Zahav.МненияZahav.ru

Четверг
Тель Авивמעונן חלקית עד בהיר
+30+23

Мнения

А
А

Смерть журналистки: мы совсем сошли с ума

Ширин Абу Акле работала в СМИ, транслировавшем вражескую пропаганду, я не считаю ее "коллегой", и не хочу участвовать в фестивале вокруг ее смерти.

21.05.2022
Источник:Новости недели
Фото: Reuters

Мне, честно говоря, все равно, была она убита огнем террористов или наших солдат. Я даже не считаю Ширин коллегой, поскольку она работала в средстве массовой информации, ведущем пропаганду против Израиля, и, соответственно, тенденциозно освещала события, связанные с конфликтом между палестинцами и еврейским государством.

Наш враг находится в Дженине и несет ответственность за убийства израильтян. Чтобы предотвратить потенциальные жертвы, ЦАХАЛ вынужден проводить там операции по его обезвреживанию. Это настоящее поле боя, и любой, кто находится на нем, знает, что рискует жизнью. Прискорбно, что могут пострадать не участвующие в боевых действиях, но пока нет иного способа сражаться с врагом. Убивают не только журналистов. Десять лет назад такое случилось с отцом пятерых детей и дедом десяти внуков равом Даном Мерцбахом: заподозрив в нем террориста, военнослужащие открыли огонь по машине раввина.

Некоторые мои израильские коллеги проводят чуть ли не фестиваль траура по погибшей от случайной пули палестинской журналистке. Но насколько случайной можно назвать пулю, выпущенную во время перестрелки между израильскими солдатами и террористами? Бойцы нашего подразделения "Дувдеван" пришли во вражеский город, чтобы арестовать подозреваемых в терроре, а те встретили их гранатами и взрывпакетами. Пуля, независимо от того, из чьего оружия вылетела, могла задеть любого прохожего, но в ту минуту в том месте оказалась журналистка. Должен ли я переживать за нее так же, как за раввина Мерцбаха или других соотечественников, ставших жертвами палестинского террора? Того самого террора, который пыталась оправдать Абу-Акле? Между тем, я обнаружил немало журналистов-израильтян, не стесняющихся называть ее коллегой. Судя по всему, репортеры телеканалов "Хизбалла" и "Аль-Манар" тоже их коллеги. Как же? Они в СМИ, и я - в СМИ. Они готовят материалы для ТВ, и я веду передачи на ТВ. Но между ними и мной нет ничего общего. Они - мои заклятые враги, даже если имеют удостоверение журналиста.

Я не был лично знаком с Ширин. Но моя коллега Омри Хаим с 11-го телеканала в выпуске новостей сообщила, что у Абу-Акле была совершенно четкая антиизраильская позиция, а другой коллега, Цвика Иехезкели с 13-го канала ИТВ, пояснил: она не признавала наше право на государство даже в границах 1967 года и не случайно ФАТХ и ХАМАС отнесли ее после смерти к рангу мучениц.

О чем я должен думать, когда вижу государственную панихиду в честь моего врага в рамалльской Мукате и Абу-Мазена, называющего Ширин Абу-Акле "национальным голосом, передававшим страдания палестинских матерей и узников лагерей беженцев"? Когда в иорданской столице размахивающие палестинскими флагами в память о ней скандируют: "В Аммане и Дженине один народ, который не сдается", а в Тунисе демонстранты с такими же флагами скандируют: "Шахид, не трусь, твоя кровь - искупление за свободу"?

Я прекрасно понимаю, что в поисках "правды" Ширин Абу-Акле всегда была на стороне наших врагов. И именно так отношусь к тем, кто объясняет мне, что она погибла при исполнении служебных обязанностей. Каких именно обязанностей - бороться со злом или "передавать страдания матерей мучеников"? Точно так же можно сказать, что погибший от огня ЦАХАЛа террорист "Исламского джихада" пал при исполнении служебных обязанностей. Чем же в таком случае Ширин отличается от него?

