Zahav.МненияZahav.ru

Воскресенье
Тель Авивמעונן חלקית
+26+20

Мнения

А
А

Мы боимся!

От провала полиции во время "Стража стен" до отсутствия сдерживания ХАМАСа армией и уступчивости ШАБАСа перед террористами в тюрьмах.

25.09.2021
Источник:Новости недели
Фото: Walla! / Реувен Кастро

Неприятно об этом говорить, неудобно об этом писать, но правду не скроешь: мы слабы. События, которые с незавидной регулярностью то и дело обрушиваются на нас в последнее время, не возникают сами по себе. Это последовательная цепочка, и эта последовательность выглядит очень плохо.

Можно найти тысячу и один ответ на вопрос, как мы способствовали появлению тюрем, где жестокие убийцы получают право организовывать за решеткой ячейки и диктовать начальству условия через избранного ими (демократия, блин!) представителя. Можно сколько угодно объяснять, что это для нашей же пользы и управлять тюрьмой таким образом легче. Чушь! За этой реальностью скрывается одна правда - мы их боимся.

Мы боимся, что, если рассердим террористов, они объявят голодовку и привлекут к себе внимание мировых гуманистов. Может быть, один из них даже умрет. Может, это спровоцирует большие беспорядки в Иудее и Самарии. И вместо того, чтобы поставить перед их носом тарелку и сообщить, что, если кто не желает жрать, пусть сам отвечает за последствия, мы впадаем в истерику, как еврейская мама, при виде террориста, угрожающего голодовкой! Не палестинцы опасаются, что земля загорится у них под ногами, а государство опасается, что ситуация может выйти из-под контроля, и наша армия с ней не сладит. Одна из самых мощных армий в мире.

Бесчисленные легенды о героическом ЦАХАЛе, который энергично реагирует на каждую ракету, и правительстве, без колебаний посылающем солдат к охваченной огнем границе, не скрывают реальности. Да, наши ВВС прекрасно делают все, что в их силах: наносят существенный ущерб тренировочным комплексам, военным лагерям или хранилищам боеприпасов, но сколько же их, право слово, может быть?! Или у нас не хватает мужества убить врага? Все больше и больше бомбовых ударов оставляют впечатляющие картины разбросанных досок, металла, груд мусора и пыли и - нулевых потерь с той стороны.

Может ли кто-нибудь объяснить, почему мы вновь и вновь стремимся не ударить по врагу полной мощью? Почему мы дарим страховку жизни тем, кто стремится нас убить? Почему каждый хамасовский боевик еще не уверовал в то, что ему угрожает смерть? Да и против кого мы воюем? Против ХАМАСа - или против его пустой сторожевой вышки?

"Назовите мне, кого вы считаете врагом: туннель или ХАМАС?", - попросил однажды в незабываемой телевизионной передаче Моше Фейглин бригадного генерала в запасе Гиору Авнера, члена движения "Командующие за безопасность Израиля". "Туннель", - сказал Авнер, и его ответ более чем что-либо свидетельствует о глубине приоритетов.

21-летний Барэль Хадария Шмуэли погиб не из-за тех или иных технических причин или вследствие определенного развертывания сил. Он был убит потому, что мы играем с противником по его правилам игры. Я очень признателен начальнику генерального штаба Авиву Кохави. Но когда он в ответ на общественный гнев, вспыхнувший после смерти бойца, пишет, что "общество, которое не будет поддерживать своих солдат и командиров, даже если они ошибаются, обнаружит, что его никто не защищает", и что "готовность нести потери - условие национальной стойкости", думаю, он упускает из виду то, что по-настоящему укрепляет национальную стойкость.

Буквально на днях подполковник запаса Гур Розенблат рассказал на своей странице в Facebook о дочери-военнослужащей, которая была ранена камнем в лицо. "По правде говоря, нас это не удивило, - написал он. - В последний раз во время побывки дома дочь сказала, что солдаты беспомощны перед участниками беспорядков. У них есть только разрешение пользоваться средствами для разгона демонстраций, такими как слезоточивый газ, но он никого не пугает.

В культуре окружающих нас народов бешеных собак забрасывают камнями. Я не знаю другой армии, которая оснащала бы своих солдат только средствами для разгона демонстраций и позволяла бы регулярно бросать в них камни. И так продолжается десятилетиями".

Именно в этих словах, господин начальник генштаба, и кроется общественное возмущение. А не в том, ошибся ли кто-то в своих суждениях или оперативном планировании. Когда официальный представитель ЦАХАЛа, сообщая о заброшенных через нашу границу взрывных устройствах и "коктейлях Молотова", определяет это как "нарушения порядка", здесь что-то не так.

Нарушение порядка - это когда дети оставляют кубики разбросанным на ковре. Нужно объяснить им, что это нехорошо. Когда же противник бросает "коктейль Молотова" в солдат ЦАХАЛа, он должен получить пулю в лоб. Так ведет себя армия, защищающая жизни своих бойцов. Так ведет уважающая себя армия. Так ведет себя армия, заинтересованная в правильной передаче своего послания врагу. Смехотворные обстрелы заброшенных баз в Газе никого в секторе не останавливают. Откуда мы это знаем? Очень просто: потому что они не прекращают террор.

