Zahav.МненияZahav.ru

Воскресенье
Тель Авивחם מהרגיל
+30+22

Мнения

А
А

"Я разочаровался в Беннете"

"70-80 населенных пунктов в Иудее и Самарии разделят судьбу Нецарим в Гуш-Катифе и никого, включая премьер-министра, это не интересует".

02.09.2021
Источник:mnenia.zahav.ru
Фото: Reuters

Коби Элираз на грани отчаяния. Последние три года он мечется от трибуны к трибуне, от конференции к конференции, от профессионала к профессионалу, от министра к министру, сообщая массу информации каждому, кто готов слушать, в надежде, что кто-то начнет действовать.

Он показывает, как палестинцы систематически, упорядоченно, за счет внешнего финансирования захватывают зону C в Иудее и Самарии. Он предупреждает об опасности, которую несет в себе эта ситуация не только для жителей Иудеи и Самарии, но и для жителей прибрежной полосы. Он объясняет, что эта тема должна интересовать левых не меньше, чем правых. Он предупреждает о том, что с каждым днем ситуация становится все более непоправимой.

- Вы помните поселение Нецарим в Гуш-Катифе?, - спрашивает он. - Когда каждый выезд мог обернуться терактом? Это судьба, которая ожидает 70-80 еврейских населенных пунктов в Иудее и Самарии. Мы двигаемся в этом направлении. Вся территория вокруг будет палестинской. Каждый выход из дома превратится в проблему с точки зрения безопасности. Такие поселения как Бейт-Эль, Офра, Эли, Шило и Тапуах станут изолированными. Таков будет удел многих населенных пунктов.

Элираз хорошо знаком с реалиями. Он служил помощником по вопросам поселений трех министров обороны - Моше (Буги) Яалона, Авигдора Либермана и Биньямина Нетаниягу. Около года назад он был назначен советником комиссии Кнессета по иностранным делам и обороне по зоне C. Ранее, когда Нафтали Беннет вступил в должность министра обороны, он взял с собой Элираза в качестве советника в этой области.

- Я очень разочарован Нафтали, - говорит Элираз. - Вначале, когда он стал премьер-министром, я сказал себе: "Отлично, теперь он позаботится об этом". Я был разочарован, увидев, что эта тема даже не была упомянута в ходе коалиционных переговоров партии "Ямина". Единственным, кто поднял эту тему, был Зеэв Элькин. Это было самое драматическое событие в сфере безопасности, оно гораздо важнее, чем строительство еще нескольких единиц жилья, но никто этого не осознает
.
В ближайшие дни все члены Кнессета получат подробный документ, написанный Элиразом для института политических исследований "Форум Шило", который работает над укреплением и расширением еврейских поселений во всех частях страны. На 48 страницах документа содержится информация о серьезности проблемы и связанных с ней опасностях, а также о планах палестинцев и о путях их финансирования. Не менее важно то, что в документе изложен ряд мер, которые еще не поздно предпринять.

Палестинцы, заявляет Элираз, организованно участвуют в крупномасштабном строительстве, направленном на "создание территориальной целостности между районами, контролируемыми Палестинской автономией, блокировании еврейских поселений и предотвращение их расширения, захвате основных транспортных артерий вплоть до "зеленой черты."

- Из Иудеи и Самарии, - объясняет он, - можно контролировать все государство Израиль. Любой, кто посмотрит на карту, поймет, что с этих возвышенностей можно держать под прицелом и Беэр-Шеву, и Хайфу, и всю прибрежную равнину. Я не знаю, о чем думал Ицхак Рабин в Осло, но он позаботился о том, чтобы эта возвышенность осталась в наших руках.

Цифры, которые он приводит, вызывают тревогу. "По соглашениям Осло, мы получили 60% территории, а 40% достались палестинцам. После Осло прошло менее 30 лет, и наша ситуация все хуже. Сегодня все перевернулось. Сегодня палестинцы заселяют 60%, а мы - 40%. С момента подписания соглашений в Осло, они регулярно отнимают у нас территорию путем строительства, посадок, а иногда и просто вспахиванием земли. И это отлично действует. Они поняли, что это их самая эффективная борьба. Терроризм не обязательно приносит хорошие результаты. И на международной арене у них не всегда есть успехи, но в этой области они преуспевают.

Если такая ситуация будет продолжаться, однажды утром мы проснемся и обнаружим, что потеряли эти земли. Хорошо, что у нас есть Гиват-Зеэв и Элькана. Но когда мы остаемся лишь с ними, мы потеряем контроль за происходящим. Взгляните на то, что происходит в долине реки Иордан, которую продолжают захватывать бедуины и палестинцы. Они изобрели нечто новое. Людям, живущим в деревне, нужно летнее или зимнее жилище поблизости к обрабатываемой ими земле. И вот так вы внезапно обнаруживаете основную деревню и дочернюю".

