Zahav.МненияZahav.ru

Среда
Тель-Авив
+31+25
Иерусалим
+30+19

Мнения

А
А

Не дать скатиться в ад

Международное право, которым постоянно прикрываются те, кому на него совершенно наплевать, мертво. Единственным аргументом остается сила.

28.06.2022
Источник:mnenia.zahav.ru
Фото: Getty Images / Robertus Pudyanto

Справедливости, справедливости ищи...
Книга "Дварим", 16:20


Сколько существует мир, столько существует и закон. В противном случае человечество бы просто не выжило. Люди сами сожрали бы друг друга живьем. Но как мог примитивный со всех точек зрения человек разработать весьма разветвленную и сложную законодательную базу и даже вообще догадаться о ее необходимости? Или не таким он уж был и примитивным? У ученых нет ответа. В лучшем случае они ссылаются на древних шумеров, у которых правовые вопросы занимали ведущее место во многих аспектах повседневной жизни. Причем основу права составляла религиозная составляющая. Так, например, считалось, что правосудие вершит верховный бог Шамаш. Если заглянуть в дошедший до нас свод законов царя Хаммурапи I, то нетрудно заметить, насколько строгим было наказание за особо тяжкие преступления. Насчитывалось по крайней мере тридцать злодеяний, за которые виновные карались смертью.

Библейское законодательство тоже не отличалось снисходительностью. Рамбам, к примеру, насчитал 36 преступлений, за которые полагалось лишение жизни. При одном, правда, важном условии. Преступника заранее предупреждали о грозящем ему суровом наказании. Причем непосредственно перед тем, как он собирался что-либо совершить. А если и это не помогало, то вся ответственность целиком лежала уже непосредственно на нем. Чаще всего такой подход срабатывал, что в итоге привело к почти полному искоренению тяжких злодеяний и, как следствие, сокращению до минимума случаев смертной казни. Однако главной уникальностью библейского законодательства была, пожалуй, его нравственная составляющая. Что особенно заметно проявлялось на требовании гуманного отношения к рабам и иноземцам: "Одно учение и правопорядок один будет для вас и для пришельца, живущего с вами" (Бемидбар 15:16). В отличие от тех же законов Хаммурапи, в которых ярко выражено откровенное пренебрежение не только к правам бессловесного раба или пришельца, но и любого человека с более низким социальным статусом.

Менялись эпохи, менялось понятие о принципах судопроизводства, но роль суда оставалась неизменной - стоять на страже законности и порядка. Не для того, чтобы превратить этот несовершенный мир в рай, а хотя бы не дать ему скатиться в ад. "На трех основах держится Вселенная, - утверждает "Пиркей Авот", где собраны поучения самых выдающихся еврейских мудрецов. - На справедливом суде, правде и мире". Почему суд, да к тому же еще и справедливый, поставлен во главу угла? Потому что без него не может быть ни правды, ни мира. Более того, по еврейской традиции, если правосудие превращается в фарс, то непременно жди войны или каких-либо прочих бедствий. Что мы сейчас воочию и наблюдаем. Международное право, которым постоянно прикрываются те, кому на него совершенно наплевать, давным-давно мертво. Единственным аргументом в споре с соседями нынче остается разве что сила. Ну и совесть, если у кого-то она еще осталась. Хотя именно совестливым в этом бессовестном и лицемерном мире приходится, пожалуй, хуже всего. Не зря ханжи брезгливо называют их белыми воронами.

А с чего начинается политическое ханжество? С равнодушия, которое порождает двойные стандарты. Когда иорданцы взрывали синагоги в оккупированном Восточном Иерусалиме, никому, включая ООН, до этого не было дела. Когда арабы, возомнившие себя потомками хананеев, угоняли израильские самолеты, это хоть и не приветствовалось, но и особо не осуждалось. И даже бойня на мюнхенской олимпиаде не произвела должного впечатления. О ней постарались побыстрей забыть, а убийц тихо выпроводить на родину. Поддержка террора, завуалированная, но чаще прямая, особенно если он направлен против Израиля, до сих пор остается сердцевиной международной политики. Как, впрочем, и любые другие стремительно плодящиеся антиизраильские действия и инициативы. Это неистребимо. И кондово, как шестисотлетний антисемитский барельеф на церковном фасаде в Виттенберге, который оскорбителен прежде всего для тупоголовых отцов этого саксонского городка.