В течение многих лет палестинцы сжигают наши поля - при этом правительстве и при предыдущем, а мы все ищем мира. В нормальном мире слабые боятся сильных, стараются не раздражать их лишний раз. А у нас все наоборот. Маленькая, по сути, организация ведет беспрерывный террор, а могущественное государство лишь молится о спокойствии.

Время от времени мы видим по телевизору кадры, на которых джип ЦАХАЛа не реагирует брошенные в него с нулевой дистанции камни и бутылки с зажигательной смесью. Если он остановится и откроет огонь, то наживет себе себя неприятности.

Так выглядит армия, стремящаяся к победе? Нет, так выглядит армия убегающая, напуганная, нерешительная, сбитая с толку, желающая закончить день без столкновений. И самая большая проблема - как в притче о лягушке в котле она заключается в том, что мы настолько привыкаем к этой реальности, что она становится для нас обыденностью. Чуть ли не смыслом существования. Что? Кто открыл огонь по метателю камней?!

Вернуться домой с миром

Но начинается это все не в Газе и не в Газе заканчивается. Посмотрите, что произошло у нас всего несколько месяцев назад. Тысячи арабских граждан бунтовали, линчевали евреев, сжигали дома и машины, размахивали вражескими флагами на улицах Израиля. Как будто такой должна быть наша судьба на земле предков. Как будто именно об этом мечтали наши родители, вернувшиеся на родину со всего мира.

Израильская полиция, чья работа заключается в защите жизни своих граждан, избегает столкновений с погромщиками и боится реагировать. А ее генеральный инспектор генерал-майор Коби Шабтай, встает и заявляет: "Мы развели радикалов", как будто это двое соседей, сцепившиеся из-за стоянки автомобилей, а не националистическая, расистская и антисемитская война, ведущаяся против евреев, где бы они ни находились.

Недавно он хвастался в Кнессете, что полиция подавила арабский бунт в течение четырех дней - "без потерь". Когда депутаты напомнили ему, что в результате погромов в Лоде и в Акко были убиты евреи, генеральный инспектор дал понять, что имел в виду силы безопасности. И это поразительно: его "войска" вернулись домой "с миром". А я смотрю на него и спрашиваю себя: как, черт возьми, можно победить с таким мировоззрением?

Как в полиции - так и в системе правосудия. Несколько дней назад судья Верховного суда Анат Барон приняла решение об освобождении под домашний арест двух арабов, обвиненных в участии в жестоком линче в Тамре водителя-еврея, отца четверых детей. Первый, согласно обвинительному заключению, несколько раз ударил водителя палкой, а затем сфотографировал себя на месте преступления, продемонстрировав залитую кровью руку. Второй втиснулся в автомобиль и избивал водителя руками и ногами.

Обвинение приписывает нападавшим националистический мотив. По утверждению государства, они избивали еврея, движимые желанием изуродовать его и сделать инвалидом. И действительно, у пострадавшего переломы позвоночника, порезы на шее, бедре, кровоизлияния и синяки на груди и ребрах, раны на голове.

Как написала в постановлении судья Барон, "действия, приписываемые ответчикам, чрезвычайно серьезны". Но это оказалось для нее недостаточной причиной для того, чтобы содержать бандитов под стражей. Почему? Потому что даже судья Барон не считает расистские и антисемитские нападения на евреев частью идущей здесь войны.

А война, даже если мы стараемся не воспринимать ее таковой, продолжается. Когда ультраортодоксы получают пощечину на Манхеттене, наши СМИ автоматически определяют это как антисемитское явление. И, безусловно, правы. Но когда ультраортодоксы вновь и вновь подвергаются нападениям со стороны арабов в Иерусалиме, в том числе и совсем недавно, это выходит за рамки данного определения.

У нас нет сил, чтобы ссориться. У нас нет сил, чтобы бороться. Давайте лучше сядем перед телевизором и посмотрим "Свадьба с первого взгляда". И незачем сводить нас с ума!

Министр еврейского правительства объясняет, что больше незачем бороться за репатриацию в Израиль, - и это никого не трогает. Большинство репатриантов сейчас - не евреи, и это тоже никого не интересует. БАГАЦ разрешает завозить неевреев и это даже не попадает в газету. Государство Израиль спустя 73 года своего существования впало в дрему.

У наших врагов есть амбиции, есть готовность бороться за них, а что мы? У нас есть амбиции, есть видение будущего? Знаем ли мы, чего хотим от себя, от государства? Если бы мы жили здесь в окружении доброжелательных соседей, мы могли бы быть удовлетворены. Но на нашем поле играют еще несколько команд, которые жаждут победы над нами. Так стоит ли нам дремать, или мы должны встряхнуться как можно скорее?

Источник - Маарив

Перевод - Яков Зубарев

Читайте также

Комментарии, содержащие оскорбления и человеконенавистнические высказывания, будут удаляться.

Пожалуйста, обсуждайте статьи, а не их авторов.

Статьи можно также обсудить в Фейсбуке