Zahav.МненияZahav.ru

Четверг
Тель-Авив
+28+20
Иерусалим
+27+17

Мнения

А
А

Преступность свирепствует, пора ввести чрезвычайное положение?

Где чувство безопасности и защиты, которые граждане Израиля вправе ожидать от государства? Оно давно задавлено с участием полиции, прокуратуры и судов.

14.08.2022
Источник:Детали
Фото: Depositphotos

Адвокат Эхуд Пелег на этой неделе выдвинул особо радикальное предложение. Он предложил ввести временный режим чрезвычайного положения для борьбы с преступностью для обеспечения личной безопасности граждан.

Адвокат начал с личной истории. "Не так давно один знакомый рассказал мне, что сдал свой дом в одном из городков района Шарон арендатору, который оказался преступником. Арендатор перестал платить арендную плату и отказался освободить дом. Знакомый обратился в полицию, но они отказались вмешиваться на том основании, что это гражданский спор.

Знакомый обратился в суд и после задержек и отказов получил постановление о выселении. Арендатор отказался выполнить приказ, и обращение хозяина квартиры в службу судебных исполнителей также не помогло, от безысходности он обратился в преступную группировку, специализирующуюся на взыскании долгов, заплатил им значительную сумму, и через месяц арендатор освободил жилье. Так ли должен выглядеть процесс отправления правосудия в Государстве Израиль в 2022 году", — задается вопросом адвокат Пелег.

И действительно, достаточно нескольких примеров за последние дни: в Лоде была убита женщина на глазах своего ребенка. Недавно она получила угрозы от мужа, с которым находилась в бракоразводном процессе, но полиция перед лицом угроз лишь рекомендовала женщине обратиться в убежище для избиваемых женщин.

Два израильтянина погибли в лобовом столкновении с автомашиной, летящей на сумасшедшей скорости, за рулем которой был водитель без прав. Выяснилось, что годом ранее его уже вызывали в суд за вождение без прав.

Постоянные кражи серьезно подрывают средства к существованию фермеров. На протяжении многих лет сельскохозяйственные преступления наносили каждому израильскому фермеру ущерб, который оценивается в десятки тысяч шекелей ежегодно. Кто-то нанимает охрану, кто-то сам патрулирует поля по ночам, чтобы убедиться, что его урожай не украдут.

Криминальные группировки вымогают плату за "покровительство", беспрепятственно стреляют, сводя счеты друг с другом, причем страдают и ни в чем не повинные прохожие.

Так выглядит власть закона? Где чувство безопасности и защиты, которые граждане Израиля вправе ожидать от государства? Кажется, пишет Эхуд Пелег, что это чувство давно задавлено, причем с участием полиции, прокуратуры и судов.

Общественная дискуссия среди юристов и политиков ведется в основном о криминологии, а не о виктимологии, о правах преступника, а не о правах жертвы. Создается впечатление, продолжает он, что Голем восстал против своего создателя, а закон, призванный обеспечить общественный порядок, стал гарантом преступника, который с его помощью уходит от следствия и обвинений и возвращается к своей деятельности.

Демократия имеет право на самозащиту и ее либеральный характер не следует превращать в слабость перед лицом насилия. Хвастаясь термином "правопорядок", нужно помнить, что, как и при оценке военной мощи, следует учитывать не только арсенал оружия с точки зрения его качества и количества, но и готовность его применить.

У нас в Израиле хорошие законы, но это не всегда находит отражение в том, как проводятся расследования, как разыскиваются и преследуются подозреваемые, а также в решениях судов.

Процесс отправления правосудия часто осуществляется медленно или несправедливо. Государство обязано быть справедливым по отношению к своим гражданам. Где справедливость в том, чтобы отправить жену, которой угрожают, запереться в приюте для избитых женщин, а мужа оставить на свободе? Где справедливость в освобождении потенциальных дорожных убийц?