С ведома Палестинской автономии и за ее счет

Элираз возлагал на Беннета много надежд, но, по его словам, они вскоре развеялись. "Сначала он громогласно заявил об этой теме, сказав, что это его интересует, и на нескольких конференциях по урегулированию он публично объявил о том, что собирается заняться этим. "Теперь я министр обороны, у меня есть план, мы это остановим". Вскоре после того, как он стал министром обороны, он позвал меня. Я отказался от многих возможностей, прибыльных предложений на частном рынке, и присоединился к нему. В самом начале у нас было несколько совместных совещаний с главнокомандующим Центральным округом, координатором действий на территориях и с другими высокопоставленными чиновниками. Это выглядело серьезно, но на практике он совершенно не уделял этой теме внимания.

Я написал ему подробный план, но очень быстро увидел, что он думает только о пандемии, что у него нет времени заниматься зоной С, что я вкладываю усилия и нет никакой отдачи. Что министерство не занимается этим вопросом. Я напоминаю о том, что он - министр обороны, он несет ответственность за зону С, а не за пандемию. На практике, мой план, который не только описывает проблему, но и детально объясняет, что необходимо сделать, чтобы ее решить, остался только на бумаге."

Я напоминаю Элиразу, что Беннет говорил о 50,000 палестинцев, проживающих в зоне C. Он использовал это число, когда представлял свой план аннексии этого района, и дал понять, что с таким небольшим количеством палестинских жителей у нас не будет проблем с предоставлением им израильского гражданства, если они того пожелают.

-Число 50,000 неверно, - говорит Элираз. - Сегодня в зоне C находится около 45,000 незаконных построек. Если вы умножите их примерно на пять человек на семью, вы получите почти четверть миллиона палестинцев, и ситуация только ухудшается.

Каждый год, если вычесть количество незаконных построек, которые разрушает Гражданская администрация, остается в среднем 700 новых строений, которые никто не трогает. Это около 3,500 новых палестинских жителей в этом районе каждый год. Это не естественный прирост, это результат иммиграции, и все организовано заранее.

Палестинская автономия поощряет эту экспансию. Она заявляет об этом во всеуслышание. Все продумано и хорошо спланировано, с большими финансовыми вложениями и щедрой европейской помощью со стороны государств, фондов и негосударственных организаций. Палестинцы просто более серьезны, чем мы, и более профессиональны. Они работают более очень систематично. Наших политиков это совершенно не интересует".

Политический истеблишмент хочет тишины и спокойствия

В документе, который он написал для "Форума Шило" Элираз подробно описывает, сколько палестинцы вкладывают в эту стратегию, в то время как израильское правительство спит на ходу. Он пишет, что у палестинцев есть министерство, которое действует в соответствии с подготовленным пятилетним планом. Оно наблюдает за действиями на местах, корректирует их в соответствии со своими потребностями, готовит планы работы и имеет годовой бюджет в 32 миллиона долларов, а также дополнительный внешний бюджет от международных организаций в размере сотен миллионов долларов. В целом, утверждает он, бюджет палестинского проекта по захвату зоны C составляет около полумиллиарда долларов и рассчитан на пять-семь лет.

- Израильские структуры, отвечающие за все, что связано с зоной C, - утверждает он, - не осознают того, что на их глазах происходит крупномасштабное событие, это стратегия, а не набор отдельных случаев, поэтому, их реакция характеризуется точечным вмешательством, без учета того, что речь идет о глобальном плане.

Несколько дней назад правительство объявило, что параллельно с выдачей разрешений на строительство израильтянам в Иудее и Самарии, оно также утвердит около 1,000 единиц жилья для палестинцев.

- Я не против планирования строительства для палестинцев, - говорит Элираз, - но это должно осуществляться согласно четким критериям. Прежде всего, стоит задаться вопросом, почему они не стремятся строить в зоне И. Ведь если они не строят у себя, но хотят строить у нас, тогда очевидно, что они больше заинтересованы в захвате территорий, чем в решение жилищного вопроса.