После инцидента в Дженине мы бесчисленное количество раз слышали о проявлении озабоченности по поводу "свободы печати". Представитель Госдепартамента США даже объявила смерть Абу-Акле (она была и гражданкой США) повсеместным нарушением свободы прессы. В чем заключается "нарушение свободы"? Журналистке кто-то мешал передвигаться по городу, она была в чем-то ущемлена при исполнении своих обязанностей? Наоборот, свободно шла по улице в подобающей амуниции - в каске и бронежилете. И была смертельно ранена потому, что оказалась там в разгар ожесточенной перестрелки между ЦАХАЛом и террористами. С таким же успехом мог быть ранен или погибнуть водитель грузовика или любой горожанин по дороге в мечеть. Инструкции требуют, чтобы ЦАХАЛ не мешал журналистам работать, но не обязывают армию менять методы реагирования на врага только потому, что в зоне боевых действий может оказаться репортер.

Я не знаю, какой ответ по следам расследования инцидента даст своей пресс-службе ЦАХАЛ, но как гражданин Израиля призываю армию делать все возможное для победы над врагом, обеспечивая при этом безопасность наших воинов.

Интересно, что первые призывы к международному расследованию гибели палестинской журналистки раздались со стороны израильского правительства. Поначалу это был министр Иссауи Фрейдж, потом к нему присоединился министр Нахман Шай, который в неудачном интервью на радио 103FM, по сути, облил грязью свою страну, заявив: "При всем уважении, доверие к Израилю в подобных мероприятиях не самое высокое". Кто вообще просил их выскочить с идиотскими высказываниями? Каждый здравомыслящий человек знает, что на поле боя опасно. Если бы, не дай Бог, наш Итай Энгель погиб при обстреле во время съемок на окраине Киева, никто не стал бы создавать международную комиссию по расследованию такого инцидента. Всем ясно: каждый, кто решится прогуляться по "арене", где русские и украинцы стреляют друг в друга, рискует жизнью. Реально рискует. И там погибли уже не один, не два, а 20 (!) журналистов.

Мы здесь тоже на поле боя. Наши солдаты, находясь под постоянным огнем, отвечают тем же - и мы их полностью поддерживаем. Так что инициатива совместного израильско-палестинского расследования, в какой-то мере направленная на ослабление международного давления, на самом деле довольно туманна. Палестинская администрация - наш враг и с радостью заплатит боевику, который убьет нашего солдата. Позволить ей определять, правильно ли действовали израильские военнослужащие, - настоящее безумие. ЦАХАЛ не нуждается в палестинцах для проведения расследования, а когда приглашает их, загоняет себя в лабиринт, из которого неизвестно, как выйти.

Вместо того чтобы демонстрировать слабость и нерешительность, правительство должно заявить, что наша армия надежна и профессиональна и нет необходимости привлекать к проводимым ею расследованиям посторонних. "Уважаемый министр, - должен был сказать Яир Лапид министру ПА по гражданским делам Хусейну аш-Шейху, - имейте в виду: каждый раз, когда убийцы будут выходить из Дженина, мы будем заходить туда. И каждый раз, когда они будут стрелять в нас, мы будем реагировать без малейших колебаний. Ваши граждане должны знать, что соседи-террористы подвергают опасности их жизни. Ответственность в данном случае лежит только на вас". Такой должна быть позиция главы внешнеполитического ведомства суверенного государства, уверенного в действиях своих солдат. И я хотел бы, чтобы Лапид, который по долгу службы общается со многими лидерами мира, заметил им, что был бы счастлив услышать наряду с соболезнованиями по поводу случайно погибшей журналистки слова сочувствия в связи с гибелью 19 израильтян, ставших далеко не случайными жертвами террора.

Источник - Маарив

Перевод - Яков Зубарев

Читайте также

Комментарии, содержащие оскорбления и человеконенавистнические высказывания, будут удаляться.

Пожалуйста, обсуждайте статьи, а не их авторов.

Статьи можно также обсудить в Фейсбуке