Zahav.МненияZahav.ru

Пятница
Тель Авивגשם לפרקים
+12+6

Мнения

А
А

Что нельзя будет писать в Facebook

Во всем мире контроль за распространением информации в социальных сетях с каждым годом становится все строже - и сейчас пришло время Израиля.

29.12.2021
Источник:Детали
Фото: Getty Images / Chesnot

По результатам исследования Pew Research Center, Израиль находится на втором месте среди стран с развитой экономикой по использованию мобильных технологий. По тому же исследованию, израильтяне стали абсолютными лидерами по коммуникациям в социальных сетях: 77 процентов взрослого населения активно использует соцсети. Исследование проводилось в 27 странах мира в 2019 году - по предположениям, за минувшее время, в том числе из-за пандемии, число активных пользователей соцсетей еще возросло.

И вот в последние годы израильские силы безопасности начали обращать пристальное внимание на происходящее в соцсетях. В минувшем июне директор Службы общей безопасности (ШАБАК) Надав Аргаман впервые опубликовал призыв к израильтянам избегать проявлений нетерпимости в интернете: "В последнее время мы выявили рост экстремизма и подстрекательских высказываний - особенно в социальных сетях". Аргаман отметил, что Израиль уважает свободу слова и считает ее краеугольным камнем демократического государства, но в соцсетях наблюдается рост подстрекательских высказываний, включая призывы к насилию и нанесению физического ущерба.

Что ж, Аргаман обратил внимание на то, что все пользователи соцсетей знают уже давно, но все стало гораздо хуже после того, как в мае в социальной сети TikTok распространилось видео, где некие арабы бьют еврея-ультраортодокса. Участники вспыхнувших после этого акций протеста - в том числе члены радикальной организации "Лехава" - кричали "Смерть арабам!", "Мы отомстим" и "Мы сожжем вашу деревню". Одновременно с этим в арабских соцсетях развернулась кампания подражателей, поощрявшая нападения на евреев. Фактически можно сказать, что соцсети стали катализатором майских беспорядков и операции "Стражи стен", чем и привлекли к себе повышенное внимание властей.

Стало понятно, что дальше так продолжаться не может. Инструменты властей для борьбы с подстрекательством в соцсетях существуют (к примеру, израильский закон о диффамации "лашон а-ра" распространяется также на соцсети), но являются абсолютно недостаточными: законодательство отстает от происходящего на десятки лет. И вот 8 декабря был внесен проект закона о предотвращении преступлений в интернете, который позволит судьям издавать указы об удалении публикаций, нарушающих закон и угрожающих безопасности граждан. А 27 декабря министерская комиссия по законодательству единогласно одобрила законопроект министра юстиции Гидеона Саара ("Новая надежда" - "Тиква хадаша") "о недопущении подстрекательства к насилию в социальных сетях".

В законопроекте указано, что "есть те, кто использует интернет для распространения публикаций, подстрекающих к насилию и сексуальным преступлениям, являющихся вторжением в частную жизнь и наносящие ущерб достоинству и душевному здоровью и т. д". Также авторы закона отмечают "глобальную тенденцию увеличения вредоносного контента, приведшего к росту насилия в различных странах мира, в том числе в Израиле". Ну что ж, лучше сейчас, чем никогда.

Оппозиция в свою очередь объявила новый законопроект "цензурой", "диктаторским законом" и "попыткой заткнуть рты". Хотя, напомним, и правительство нынешнего председателя оппозиции Биньямина Нетаниягу пыталось подавать такой законопроект и отнюдь не считало это абсурдным или опасным. Но тут сам бог велел проехаться по "левацкому правительству". Бецалель Смотрич ("Религиозный сионизм") заявил, что "левые захватили традиционные СМИ и теперь хотят запретить высказываться право-сионистскому лагерю путем введения цензуры в социальных сетях".

Несмотря на явную претенциозность этих выкриков со скамьи оппозиции, нельзя не принимать в расчет, что есть определенный резон в вопросах, которые можно задать по поводу закона. Если Кнессет примет этот закон во втором и третьем чтениях, окружные суды смогут предписывать частным пользователям, а также крупнейшим электронным СМИ и социальным сетям, включая Google, Facebook, Tiktok и Twitter, удалять проблематичный контент. На нынешний момент формулировка такова, что суд может заставить социальную сеть удалить контент, если он: а) несет в себе состав уголовного преступления; б) создает угрозу безопасности для государства, общины или отдельного человека. Если вы частый гость в Facebook, то вы уже поняли, что эти пункты можно применить к огромному количеству сообщений, постов и комментариев.

Тем не менее многие эксперты по соцсетям и юриспруденции считают, что необходимо увеличить набор юридических инструментов для борьбы с неприемлемым контентом. Бывают случаи, когда быстрое удаление публикации предотвратит дальнейший ущерб. Об этом мы поговорили с Софи Рон Мория, журналисткой и адвокатом, специалистом по семейному праву и искам о диффамации.

- Софи, чем принципиально отличается новый закон о тех инструментов, которые использовались до сих пор?

