Zahav.МненияZahav.ru

Понедельник
Тель-Авив
+22+14
Иерусалим
+18+10

Мнения

А
А

Тегеран, Анкара, Тель-Авив — кто заполнит вакуум после ухода России из Сирии?

Вывод войск РФ станет поворотным моментом в сирийском конфликте и положит начало гонке между государствами, которые захотят занять место Москвы. Их три.

09.06.2022
Источник:ИноСМИ.Ru
Сирийцы из поддерживаемой Турцией группировки. Фото: Reuters

В конце сентября 2015 года началось прямое военное вмешательство России в сирийский конфликт, и в результате она сумела склонить чашу весов в пользу режима Башара Асада. С ее помощью Дамаск вернул контроль над большей частью территории страны и вырвал ее из рук оппозиции, используя тактику "выжженной земли". Таким образом Москва стала настолько важным игроком в этой части ближневосточного региона, что, по словам израильских экспертов, на севере они граничат не с сирийцами, а с россиянами.

Их военное присутствие на Ближнем Востоке в сочетании с ослаблением американского влияния в Сирии заставило региональных игроков принять новую реальность. Однако никто из них не ожидал, что война за тысячи километров от их границ изменит данное уравнение.

В мае 2022 года появились сообщения о частичном выводе российских сил из Сирии для поддержки военной операции на Украине. Как заявил советник главы Офиса Зеленского Михаил Подоляк со ссылкой на израильские СМИ, власти в Москве в срочном порядке перебрасывают войска с сирийской территории, контролируемой силами Корпуса стражей исламской революции, на украинскую.

Как отмечалось, российские военнослужащие уже покинули авиабазы в Хмеймиме, Эль-Камышлы, Дейр-эз-Зоре и Т-4 и были переброшены на украинский фронт. Это подтвердила газета The Moscow Times — независимое издание, базирующееся в Нидерландах.

Хотя ни один российский чиновник или СМИ еще не подтвердили переброску, а фактическое число военнослужащих в Сирии неизвестно, по данным Минобороны России, в период с 2015 по 2018 годы в этой стране находились около 63 тысяч российских солдат.

Вне зависимости от масштабов вывода войск, маловероятно, что Москва полностью откажется от присутствия в Сирии. С 2015 года она много инвестировала в эту страну и имеет там стратегические интересы. Однако в ближайшее время ее военно-политические влияние будет иным, и пора задать вопрос: кто заполнит будущий вакуум?

Наиболее вероятная альтернатива — Иран

Как считает ряд экспертов по сирийскому вопросу, вывод российских войск, какими бы ни были его масштабы, станет поворотным моментом в сирийском конфликте и положит начало гонке между Тегераном, Анкарой и, возможно, Тель-Авивом.

На протяжении семи лет Москва являлась уравновешивающей силой между указанными сторонами, сдерживая, в частности, экспансию Ирана.

Теперь же, когда брошенные ею базы переданы Корпусу стражей исламской революции и "Хизбалле", ожидается, что иранцы направят в Сирию дополнительные войска.

Есть посмотреть на развитие российско-иранских отношений за последние годы, можно обнаружить: это была конкуренция. Стороны боролись за тактический контроль в некоторых районах и расходились во мнениях относительно послевоенного восстановления страны и многих экономических, политических и военных вопросов.

Однако при необходимости они старались координировать военные и политические усилия. После начала операции на Украине Иран был одной из немногих стран, выразивших поддержку и солидарность с Россией, поэтому, должно быть, последняя и была готова отдать власть в некоторых районах силам КСИР и другим проиранским группам.

Вероятная военная экспансия Тегерана в Сирии обусловлена не только интересами самих иранцев, но и сирийского режима, который нуждается в контингенте для сохранения контроля над территориями и продолжения борьбы с оппозицией.

В начале апреля этого года Луна Шибль, советник президента Сирии Башара Асада, заявила: "Помощь и опыт иранских сил нами приветствуются". Так она намекнула на возможное расширение влияния Тегерана в стране. Визит Асада в Иран 8 мая подтверждает данный тезис: президент услышал похвалу от верховного лидера Али Хаменеи и получил заверения о более тесном сотрудничестве.

Процесс был запущен еще в марте, когда Корпус стражей исламской революции начал работу с сирийскими добровольцами в обмен на ежемесячное вознаграждение в размере 200 тысяч сирийских фунтов (52 долларов) при условии, что они будут работать в сирийской пустыне, в дополнение к другим требованиям, связанным с религией и идеологией.

За последние три месяца Иран расширил свое присутствие на более чем 120 военных объектах и штабах в Сирийской пустыне. Речь идет о 4,5 тысячах военных, ракетных установках, оружии, беспилотниках и средствах связи.

