Zahav.МненияZahav.ru

Понедельник
Тель Авивמעונן חלקית עד בהיר
+22+17

Мнения

А
А

Не повод возвеличивать шакалов

Арабо-израильский дипломатический прорыв навсегда связан с именем Трампа. Что никак не отвечает интересам новой администрации.

19.10.2021
Источник:mnenia.zahav.ru
Встреча Нафтали Беннета и Абдель Фаттаха ас-Сиси. Фото: GPO / Koby Gideon

Все предрешено... Осталось лишь выбрать.
Еврейская мудрость


Что общего между дипломатией и политикой? Скорее всего, манящее захватывающее будущее, которое в итоге, как правило, почему-то оборачивается ужасным прошлым. А в чем разница? Дипломатия работает на перспективу. В то время как политика обслуживает сиюминутные интересы. Поэтому любые соглашения, какими бы привлекательными они ни казались, в историческом понимании недолговечны. Меняется власть - меняется и курс.

Возьмем хотя бы "Авраамовы соглашения", на которые возлагается столько надежд. Прошел год с начала активной фазы их популяризации. И что мы сейчас наблюдаем? Угасающий энтузиазм, переходящий в топтание на месте. Нет, сами соглашения по-прежнему на повестке дня. И даже получили недавно поддержку в Конгрессе, который обязал госдепартамент разработать стратегию по "расширению и углублению регионального ближневосточного сотрудничества". Только вот приоритеты поменялись. А вместе с ними и причинно-следственные связи. О чем не преминула напомнить посол США в ООН Линда Томас-Гринфилд, возвращая нас к неподъемной концепции "двух государств".

Впрочем, и за "авраамовым" фасадом пусть пока еще контурно, а все-таки просматриваются те же уши иллюзорной палестинской государственности. Иначе Джареда Кушнера арабы вообще на порог бы не пустили. Но в том и прелесть большой политики, что серьезной политикой в ней и не пахнет. Это только на бумаге она преемственна. И посему было бы наивно полагать, что Джо Байден продолжит политическую линию своего более-менее успешного предшественника. Ведь как ни крути, а последний арабо-израильский дипломатический прорыв теперь уже навсегда связан с именем Дональда Трампа. Что, естественно, никак не отвечает интересам новой администрации.

Поэтому Вашингтон поспешил отказаться от финансирования "Фонда Авраама", созданного для укрепления регионального сотрудничества в таких важных и ключевых областях как водные ресурсы, сельское хозяйство и энергетика. Вслед за США заморозили свое участие и Объединенные Эмираты, оставив Израиль в интересном положении, то бишь без уставного капитала, но зато с объемистым портфелем заявок от заинтересованных международных инвестиционных банков.

Погорячились? Возможно. Но какими бы ни были причины, это явный сигнал того, что и у этой инициативы нет будущего. А в чем вообще состоял изначальный смысл "Авраамовых соглашений"? Если исходить из принятого Конгрессом законопроекта, то, прежде всего, в поддержке и поощрении тех арабских стран, которые стремятся к нормализации отношений с Израилем. Но много ли таких стран? И какую цену потребует каждая из них?

Судан, к примеру, не собирается обмениваться послами. Хартум, по словам министра иностранных дел Марьям аль-Махди, согласился на нормализацию лишь для того, чтобы улучшить свое экономическое положение и стать членом Всемирной торговой организации. И еще вдобавок после полученного от Вашингтона обещания исключить его из списка стран-спонсоров террора.

Правда, тут хотя бы никому не угрожают смертью. Как в Ираке, где прошла конференция сторонников "Авраамовых соглашений". В ней участвовало около 300 делегатов из шести провинций. Причем как суннитов, так и шиитов. А теперь организаторам угрожает смертельная опасность. Ибо, согласно иракскому законодательству, любой, кто выступает за нормализацию отношений с Израилем, подлежит казни.