То, что для Израиля хорошо, для его соседей хуже смерти. Их это просто бесит. А для мировых "зевак" с великодержавными амбициями и вовсе нечто вроде потехи. Когда Иран изо дня в день грозит уничтожить еврейское государство, это вообще не воспринимается всерьез. Как некогда и угрозы Гитлера. Вряд ли кто-то задается и вопросом, почему в каждой израильской квартире обязательно должна быть специальная бронированная комната, выдерживающая попадание ракеты? Ибо, если вдуматься, это действительно нечто из области психиатрии. Хотя и реальная жизнь. А откуда, интересно, летят ракеты? Вы не поверите: из "оккупированной" Газы. В Ираке тоже весьма своеобразно подошли к международным законам, введя смертную казнь за любые контакты с израильтянами, включая общение с ними в социальных сетях. Это также касается и приезжих иностранцев, не говоря уже о проживающих за границей иракцев.

И все-таки одно дело, когда тебя костерят почем зря за тридевять земель, и совершенно другое - в родных пенатах. Недавно в Иерусалиме прошла конференции "Альянса за мир на Ближнем Востоке". На ней выступил спецпредставитель Евросоюза Свен Кюн фон Бургсдорф, который отметил, что его не удивляют террористические атаки против израильтян, учитывая "бедственное положение народа Палестины и его семидесятичетырехлетние страдания". А мне почему-то сразу вспомнился другой фон Бургсдорф - Курт Людвиг Эренрайх. Губернатор краковского дистрикта. Военный преступник с кровью польских и чехословацких евреев на руках. Фигурант Нюрнбегского процесса. Правда, почему-то в качестве... свидетеля. Затем экстрадировали в Польшу, где осудили на три года лишения свободы. Однако уже через год он вернулся в Германию и быстро сделал хорошую карьеру в баварской епархии Евангелической церкви. Думаете, решил отмыть грехи? Нет, ударился в науку. Потянуло вдруг в психологию и юриспруденцию.

Не будем гадать, какое к нему имеет отношение Свен Кюн. Но чем-то они все-таки похожи. Поменяй эпохи, и один наверняка дополнил бы другого. "О чем думает палестинский ребенок, глядя на свой разрушенный дом? - риторически восклицал он, обращаясь к участникам конференции. - Как измерить градус его ненависти? И кем он станет, когда вырастет?". Если следовать этой логике, то у евреев еще больше оснований ненавидеть немцев. Но, тем не менее, они не испытывают к ним патологической ненависти. Хотя лишь за полтора миллиона уничтоженных нацистами малолетних детей не мешало бы закатать всех этих фон бургсдорфов в баварский асфальт. Почему же отказались от мести? Потому что кроме праведного гнева есть еще и моральные принципы, которые, напоминая о добре и зле, учат умению отличать хорошее от плохого. Как в мыслях, так и поступках.

Тем не менее, участников конференции этот позорный выпад ничуть не смутил. Что лучше всяких слов говорит о ее составе. Вообще, пожалуй, единственным, кто дал резкую отповедь фон Бургсдорфу, оказался директор Центра Симона Визенталя по международным связям Шимон Самуэльс. Это он направил возмущенное письмо председателю Еврокомиссии Урсуле фон дер Ляйен, в котором без всяких дипломатических экивоков потребовал его увольнения. Но вся беда в том, что письмо ушло явно не по адресу. Ибо в Европейской комиссии каждый второй - фон Бургсдорф. Вот почему они так торопились с голосованием, без лишних проволочек выделив "палестинцам" сразу почти 225 миллионов евро. В дополнение к уже перечисленным 117 миллионам. И договорились довести в ближайшее время сумму "гуманитарной помощи" до миллиарда евро. Несмотря на собственное же решение заморозить финансирование до тех пор, пока из школьных учебников не будет убран оголтелый антисемитизм. Наряду с беспрецедентной героизацией и прославлением террора.