В апреле иранская делегация и офицеры сирийского режима встретились на аэродроме в Эль-Камышлы на севере Сирии, чтобы сформировать военный совет при финансировании Тегерана. Совет, который будет состоять из выходцев местных племен, выступит против поддерживаемых США Сирийских демократических сил.

Кроме того, в конце марта "Хизбалла" захватила нефтяное месторождение в Хомсе и превратила его в военный штаб, изгнав оттуда государственных служащих.

На юге Сирии действия Тегерана были более осторожными, так как в отношении региона действует российско-израильское соглашение о недопущении иранских сил к граничащим с Израилем территориям. Сирийский режим произвел несколько перестановок в силах безопасности провинции, что укрепило иранское влияние.

Вызовы для Турции

Похоже, операция на Украине нарушила баланс, существовавший между Москвой и Анкарой в Сирии в пользу последней. Она дала ей возможность свободнее передвигаться на севере страны, однако, по мнению ряда экспертов, даже под воздействием украинских событий Россия сможет обуздать военные амбиции Анкары. Поэтому Турции выгоднее развивать сотрудничество с Москвой, нежели бороться с ней.

К примеру, российская сторона могла бы проявить большую гибкость в отношении предстоящего голосования в Совете Безопасности в июле по вопросу продления разрешения на доставку гуманитарной помощи в обход Дамаска, чего Турция очень хотела бы. Кроме того, Москва может оказывать поддержку трансграничным операциям Турции против курдских сил, что в прошлом делала неохотно.

В то же время следующим вызовом для турок в Сирии станет Иран. Как полагают политологи, хотя в прошлом стороны сотрудничали в борьбе с силами, связанными с РПК, на этот раз Тегеран может признать партию "Демократический союз" — сирийское отделение бескомпромиссной Рабочей партии Курдистана (РПК). К тому же партия открыта для переговоров и координации с режимом Асада и властями на северо-востоке Сирии.

По мере усиления иранской роли в этой стране Турция, вероятно, будет искать возможности противостоять силам режима Асада и его партнерам.

Похоже, нынешние разногласия между Анкарой и Тегераном не ограничиваются Сирией. Между двумя сторонами усилилась напряженность из-за трансграничных вод и работ по строительству плотин. Турецкие проекты плотин на реках Тигр и Аракс разозлили Тегеран, который опасается уменьшения расхода воды в реках. Это представляет для него экологическую угрозу, о чем свидетельствуют недавние пыльные бури, а незаконный переход афганских беженцев из Ирана в Турцию вызвал ответный гнев.

Как следствие, отношения между странами становятся все более напряженными, а российское отступление в Сирии добавило еще больше противоречий. Каждый игрок стремится сохранить и расширить зону влияния.

Возможности для Израиля

Израиль осознает всю серьезность нынешней ситуации в Сирии и перспективу расширения иранского военного присутствия. Поэтому создается впечатление, что он полон решимости не допустить этого. Граница с оккупированной территорией, а также основные базы и другие сирийские объекты стали свидетелями крупных столкновений. Иранский режим продолжает наращивать потенциал для нападения на Израиль из этого истерзанного войной региона, в то время как он ему всячески противодействует.

Один из самых драматичных инцидентов произошел в апреле 2018 года, когда иранский беспилотник пересек границу оккупированных территорий. Самолет был отправлен с авиабазы Т-4 в Сирии и сбит израильской армией. Подобные столкновения, наряду с другими инцидентами по всему Ближнему Востоку и даже на иранской территории, являются частью новой реальности в регионе между Ираном и Израилем, которую последний называет "войной между войнами".

Хотя уход России из Сирии в настоящее время представляет угрозу для Израиля, израильская разведка, основываясь на опыте прошлых лет, эффективно отслеживает изменения на сирийской арене и может предугадывать иранские планы.

Без Москвы и ее передовых систем ПВО израильские военно-воздушные силы имели бы большую свободу маневра и более широкие возможности для нанесения ударов по иранским целям, не опасаясь случайного поражения российских самолетов и военнослужащих.

Эскалация Израиля в отношении Ирана в Сирии действительно увеличит темп конфронтации между ними, но она может рассматриваться им как краткосрочная возможность значительно сократить военный иранский потенциал, который не только напрямую угрожает израильтянам, но и поддерживает союзников в регионе, будь то в Ливане, Йемене или Ираке.

Мухаммад Махмуд ас-Сейид, Sasapost (Египет)

Читайте также

Комментарии, содержащие оскорбления и человеконенавистнические высказывания, будут удаляться.

Пожалуйста, обсуждайте статьи, а не их авторов.

Статьи можно также обсудить в Фейсбуке