И Ирак - не исключение. Большинство арабских стран по-прежнему люто ненавидит "сионистское образование" и не готово смириться с его существованием. В этом, собственно, и вся закавыка. Но ее постоянно игнорируют. И в результате наступают на те же грабли. С новыми вроде веяниями, но старыми подходами. Ведь если вдуматься, то и попытка вовлечь в свою орбиту страны Персидского залива мало чем отличается от сепаратных переговоров сначала с Египтом, а затем и с Иорданией, закончившихся установлением холодного мира. За исключением разве что изменившихся с того времени геополитических условий.

Между тем, проблема как упиралась, так и упирается в антиизраильскую позицию Лиги арабских государств. Теперь почему-то стыдливо замалчивается, что одной из основных целей ее создания было очищение Палестины от еврейского присутствия. Об этом прямо говорилось в резолюции номер 27, принятой в декабре 1947 года.

Изначально эта задача возлагалась на иракского генерала Исмаила Сафавата, назначенного главнокомандующим сводной арабской армии, вторгшейся сразу после провозглашения независимости Израиля. А после военного фиаско роль главного душителя молодого еврейского государства взяло на себя так называемое Бюро по бойкоту Израиля со штаб-квартирой в Дамаске. Бойкот продолжается и сегодня. Когда председатель Африканского союза конголезец Феликс Чиломбо предложил предоставить Израилю статус наблюдателя, против этого решительно выступил целый ряд арабских стран, включая Алжир, Ливию, Тунис... В их числе, между прочим, оказался и "дружественный" Египет.

Близость, увы, не определяется соседством. А идеология - не вера. Это то, ради чего способны и убить. В состав Лиги входят 18 арабских стран, палестинская автономия и три восточноафриканские мусульманские государства - Джибути, Коморские острова и Сомали. Их общая площадь почти в полтора раза больше территории США, а по населению они уступают только Китаю и Индии. Штаб-квартира расположена в Каире. И практически все генсекретари тоже египтяне. Причем рангом не ниже министра иностранных дел. Но объединяет их не столько должность, сколько негативное отношение к Израилю. В 2004 году ЛАГ приняла Арабскую хартию прав человека, в котором сионизм приравнивается к расизму. Ее ратифицировали 14 стран-членов Лиги. Среди них и Арабские Эмираты с Бахрейном, которые явно не торопятся отказываться от этого своего постыдного наследия.

Да и само сближение со странами Персидского залива больше походило на экспериментальное. "Мирный договор" несмотря на то, что Израиль никогда не находился с ними в состоянии войны, включал в себя три этапа: сначала экономическое сотрудничество, затем объединение усилий в сфере безопасности и, наконец, полноценные дипломатические отношения. С правом расторгнуть договор на любом из этих этапов. Более того, и сам процесс нормализации не ограничивался временными рамками.

Что же заставило арабов форсировать его? Прежде всего, неадекватная политика Белого дома. С ее одержимой идеей любой ценой реанимировать ядерную сделку с Ираном. Совершенно не учитывая при этом интересы не только Израиля, но и своих арабских союзников, которые вместо поддержки все чаще сталкиваются с эмбарго на поставки оружия и прочими ограничениями. В основном по чисто надуманным либо несущественным причинам.

Еще большим шоком, если вообще не кошмаром, стали афганские события. И дело даже не в той легкости, с какой "Талибан" захватил власть, а вместе с ней и американское оружие на умопомрачительную сумму 85 миллиардов долларов. Хотя, понятно, что талибам не нужны две сотни винтокрылых "Черных ястребов". Но зато эти вертолеты очень нужны Ирану. И он их получит, потому что Кабулу нужны деньги. Теперь ему действительно есть что продать и кому продать. Одного только стрелкового оружия хватит, чтобы полностью вооружить всю пакистанскую армию, которая, на всякий случай, входит по численности в первую мировую десятку. А трофейные радиостанции уже можно встретить почти в любом афганском доме. Но то, что вооружение, включая и тяжелое, которое несомненно расползется по исламскому миру и рано или поздно окажется в руках террористов, пожалуй, лишь полбеды. Спешная американская эвакуация резко изменила международный баланс сил (причем вовсе не в пользу доминировавшего до сих пор НАТО), открыв тем самым путь к самым неожиданным альянсам и союзам.