Обещания тем и хороши, что их всегда можно нарушить. Евросоюз ежегодно дарит палестинской автономии порядка шестисот миллионов евро. А это, между прочим, вдвое больше той суммы, на которую может рассчитывать Израиль за планируемые поставки газа. Для европейцев они погоды не сделают. Да и израильтянам значимой политической выгоды не принесут. Ибо негативное отношение к ним все равно не изменится. Поэтому надо задействовать иные рычаги давления. Если у Европы так болит душа о мнимых арабских "палестинцах", то еще сильней она должна болеть о еврейских. Недавнее исследование, проведенное специалистами Хайфского университета, показало, что тяжелая психологическая травма у переживших Холокост негативно сказывается на их потомках во втором и даже третьем поколениях. Они страдают от тревожных расстройств, нарушений сна и других психических расстройств и проблем. Нечто подобное наблюдается и у нью-йоркских детей, матери которых пережили эмоциональное потрясение во время терактов 11 сентября 2001 года. Что дает основание говорить о явно выраженном генетическом сбое.

Для Германии это, прямо скажем, не самая хорошая новость. Потому что появляется еще один веский повод для подачи массовых коллективных и индивидуальных исков. В конце концов если у нее достаточно денег на содержание вот уже четвертого по счету поколения арабских иждивенцев, паразитирующих на высосанной из пальца "накбе", то пусть тогда сполна заплатит и по еврейским счетам. Только вот очень странно, почему эта злободневная тема так и не стала предметом серьезного обсуждения с мадам фон дер Ляйен. Тем более, что она сама прилетела в Иерусалим, чтобы договориться о поставках израильского газа и заодно прозондировать почву о приобретении новейших средств противовоздушной обороны. Куда смотрели иерусалимские "слуги народа"? Ведь в диалоге с заклятыми друзьями инициативу никогда не отдают в чужие руки. В том и состоит искусство выживания. Одним словом - опростоволосились. И, судя по всему, даже не почувствовали этого.

Мы живем в лицемерном мире, где политическое ханжество сродни ковиду: распространяется быстро, а лечится медленно и тяжело. Деньги в палестинскую автономию текут рекой, но восстанавливают здоровье, работают и даже развлекаются ее жители почему-то в Израиле. А где их собственные лечебные заведения и предприятия? Почему их не возводят европейские и прочие доноры? Да потому что у них совсем другие интересы. Они сознательно плодят неправительственные организации, коих сегодня бесчисленное множество. Одна Швейцария содержит свыше семидесяти. И знаете, чем они занимаются? Безудержной антиизраильской агитацией и пропагандой. И еще собирают средства для террористических организаций. Причем совершенно открыто. По самым скромным подсчетам, за последние 10 лет только так называемый "Народный фронт освобождения Палестины", стоявший, кстати, у истоков угонов пассажирских самолетов, получил в общей сложности порядка 200 миллионов евро.

Вылечив лапу попавшего в капкан волка, становишься ответственным за его зубы. Эту арабскую пословицу неплохо бы усвоить и норвежцам, которые в своей слепой поддержке палестинских НПО ничуть не уступают швейцарцам. А недавно пошли еще дальше, подготовив закон об обязательной маркировке продуктов и товаров, произведенных на "оккупированных" территориях Иудеи, Самарии и Голанских высот. Не забыли и про Восточный Иерусалим. На каких, спросите, основаниях? На основе трех "пэ" - пол, потолок, палец. То бишь опираясь на несуществующие решения Совета безопасности ООН и "позицию Международного суда в Гааге". Позже норвежский МИД уточнил, что речь идет о решениях Европейского Союза. Но парадокс как раз в том, что Норвегия в его состав не входит. Так что, вся эта провокационная затея - чисто личная инициатива, которая ничего доброго не сулит. Прежде всего, самой Норвегии.