У преступников выработалось пренебрежительное отношение к правоохранительным органам, которые это отношение честно заслужили. Проблема в том, что расплачиваются простые граждане.

До того, как граждане возьмут правосудие в свои руки, и мы начнем видеть на улицах и дорогах вооруженных ополченцев, правительство должно ввести чрезвычайные положения по борьбе с насилием, чтобы восстановить чувство безопасности.

Нет никакого оправдания для соблюдения прав преступников за счет причинения вреда невиновным гражданам. Правила чрезвычайного положения должны предоставить сотрудникам силовых структур средства для восстановления потенциала сдерживания.

Угонщик автомобиля, который пытается скрыться, угрожая жизни граждан и полицейских, должен знать, что может заплатить жизнью. Бандиты-рэкетиры должны сурово преследоваться и арестовываться до окончания судебного разбирательства. Мужей, которые угрожают своим женам, нужно задерживать в административном порядке до тех пор, пока не будет доказано, что они не опасны.

Угроза преступности для израильского общества не меньшая, чем иранская угроза. Положением о чрезвычайном положении нужно установить специальные судебные процедуры, которые будут держать потенциальных нарушителей подальше от общества.

Против этого предложения будут выдвинуты три аргумента, признает Эхуд Пелег: во-первых, нет ли опасности причинить вред невиновным? Поговорка, на которой мы воспитаны, что лучше девять преступников отпустить на свободу, чем одному невинному сидеть в тюрьме, является хорошим руководящим правилом для мирного времени. Мы находимся в чрезвычайном положении, и должны применяться законы войны.

Во-вторых, нет ли опасности, что чрезвычайные инструкции дадут разрешение на насилие со стороны полиции? Опасения, безусловно, существуют, как и в отношении армии. ЦАХАЛ знал, как справиться с этой проблемой, создав этический кодекс, который изучают все военнослужащие. Регулярная работа по укреплению моральных принципов среди полицейских также должна стать частью плана действий в чрезвычайных ситуациях.

Третий тезис: не представляет ли опасность для демократического режима в Израиле введение чрезвычайного положения? Нынешняя ситуация граничит с анархией, а анархия - это не демократия, считает Пелег, и дает такой ответ: "Мы должны стабилизировать ситуацию в духе учения Рамбама, согласно которому, чтобы перейти от крайней ситуации к срединному пути, нужно на определенный период времени прибегнуть к противоположной крайности. Установление чрезвычайного положения в любом случае ограничено законом тремя месяцами, если только кнессет не продлит срок их действия".

Обеспокоен ситуацией не только адвокат Эхуд Пелег. Опытный журналист-расследователь Мордехай Гилат опубликовал 11 августа статью под названием "После многих лет борьбы я близок к тому, чтобы признать, что коррупция начинает побеждать".

В ней он пишет: "Я долго колебался, публиковать ли эту статью. Я колебался потому, что фактически призываю здесь здравомыслящих, нормальных людей, которым дорога наша страна, не сообщать в полицию, прокуратуру и другие органы правопорядка о коррупционных действиях, с которыми они столкнулись.

Я призываю их распрощаться со своими самыми базовыми ценностями, крепко закрыть глаза, вести себя как три мудрые обезьяны — которые не видят, не слышат и не говорят, — когда они сталкиваются с коррупцией. Я призываю их защитить себя.

Я делаю это ради них, потому что в момент истины, когда они решают помочь властям очистить общественные конюшни, Государство Израиль бросает их. Я делаю это потому, что как только они обращаются, например, в полицию, следователи набрасываются на них, изображают из них бредовых пуристов, делают их жизнь невыносимой — а государство молчит. Оно против них, а не на их стороне".


Использовано стоковое изображение от Depositphotos

Читайте также

Комментарии, содержащие оскорбления и человеконенавистнические высказывания, будут удаляться.

Пожалуйста, обсуждайте статьи, а не их авторов.

Статьи можно также обсудить в Фейсбуке