Zahav.МненияZahav.ru

Пятница
Тель Авивבהיר
+22+14

Мнения

А
А

Перенастройка инструментов

США меняют тон в отношениях со странами Персидского залива. О решении Байдена внести изменения в американскую политику на Ближнем Востоке.

Иван Лебедев
03.03.2021
Фото: Reuters

Соединенные Штаты пересматривают свои отношения со странами Персидского залива и начали этот процесс с Саудовской Аравии. В понедельник Белый дом объявил, что не исключает возможности введения санкций против саудовского наследного принца Мухаммеда бен Сальмана за нарушение прав человека, в том числе за его причастность к убийству диссидента Джамаля Хашкаджи. Напомню, что ранее администрация Джо Байдена решила прекратить поддержку военной операции Саудовской Аравии в Йемене и приостановить поставки в эту страну наступательных вооружений.

Вашингтон подтвердил, что для него по-прежнему важны тесные политические, экономические и военные связи с Эр-Риядом — важнейшим американским партнером в арабском мире, однако сигнал, посланный королевству, читается достаточно легко. Никто не питает иллюзий по поводу характера абсолютных монархий в районе Персидского залива и не ждет от них волшебного превращения в демократические государства. Но если они хотят строить нормальные отношения с другими странами, то и вести себя должны в соответствии с общепринятыми нормами. Можно предположить, что адресатами этого послания стали также Бахрейн, Катар, Кувейт, Объединенные Арабские Эмираты, Оман.

Кроме того, как стало известно газете Politico, администрация Байдена исключила Ближний Восток из числа районов мира, наиболее важных для внешней политики США. "Если составить список регионов, которые Байден рассматривает в качестве приоритетных, то Ближний Восток не попадет в первую тройку", — заявил американскому изданию один из советников президента. По его словам, среди нынешних приоритетов — "Азиатско-Тихоокеанский регион, Европа и Западное полушарие, и это отражает двухпартийный консенсус по поводу того, что проблемы, требующие нашего внимания, изменились в связи с возрождением соперничества великих держав (включая Китай и Россию)".

Стамбульский триггер

Решение администрации Байдена по Саудовской Аравии было приурочено к публикации доклада американских спецслужб об убийстве саудовского диссидента Джамаля Хашкаджи, сотрудничавшего с газетой The Washington Post. Он бесследно исчез в октябре 2018 года после того, как зашел в консульство Саудовской Аравии в Стамбуле. В ходе судебного процесса, продолжающегося в Турции, уже звучали слова "пытки", "расчленение", "пила". Были выдвинуты обвинения против 26 лиц, часть которых, по заверению Эр-Рияда, была наказана у себя на родине. Однако до сих пор точно неизвестно, что произошло в стенах консульства, а тело Хашкаджи найдено не было.

В то же время разведка США установила, что операция по его "захвату или убийству" была одобрена Мухаммедом бен Сальманом, видевшим в оппозиционном журналисте "угрозу королевству". Известно, что 35-летний наследный принц не только контролирует спецслужбы Саудовской Аравии, но и фактически управляет всем государством при 85-летнем короле Сальмане, страдающем, по данным западных СМИ, прогрессирующей деменцией и болезнью Альцгеймера. Считается, что непосредственное участие в стамбульской операции принимали люди из личной охраны наследника престола.

Впрочем, о вероятной причастности саудовского кронпринца к этому преступлению было известно и раньше, и двухстраничный несекретный вариант доклада директора Нацразведки США, содержащий пару десятков арабских имен, большим откровением не стал. Однако само по себе "дело Хашкаджи" послужило важным триггером для изменения подхода Вашингтона к Эр-Рияду. Госсекретарь Энтони Блинкен назвал это "перенастройкой отношений".

Здесь можно употребить и другие слова, вплоть до "перезагрузки" и "перестройки", но суть от этого не меняется — США намерены вести дела с Саудовской Аравией не так, как прежде. Многие американские политики и эксперты согласны, что необходимость в этом назрела давно и такой процесс должен затрагивать все государства Персидского залива. Хотя не обходится и без оговорок: возможности "перенастройки" не безграничны, и осуществить ее удастся лишь до определенных пределов.

