются, почему у них ничего не получается.

Нет ничего хуже, чем оказаться ни внутри и ни снаружи. Сколько бы ни возникало этих самых "почему?", на все есть один универсальный ответ, который знает любой корейский школьник. Мы видим мир таким, какие мы сами. И в этом главная суть всех наших разногласий.

Комментарии, содержащие оскорбления и человеконенавистнические высказывания, будут удаляться.

Пожалуйста, обсуждайте статьи, а не их авторов.

Статьи можно также обсудить в Фейсбуке