Кроме того, следует проверить, сколько разрешений на строительство они подают, по сравнению с количеством построек, существующих на сегодняшний день. В населенном пункте, где за 30 лет было построено десять домов, нелогично просить разрешение на строительство еще 250-и. Это не естественный прирост. Это захват территорий. Например, с 1965 года по настоящее время в деревне Дахар Эль-Мальк на севере Самарии было построено 50 домов. Несколько лет назад Гражданская администрация попросила одобрить строительство 350 новых жилищных единиц в этой деревне. Это прошение попало ко мне как к помощнику министра обороны по вопросам поселений, и я задумался: если за 50 лет построили 50 домов, то почему теперь им нужно утвердить 350? Давайте дадим им построить еще 50 домов на в течение следующих 50-ти лет. Это темп их естественного прироста. Что, вы хотите стимулировать их иммиграцию в это место? И это при том, что речь идет о районе, прилегающем к блоку поселений в Самарии, часть которого включена в генеральный план строительства израильского поселения Шакед?

Я задал некоторые вопросы, в итоге им было разрешено построить только 100 единиц. Кроме того, если вы легализовали им 50 домов, которые были построены незаконно, почему бы вам не сделать то же самое для израильских форпостов? Почему палестинцам можно, а израильтянам - нет? Важно понимать, что у нас около 70 израильских форпостов в этом районе, а, с другой стороны, около 700 палестинских форпостов.

- Я не против планирования строительства для палестинцев, - говорит Элираз, - но это должно осуществляться согласно четким критериям. Прежде всего, стоит задаться вопросом, почему они не стремятся строить в зоне И. Ведь если они не строят у себя, но хотят строить у нас, тогда очевидно, что они больше заинтересованы в захвате территорий, чем в решение жилищного вопроса.

Кроме того, следует проверить, сколько разрешений на строительство они подают, по сравнению с количеством построек, существующих на сегодняшний день. В населенном пункте, где за 30 лет было построено десять домов, нелогично просить разрешение на строительство еще 250-и. Это не естественный прирост. Это захват территорий. Например, с 1965 года по настоящее время в деревне Дахар Эль-Мальк на севере Самарии было построено 50 домов. Несколько лет назад Гражданская администрация попросила одобрить строительство 350 новых жилищных единиц в этой деревне. Это прошение попало ко мне как к помощнику министра обороны по вопросам поселений, и я задумался: если за 50 лет построили 50 домов, то почему теперь им нужно утвердить 350? Давайте дадим им построить еще 50 домов на в течение следующих 50-ти лет. Это темп их естественного прироста. Что, вы хотите стимулировать их иммиграцию в это место? И это при том, что речь идет о районе, прилегающем к блоку поселений в Самарии, часть которого включена в генеральный план строительства израильского поселения Шакед?

Я задал некоторые вопросы, в итоге им было разрешено построить только 100 единиц. Кроме того, если вы легализовали им 50 домов, которые были построены незаконно, почему бы вам не сделать то же самое для израильских форпостов? Почему палестинцам можно, а израильтянам - нет? Важно понимать, что у нас около 70 израильских форпостов в этом районе, а, с другой стороны, около 700 палестинских форпостов.

У меня нет доказательств этого, но я чувствую, что политический истэблишмент закрывает глаза на то, что происходит в зоне C, в основном для того, чтобы было тихо и спокойно. Возможно, я бы тоже одобрил некоторые планы палестинского строительства, но можно было выбрать подходящие планы, которые намного более приемлемы для нас, чем те, которые были одобрены. Первым одобренным мной планом не был бы план строительства в Хирбет Закария в Гуш-Эционе. Это палестинское строительство в рамках блока израильских поселений. Сегодня там около 40 зданий, а теперь мы утвердили 50 единиц жилья и также дали им площадь в два раза больше, чем они имеют сегодня. Ведь не в наших интересах поощрять иммиграцию туда, а только лишь обеспечить место для естественного роста, не так ли? С одной стороны, вы не боретесь за зону C, и позволяете им строить столько, сколько они хотят и где они хотят, а с другой стороны, вы одобряете это в сердце израильских населенных пунктов? И это вы осуществляете еще и как первый шаг? Есть планы строительства, которые мы могли бы утвердить на участках земли, которые примыкают к районам A и B, и находятся вдали от израильской территории. Налицо плохой выбор планов и отсутствие внимания к важным деталям.

Элираз достает карту и показывает мне некоторые из утвержденных в настоящее время планов строительства для палестинцев на территориях, которые расположены в центре зоны C. "Почему нужно было разрешить им строить посреди зоны?", спрашивает он. "Кроме того, мы могли бы сказать им: "Мы одобряем строительство условно, и собираемся проверять вас в течение следующих трех лет. Если здесь будет незаконное строительство, это будет для нас предостережением. Только если вы не будете строить ничего, кроме того, что было согласовано, мы продолжим утверждать планы строительства.