Доктрина Картера

В 1980 году, выступая с посланием Конгрессу "О положении страны", президент Джимми Картер, обеспокоенный, как и все его соотечественники, недавними энергетическими кризисами, в достаточно мрачных и воинственных выражениях старался объяснить, насколько важно для Америки сохранить доступ к ближневосточной нефти. "Попытка любых внешних сил установить контроль над районом Персидского залива будет рассматриваться как наступление на жизненно важные интересы Соединенных Штатов, — предупредил он. — Такому наступлению будет дан отпор с использованием всех необходимых средств, включая военную силу".

"Доктрина Картера" продолжала действовать вплоть до сегодняшних дней, хотя положение на Ближнем Востоке и во всем мире радикально изменилось. Более 40 лет назад, когда 39-й президент США произносил свою речь, около трети всей импортируемой Соединенными Штатами нефти поступала из района Персидского залива. Спустя 20 лет ситуация оставалась примерно такой же. Однако сейчас США производят столько же нефти, сколько получают из-за рубежа, и лишь 13% этих поставок приходится на страны Персидского залива. Теперь американцы импортируют больше сырья из соседней Мексики, чем из Саудовской Аравии.

Байден уже дал понять, что хотел бы распрощаться с прежними стереотипами, чтобы не поддаваться на политические обманки, подобные миражам в Аравийской пустыне. В начале февраля в своей речи в Госдепартаменте он объявил о решении отказаться от поддержки действий международной коалиции в Йемене и пересмотреть вопрос о военных поставках в Саудовскую Аравию. За этими шагами видится намерение прекратить невольное участие США в опосредованных конфликтах между Саудовской Аравией и Ираном, которые только расширяют иранское присутствие и влияние в регионе.

Вашингтон рассматривает Тегеран как своего противника, но заинтересован в том, чтобы в первую очередь купировать иранскую ядерную угрозу путем возобновления ядерной сделки, а потом уже заняться другими связанными с ним проблемами, включая ракетную программу. Вооруженные конфликты, в том числе в Йемене, Ираке, Сирии, для этого не нужны. Да и Эр-Рияду в такой ситуации скорее пригодятся не наступательные, а оборонительные вооружения, включая системы ПРО.

Сложный собеседник

В то же время администрация Байдена показывает, что не будет закрывать глаза на нарушения прав человека в Саудовской Аравии. Это вынужденный шаг, который можно было бы сделать не столь демонстративным, если бы не вопиющий характер убийства Хашкаджи, получившего широкую международную огласку. США ввели визовые санкции против 76 подданных королевства, включая бывшего заместителя главы Службы общей разведки Саудовской Аравии генерала Ахмеда Асири, считающегося ближайшим помощником наследного принца. Но самого Мухаммеда бен Сальмана не тронули.

Пресс-секретарь Белого дома Джен Псаки допустила такую возможность, но тут же напомнила, что США никогда "не вводили санкции против лидеров других государств", чтобы сохранять с ними связи в тех областях, где это отвечает американским интересам. "Такова дипломатия", — добавила она. Действительно, устанавливать санкции против бен Сальмана — то же самое, что устанавливать их против самого королевства, у которого объем торговли с США пусть и не тот, что раньше, но все равно составляет $28 млрд и которое обеспечивает стабильность на мировом рынке нефти.

Сотрудничество с Саудовской Аравией, как и с другими государствами Персидского залива, необходимо еще и для борьбы с международным терроризмом. Эр-Рияд — часть дружественной Соединенным Штатам оси, проходящей от Каира через Тель-Авив до Абу-Даби.

"Саудовская Аравия остается главным собеседником Соединенных Штатов в арабском мире. Если Байден хочет заключить новую сделку с Ираном и надеется ослабить страдания жителей Йемена с перспективой прекращения конфликта в этой стране, то он должен заручиться поддержкой Саудовской Аравии", — отметил на страницах журнала Foreign Policy эксперт из нью-йоркского Совета по международным отношениям Стивен Кук.