Как, впрочем, и Германии, которая была и остается главным донором большинства "неправительственных" и "некоммерческих" структур с неизменной антиизраильской направленностью. Недавно министр иностранных дел Анналена Бербок подтвердила, что Берлин "продолжит финансирование уже начатых и новых проектов на палестинских территориях". Пообещав, правда, не давать денег, как минимум, шести организациям, которые Израиль счел террористическими и объявил вне закона. Однако тот же фон Бургсдорф поспешил успокоить Мохаммада Штайе, заверив, что "принадлежность к определенным группам или просто поддержка этих групп, включенных в ограничительные (читай, санкционные -А.Г.) списки ЕС, ни при каких условиях не будет служить поводом для отказа в финансировании". И было бы наивно полагать, что он высказал всего лишь собственную точку зрения.

Еще наивней полагать, что Евросоюз действительно намерен объявить решительную войну многоголовой гидре арабского террора. Иначе не оплачивал бы более чем странный семинар, на котором обсуждались методы и механизмы противодействия политике... борьбы с терроризмом. А может, на наших глазах вообще зарождается новая стратегия, сформулированная римским папой Франциском? "Мы должны отойти от привычной модели "Красной Шапочки", - заявил он в интервью ряду иезуитских журналов. - Дескать, Красная Шапочка была хорошей, а волк плохим. Здесь не просматривается четкой границы между добром и злом. Во время глобальных кризисов они неизбежно переплетаются".

И хотя это сказано в адрес российско-украинской войны, но имеет непосредственное отношение и к израильской войне с террором. Потому что фактически повторяет тезис фон Бургсдорфа о законности террористических атак против израильтян. Ведь получается, что они как бы сами их провоцируют. Одним своим существованием. Об этом "корне насилия", между прочим, чуть ли не слово в слово говорится и в очередном докладе Совета ООН по правам человека. Консенсус, однако. Осталось только найти координатора. Но если зло - не зло, а добро - не добро, то тогда и преступление - не преступление. Да и мораль - сплошной атавизм. А что делать с совестью? Не будь ее, чем бы мы отличались от животных? Впрочем, все это эмоции. Ватикан потерял совесть задолго до того, как его пресвятая верхушка с небывалым воодушевлением спасала нацистских преступников.

Деградация общества начинается с деградации судопроизводства. Можно иметь самое совершенное законодательство и при этом бесцеремонно попирать законы. Примеров тому в истории сколько угодно. Но стократ опасней, когда правосудие берут в свои руки совершенно случайные люди - нечистоплотные политики, ангажированные журналисты, лживые правозащитники, а то и вообще алчные самозванцы, которые наделяют себя полномочиями судить целые нации. Ибо с их подачи все становится с ног на голову. Вызывая хаос и сумятицу. Вместе с кардинальным подменом понятий. И тогда вполне, казалось бы, благозвучное арабское слово "шахид", коим называют свидетелей в суде, а в исламских религиозных текстах означающее еще и жертву, умершую насильственной смертью или погибшую во время стихийных бедствий и эпидемий, превращается сначала в мученика за веру, а затем и вовсе начинает ассоциироваться исключительно с террористом-смертником. Придав ему откровенно положительный окрас.

Правовой нигилизм лечится только одним способом - правовым ликбезом. За парту, понятно, всех не усадишь. Хотя учиться никогда не поздно. Пусть даже для того, чтобы не трактовать международное право по своему усмотрению. Или, что еще хуже, исходя из личного корыстного интереса. Ибо политическое косоглазие ведет не только к перегибам, но и побуждает подходить к одной и той же проблеме с разными мерками. Во все времена и у всех народов особо ценилось чувство справедливости и беспристрастие. В том же древнем Шумере прежде, чем занять какую-либо управленческую должность, приходилось усердно изучать своды законов, а нередко и наиболее значимые судебные решения. И это не было блажью. В их основе лежали мировоззренческие категории ни-ги-на (постоянство) и ни-си-са (справедливость). Они рассматривались как неотъемлемое составляющее мироустройства, на котором держался весь жизненный уклад и порядок. На этих же категориях и сегодня стоит мир. Без них не добиться ни безопасности, ни благополучия, ни процветания. Но правда, как песок: ее трудно удержать в кулаке.

Читайте также

Комментарии, содержащие оскорбления и человеконенавистнические высказывания, будут удаляться.

Пожалуйста, обсуждайте статьи, а не их авторов.

Статьи можно также обсудить в Фейсбуке