Вашингтон, похоже, пока так и недооценил скрытую опасность своего непродуманного шага. Ибо и Китай, и заметно укрепивший с ним связи Иран расценили его как откровенную слабость. И не преминули этим воспользоваться. Пекин предъявил ультиматум Тайваню, а Тегеран выступил с неприкрытыми угрозами в адрес Азербайджана. Оформили близкие отношения и Турции с Пакистаном, подкрепив плодотворное экономическое сотрудничество не менее тесным военным содружеством. В том числе и в ядерной сфере.

И как тут не вспомнить откровение, которым Реджеп Эрдоган поделился еще в 2019 году: "Вы не найдете ни одной экономически развитой страны, у которой не было бы собственной ядерной программы. Атомная бомба автоматически гарантирует место в центре мировой геополитики. И мы не можем с этим не считаться".

А заодно на ум приходит и прошлогоднее признание бывшего германского министра иностранных дел Зигмара Габриэля: "Попомните мое слово - именно Турция станет следующей ядерной державой по соседству с нами". И что тогда? Если Иран и Турция обзаведутся ядерным оружием, то в гонку вступят и арабские государства. Это уже слова генсека ЛАГ Ахмада Абу аль-Райта, сказанные недавно на молодежном форуме в Египте.

Будем надеяться, что это только слова. На Ближнем Востоке любят желаемое выдавать за действительное. Но все же гораздо спокойней, когда есть возможность прикрыться зонтиком. Особенно ядерным. И желательно сейчас, когда опора на Америку становится все более проблематичной.

Именно этим и пытался воспользоваться Нафтали Беннет, отправляясь с первым официальным визитом в Вашингтон, совпавший с развернувшейся на его глазах афганской трагедией. Сейчас трудно сказать, чем была его отчаянная попытка реанимировать идею ближневосточного аналога НАТО - домашней заготовкой или внезапной импровизацией? Однако какого-либо понимания, к своему огорчению, он так и не нашел. Наверное, опять же по причине того, что эта идея зародилась в коридорах прежней администрации.

О создании нового ближневосточного военного альянса с условным названием MESA впервые заговорили в начале 2017 года. По сообщению The Wall Street Journal, первоначальную основу союза должны были составить Египет, Иордания, Саудовская Аравия и Объединенные Арабские Эмираты.

С партнерским соглашением о взаимной обороне. Что-то типа пятой статьи устава НАТО, согласно которой нападение на одну страну воспринимается как нападение на всех. Израилю же предлагалось лишь косвенное участие, сводящееся исключительно к роли поставщика разведданных. Но после ряда консультаций переговоры заморозили. Дабы, дескать, не торпедировать решение Лиги арабских государств о создании единых региональных вооруженных сил, принятое на XXVI сессии в марте 2015 года. Вернулись к нему только полтора года спустя, когда стало ясно, что и этот план ЛАГ оказался таким же мертворожденным, как и все предыдущие, а иранская угроза, между тем, стала гораздо ощутимей и сильней. Однако время было безвозвратно упущено.

Но нет худа без добра. Трудно представить себе более нелепый военный блок, где наряду с Египтом и Иорданией участвовал бы Израиль, которого они по-прежнему считают своим основным потенциальным противником.

Хотя сами ничего не могут противопоставить ни Ирану, ни Турции. А на фоне слабеющих позиций Соединенных Штатов это только лишний раз подчеркивает их несостоятельность и слабость. Еще смешней выглядело бы "ближневосточное НАТО" в составе Саудовской Аравии, ОАЭ и Бахрейна. На это в конце прошлого года тоже делали ставку как в Вашингтоне, так и Иерусалиме. И напрасно. Поскольку, как говорят на Востоке, отсутствие львов еще не повод для того, чтобы возвеличивать шакалов. Грубовато, конечно, но, по сути, верно. Страны ведь как люди: чем слабей, тем тоньше у них кожа, но зато длинней память. А главная причина многих надуманных проблем в том, что, убеждая в своей правоте других, мы на самом деле убеждаем самих себя.