Только Либерман действовал

Элираз вник в эту тему почти по ошибке. "Для меня все началось с письма, которое Шай Ницан, который занимал тогда должность государственного прокурора, отправил Авигдору Либерману, который в то время был министром обороны. В 2017 году он написал ему, что у прокуратуры возникла проблема, потому что количество петиций, подаваемых палестинцами против сноса их домов, выросло от 40 до 170 в год, и у него нет достаточно кадров, чтобы справиться с этим объемом работы. Юристы обратились ко мне и попросили заняться этими петициями, навести в них порядок и решить, что важно, а что нет, где доводить дело до суда, а где нет.

Я запросил все материалы, начал их просматривать, и понял, что происходит. Семь лет назад человек незаконно построил дом, и с тех пор мы издаем постановления на снос, и он подает апелляции, а между тем продолжает строить, и через семь лет дела против него нисколько не продвинулись, а у него уже есть 15 построек, и никто его не останавливает. Я понял, что здесь что-то нарушено. Я утверждаю, что это не только в интересах правых. Даже те, кто считает, что через десять лет у нас появится партнер в лице палестинцев, и что мы должны будем предоставить им территорию в рамках соглашения, должны обеспечить нам то, о чем мы можем вести споры на переговорах. В нынешней ситуации этого не случится. Мы раздаем территории ежедневно без каких-либо договоренностей".

Элираз близко знаком со всеми, кто занимался проблемами Иудеи и Самарии в последние годы. "Из всех министров, Либерман был единственным, кто по-настоящему действовал, - говорит он. - Прежде всего, он осознал, что не понимает ситуацию, и поэтому он должен прибегнуть к помощи сведущих в этой области. Но посреди дороги он решил уйти в отставку. Буги не осознал, что это было стратегическое событие, Нетаниягу думал, что зона C находится на темной стороне Луны, а Беннет так и занялся этим вопросом.

На определенном этапе я предложил генералу запаса Рони Нума взять на себя эту роль. Я не должен быть единственным, кто занимается этим вопросом. Я не был с Нума на избирательном участке, у меня никогда не было с ним задушевных бесед, я не знаю, за кого он голосует на выборах, но, когда я занимался петициями палестинцев, я увидел, что это человек сведущий, с которым можно работать и который хорошо понимает интересы Израиля".

Между тем, около года назад Элираз выиграл тендер комитета Кнессета по иностранным делам и обороне на должность специального советника по зоне C и надеялся, что, возможно, через эту комиссию ему удастся что-то продвинуть. "Цвика Хаузер, который был председателем комиссии, был тем, кто продвигал этот вопрос. Он убедил комиссию в необходимости заняться этим вопросом, объявил тендер, и я его выиграл. Я также должен был получить за это денежное вознаграждение, но я так и не получил ни шекеля, потому что меня так никогда и не задействовали.

Через два дня после того, как меня назначили, Гидеон Саар, который был председателем подкомитета по Иудее и Самарии и который должен был быть, по сути, моим работодателем, объявил, что начинает новый путь, и на этом все закончилось. Я должен был работать на него, предоставлять ему материалы, составить ему план работы, но я снова остался без кого-либо, кого все это могло бы заинтересовать. Фактически, можно сказать, что я занят поиском в коридорах израильского правительства людей, которым интересна эта тема, и я, вероятно, недостаточно талантлив, потому что пока я никого не нашел.

Я смотрю на премьер-министра и задаюсь вопросом: Нафтали Беннет, мой дорогой друг, вы заменили Биньямина Нетаниягу, и вы были бы готовы на многое пойти ради этого. Но в итоге, если вы продолжаете заниматься только кредитным рейтингом Израиля, иранской угрозой и пандемией, то где Ваше преимущество перед Нетаниягу? В конце концов, и Нетаниягу в этих областях был не так уж плох. Если все продолжается по-прежнему, и вы связаны по рукам и ногам правительством, которое не позволяет вам ничего делать, то чего все это стоит? Вы пошли на этот шаг, чтобы стать премьер-министром, и все? Что изменилось с того момента, как Вы стали премьер-министром?
"
- Вы пытались поговорить с ним после того, как он стал премьер-министром?, - спрашиваю я у Элираза.

- Я пытался, - отвечает Элираз. - Не с кем говорить.

Источник - Маарив

Читайте также

Комментарии, содержащие оскорбления и человеконенавистнические высказывания, будут удаляться.

Пожалуйста, обсуждайте статьи, а не их авторов.

Статьи можно также обсудить в Фейсбуке