Zahav.МненияZahav.ru

Суббота
Тель Авивחם מהרגיל
+29+22

Мнения

А
А

Нет левых и правых — что же остается?

Юли Тамир: происходит нарушение традиционной структуры левых и правых. Политическая идентичность не вписывается в прежние рамки.

18.04.2021 Обновлено: 18.04.2021
Источник:Детали
Фото: zahav.ru / Гарри Резниковский

Комментируя политический расклад, складывающийся в последнее время в Израиле, профессор Юли Тамир, в прошлом министр образования и абсорбции, обращает внимание на одну особенность: по ее мнению, на наших глазах происходит размывание традиционных представлений и деформация идеологии.

То, что раньше просто невозможно было представить, происходит сейчас: в образовавшемся "блоке перемен", появились представители национального лагеря, которые не отличаются, как считает Тамир, авторитарностью или экстремистскими наклонностями. Это очень зыбкая и неопределенная ситуация, к которой еще следует выработать свое отношение.

"Нечто подобное происходит не только у нас, - говорит Тамир. - К примеру, в некоторых странах Европы "зеленые" пополняют ряды ультраправых фашистских движений. Другими словами, по всему миру тут и там возникают союзы, ранее казавшиеся неприемлемыми, и это именно то, что мы наблюдаем у себя в стране. Происходит нарушение традиционной структуры левых и правых. Старые разделения размываются. Политическая идентичность не вписывается в прежние рамки. Но приведет ли этот процесс к новому формированию политической идентичности?

Если, к примеру, вдруг будет сформировано правительство со Смотричем и Аббасом, нам придется признать, что мы ничего не понимали, и происходит нечто новое. И, видимо, самоопределение людей здесь более религиозное, нежели национальное. Безусловно, Моше Гафни ("Еврейство Торы") намного легче иметь дело с Аббасом, чем со мной, хотя, думаю, что на личном уровне Гафни мне симпатизирует. И все указанные факторы откладывают решение конфликта, вопрос о территориях вплоть до прихода Мессии. Уж он точно все это исправит".

Надо сказать, что взгляды Тамир со временем претерпели заметные изменения. В конце 70-х годов прошлого века она была среди тех, кто создавал радикальную левую организацию "Мир сегодня", а затем возглавляла Ассоциацию за гражданские права. Но ее последняя книга "Почему национализм", вышедшая на английском языке в 2019 году, считает национализм необходимым условием демократии.

Один из ее аргументов состоит в том, что либеральная политика по таким вопросам, как иммиграция и права меньшинств, политика, ставшая популярной в последние десятилетия на Западе, может иметь негативные последствия для значительной части населения. По ее словам, игнорирование этих последствий сделало либерализм "синонимом лицемерия" в глазах многих людей.

"Либерально-прогрессивные левые проигрывают, потому что не знают, как сбалансировать ценности, важные для них, с ценностями, важными для других", - поясняет Тамир. Она добавляет, что либеральная элита в Израиле и на Западе "утратила интерес" к своей национальной идентичности и с презрением отвергает справедливые претензии, выдвигаемые обычными гражданами в том, что касается национальных ценностей.

В отличие от других интеллектуалов, Тамир отказывается участвовать в идеологической игре "или-или". Она настаивает на том, что "идентичность важна, национальный вопрос важен, но важны и свободы. Феминизм также важен". Поэтому в наши дни политической неопределенности она предлагает руководствоваться другими критериями, чтобы ближе подойти к израильской и глобальной реальности.

Как утверждает Тамир, демократическое государство вряд ли могло бы развиваться без национализма. "Вопреки тому, как его часто изображают, национализм формировался как освободительная сила, а не как инструмент угнетения. Тот факт, что он характеризовался репрессивными установками, несомненно, верен, но это же отличало и многие движения в XX веке, - говорит Тамир. - Однако, в конце концов, национализм был устремлен к освобождению, он креп по мере того, как в национальных группах и политических структурах зрело осознание ценности самоуправления. Вот на что следует обратить внимание. Потому что в случае, если национальный компонент рухнет, останется лишь политический, обоснование которого исключительно бюрократическое. Но бюрократические структуры сами по себе не склонны к выживанию. Люди не будут жертвовать ради них своей жизнью, если это понадобится.

Но, как напомнил День памяти павших, существование национального государства порой требует жертв. Людям нужны рамки, наполненные всеобъемлющим эмоциональным и человеческим содержанием. Это сугубо человеческая потребностью, и она была основой всего демократического мышления на протяжении последних нескольких столетий. Национализм удовлетворяет эту потребность и поэтому привлекает людей, играя эту объединяющую роль на протяжении многих лет".

В своей последней книге Юли Тамир делает необычный для нее вывод: кризис национализма ведет за собой распад социальной солидарности. Другими словами, рушится объединяющий общество элемент, но на каждом это сказывается в разной степени. Допустим, слабо защищенные слои населения нуждаются в государственной поддержке, и для них объединяющий элемент важен, - намного важнее, чем для людей состоятельных или, по меньшей мере, материально обеспеченных, - и, соответственно, у данной категории населения с большей вероятностью сохранится тенденция к сплоченности, к национальной идентичности.

С другой стороны, элите намного легче принять либеральный набор ценностей, поскольку открытые границы и терпимое отношение к "чужакам", иностранцам, позволяют им пользоваться открывающимися перед ними новыми экономическими возможностями.

"Глобальный капиталистический рынок - один из самых мощных инструментов, лишающих национальную экономику воздуха солидарности, - поясняет Тамир. - Разрыв между рынками и политическими системами более всего вредит бедным и малоимущим, делает их еще более уязвимыми для рисков и лишает каких-либо экономических возможностей".

Тамир настаивает на том, что, учитывая меняющиеся условия, необходимо формирование новой концепции - либерального национализма.

"Некоторые люди думают, что может быть только одно. Или национальное или либерально-демократическое", - говорит она, добавляя, что главное - это не впадать в крайности, не цепляться за что-то одно. Тамир считает, что национализм нельзя исключать из списка приоритетов, из шкалы нравственных ценностей, он имеет свои преимущества и недостатки, но если не уравновесить их, нельзя извлечь из него пользу, воспользоваться тем позитивным, что есть в национализме.

"На практике речь идет о балансе между противоположными ценностями, - говорит Тамир. - Да, национальная идентичность важна. И есть важные либеральные ценности. Либеральный национализм предполагает равновесие. Если мы не хотим быть одномерными людьми, для которых важно только одно, то вся наша жизнь - это работа по достижению баланса. Попытаемся найти этот баланс. Но дело не в том, что если мы все-таки его достигаем, то говорим, мол, все, задача выполнена и остаемся на месте. На самом деле, мы говорим о движении маятника вокруг точки равновесия. Он постоянно раскачивается, и это можно увидеть во многих странах".

Только демократия может поддерживать современное национальное государство, причем требуются определенные компромиссы между либеральными идеалами, национальным восприятием и национальной идентичностью. Но Тамир отказывается дать рецепт этого компромисса. Она говорит лишь о необходимости искать компромисс, который позволит существовать либеральному национализму.

Читайте также

Комментарии, содержащие оскорбления и человеконенавистнические высказывания, будут удаляться. Пожалуйста, обсуждайте статьи, а не их авторов.