Чем проще отношения, тем они притягательней. Сближают не взаимные симпатии, а общий интерес. Сегодня он подогревается агрессивной политикой Ирана. И все прекрасно понимают, что никто, кроме Израиля, не осмелится бросить ему вызов. Не потому, что он такой смелый. Сама жизнь заставляет. Ведь если тебя постоянно грозят уничтожить, то другого выхода просто нет.

А тут вдруг выяснилась и еще одна пикантная деталь. Иранские спецслужбы полностью разгромили американскую агентурную сеть. И ЦРУ вынуждено опираться лишь на данные радиоэлектронной разведки, но этого слишком мало. Поэтому теперь США почти полностью зависят от информации "Моссада". Что, естественно, во многом развязывает Израилю руки. И только повышает его значимость в арабских глазах.

Но есть еще одна важная составляющая, которую в Израиле, на мой взгляд, пока недооценивают. Речь идет об экономике. И в частности, энергетической сфере. Непонятно почему ее постоянно игнорируют. Взять тот же Трансизраильский нефтепровод, простаивающий со времен исламского переворота в Тегеране. Почему бы не использовать его для перегонки эмиратской (а там, глядишь, и саудовской) нефти из Эйлата в Ашдод? Заморожена даже собственная нефтедобыча. Понадобилось целых десять лет, чтобы начать добывать газ с месторождения "Левиафан". Но оно богато и нефтью. По данным геологов, ее запасы могут доходить до трех миллиардов баррелей. Аналитики швейцарского инвестиционного банка UBS давным-давно подсчитали, что к 2020 году Израиль смог бы ежедневно добывать, как минимум, 500 тысяч баррелей нефти, а каждые сто тысяч, между прочим, повышают годовой темп роста ВВП на 4 процента. И только нефтедобыча обещала в конечном счете принести в казну страны не менее двухсот миллиардов долларов.

А как обстоит дело в реальности? Вместо нефти зияет дырка от бублика. Что же тормозит? Нехватка денег? Недостаток опыта? Отсутствие инвесторов? Или обычная рутинная инерция? Не без этого, конечно. Но основная причина в яростном противодействии экологов и примкнувших к ним разношерстных маргинальных групп, финансируемых в большинстве своем из-за рубежа. При активной поддержке ряда собственных недальновидных политиков и законодателей.

В переломные времена дефицит политических львов всегда плодит политических шакалов. Государству их "блажь" ежегодно обходится в очень даже круглую сумму. Но и это ничто по сравнению с теми потерями, которые грозят стране в ближайшем будущем. Ведь надежды на быстрое замещение тепловой энергетики возобновляемыми источниками энергии становятся все призрачней. И потому во всяком случае еще лет десять, если не больше, добыча газа, нефти и угля будет только расти. Как и цены на них.

Израиль не может соревноваться с ведущими мировыми производителями углеводородов. Но и у него есть свой плюс - уникальное геополитическое положение, своеобразный мост на пути между Востоком и Западом. Отсюда и такая к нему притягательная сила. И неважно наберет крейсерскую скорость "авраамов" локомотив либо застрянет где-то на запасном пути. Независимо от этого страны Персидского залива уже сейчас готовы инвестировать в Израиль триллион (!) шекелей в течение десяти лет. Это чуть меньше того, что обещает Ирану Китай, но за 25 лет. И примерно столько же, сколько способен аккумулировать израильский хайтек. А если учесть, что сегодня Израиль лидирует по темпам роста среди членов OECD - международной экономической организации наиболее развитых стран, то задача войти по уровню ВВП в "первую двадцатку" уже не кажется невыполнимой. Только бы самим себе не навредить.

Читайте также

Комментарии, содержащие оскорбления и человеконенавистнические высказывания, будут удаляться.

Пожалуйста, обсуждайте статьи, а не их авторов.

Статьи можно также обсудить в Фейсбуке