- На сегодняшний день в Израиле существует закон о диффамации. Это было неплохим решением для некоторых нарушений в соцсетях. Но это старый закон, и он не приспособлен к цифровой реальности. Он рассматривает то, что было принято в прошлом веке, например, в классических традиционных СМИ. Или хотя бы на новостных сайтах.

- Но для соцсетей он не подходит?

- Давайте рассмотрим такую ситуацию. В газете появляется публикация: некто Дани украл у соседа 2000 шекелей. Дани может подать в суд на редактора, автора и издателя. Он может потребовать публикации опровержения и компенсации ущерба. Если вас оклеветали в газете, или на сайте, или в телепередаче, есть адрес, куда можно обратиться, потребовать извинений и компенсации. А что же в соцсетях? Ведь они сегодня обладают ничуть не меньшим влиянием, чем традиционные СМИ. Если вы публикуете там информацию о Дани от своего лица и под своим именем - на вас все еще можно подать в суд. Но если вы создали фальшивый аккаунт - потерпевший не может вас найти, чтобы подать иск. Открыть такой аккаунт не проблема. Теоретически вы можете потребовать, чтобы Facebook в Израиле выдал вам такого юзера, но Facebook этого делать не будет. И даже не забанит этот аккаунт, потому что алгоритм Facebook банит за расизм или бранные слова, а вот если написано вежливо, что Дани украл или изменил жене, то это никак не возбраняется. И Facebook ничего делать не будет на сегодняшний день. Поэтому частный человек не защищен от клеветы или подстрекательства в соцсетях.

- Но разве этот закон будет его защищать?

- Потерпевший сможет обратиться в суд и потребовать стереть этот пост. Если можно подать частный уголовный иск ("коблана плилит"), то есть закон о диффамации включает возможность уголовного преследования, то ситуация подпадает под действие нового закона. Закон просто ставит соцсети в положение традиционных СМИ. Сегодня в соцсетях можно призывать почти открыто к убийству премьер-министра - я недавно видела своими глазами. Газета не может такое напечатать, правда? После принятия нового закона такие посты просто можно будет потребовать стереть. То, чего сегодня нельзя напечатать в газете, нельзя будет написать в соцсетях. Поэтому критика оппозиции про "затыкание ртов" очень интересная: разве вы считаете, что в израильских газетах, которые придерживаются правил, нет свободы слова? У традиционных СМИ есть границы, красные линии. Там нельзя напечатать откровенные fake news, надо проверять факты. В Facebook можно сегодня написать, к примеру, что все врачи травят людей вакцинами, и никто вам ничего не сделает.

- Оппозиция утверждает, что закон направлен в основном против правого лагеря. Есть в этом рациональное зерно?

- Начнем с того, что у оппозиции есть масса собственных классических СМИ. Начиная от "Исраэль ха-йом" и заканчивая радио "Коль-Хай", "Седьмым каналом" и ультраортодоксальными газетами. Но на чем, собственно, основано утверждение, что закон направлен против "Ликуда" и его сторонников? На предпосылке, что суды "все левые" и поэтому судьи предпишут стирать контент правых, а то, что соответствует их взглядам, они оставят? Это, конечно же, не так. Исходя из этой парадигмы, вообще нельзя издавать никаких законов или давать судебной системе какие-либо полномочия. Это система ценностей, которая рассматривает всю судебную систему как врага.

Конечно, судья, как любой из нас, может иметь политические взгляды. Но у судей есть разные политические взгляды, есть множество судей и религиозных, и правых. Кроме того, есть критерии, которые судья не может игнорировать. Тот, кто считает, что судья может вертеть законом как хочет, просто не понимает, как работает эта система. Так что деятели "Ликуда" смогут так же подать в суд, если увидят подстрекательство против них. И выиграют, если на то будут причины.

В Западной Европе уже есть такие законы, например в Австрии. Законодательная система обязана идти в ногу с технической революцией, мир изменился - и это требует изменения законов. К примеру, сегодня появляются законы, защищающие от хакеров. Потому что появилась такая необходимость. Цифровой взлом приводит к такому же результату, как обычный, поэтому хакер, по сути, не отличается от вора. Точно так же нужны законы, защищающие граждан от сетевых, если можно так выразиться, вербальных преступлений - ведь в газете мы заботимся о том, чтоб не допустить дезинформации и клеветы, почему же мы допускаем это в соцсетях?

- И все же, если закон будет принят, как нам надо будет вести себя в соцсетях, чтоб "не подвести себя под монастырь" даже в бурных дебатах?

- Если человек пишет то, что можно написать в какой-нибудь газете - правой, левой, светской, религиозной, то же самое можно будет после принятия закона написать в соцсетях. На это и стоит ориентироваться, даже в самых яростных дискуссиях.

Читайте также

Комментарии, содержащие оскорбления и человеконенавистнические высказывания, будут удаляться.

Пожалуйста, обсуждайте статьи, а не их авторов.

Статьи можно также обсудить в Фейсбуке