Однако парадоксальность ситуации заключается в том, что Мухаммед бен Сальман не только считается едва ли не главным фигурантом "дела Хашкаджи", но и является инициатором важных реформ в королевстве, в том числе в сфере гражданских прав и свобод. США не хотят, чтобы начатые им политические и экономические преобразования оказались заложниками санкций, но в то же время крайне обеспокоены его действиями.

Убийство Хашкаджи показывает, как Мухаммед бен Сальман смотрит на внешний мир, и это не может не вызывать тревогу, считает сотрудник Американского предпринимательского института Майкл Рубин. По его мнению, наследный принц "не осознавал, с каким отвращением весь мир прореагирует на это [преступление], а его помощники тоже этого не понимали или побоялись удержать его от подобных действий".

Кое-что личное

Рассказывая о намерении администрации Байдена "понизить приоритетность" Ближневосточного региона, еще один источник Politico сообщил, что люди из ближайшего президентского окружения "всеми силами стремятся к тому, чтобы не оказаться втянутыми в события на Ближнем Востоке".

У самого Байдена этот регион тоже должен вызывать, скорее, негативные воспоминания. В 1991 году он голосовал в Конгрессе против так называемой первой иракской войны, которую США легко выиграли, а в 2003-м выступал за принятие резолюции, которая наделяла президента Джорджа Буша — младшего правом начать новую операцию против Ирака, хотя потом жалел, что занял такую позицию. В 2007 году Байден выдвинул план разделения Ирака на три автономные части — шиитскую, суннитскую и курдскую, но дезавуировал свою инициативу после того, как эксперты заявили о ее несостоятельности. В 2014 году, уже находясь на посту вице-президента, он обрушился с жесткой критикой на Турцию, Саудовскую Аравию и ОАЭ за их действия в Сирии, в том числе поддержку экстремистских группировок, но позже был вынужден извиниться перед партнерами.

Не исключено, что в данном случае речь идет не только о политике Белого дома, но и о чем-то личном. Может быть, поэтому Байдену потребовалось целых четыре недели для того, чтобы после вступления в должность связаться по телефону с премьер-министром Израиля Биньямином Нетаньяху и еще целая неделя, чтобы позвонить королю Саудовской Аравии и проинформировать его о "перенастройке" двусторонних отношений. Лидеры Египта, Турции, ОАЭ, Катара и других стран региона, похоже, все еще дожидаются своей очереди.

Тем временем Минобороны продолжает пересмотр стратегии размещения американских войск за рубежом. По сведениям из источников в Пентагоне, сокращения скорее коснутся контингента США на Ближнем Востоке, чем в Азиатско-Тихоокеанском регионе. В аппарате Совета национальной безопасности при Белом доме уменьшена численность сотрудников ближневосточного отдела, а в других ведомствах ищут новых специалистов не с арабским, а с китайским языком.

Диагноз Мерфи

Администрация Байдена, естественно, рассчитывает, что эти изменения позволят ей лучше справляться с вызовами сегодняшнего дня. "В целом внешняя политика США устарела до такой степени, что стало просто опасно, и напоминает инструмент, настроенный для того, чтобы исполнять мелодию, которую оркестр уже давно не играет. Но, возможно, самым большим диссонансом отличается американская политика в районе Персидского залива, где интересы Соединенных Штатов изменились, а их политика нет", — отметил в статье, опубликованной недавно в журнале Foreign Affairs, сенатор-демократ от штата Коннектикут Крис Мерфи.

Он считает, что "у Байдена есть шанс перезагрузить партнерские отношения Вашингтона с государствами Персидского залива". Такие надежды отчасти основаны на том, что нынешний президент, в отличие от своих предшественников, не только обладает большим внешнеполитическим опытом (35 лет в Сенате, восемь — на посту вице-президента), но и считается реалистом и прагматиком. Он не идеолог (как Джордж Буш — младший), не идеалист (как Барак Обама) и не популист (как Дональд Трамп).

В то же время претензии администрации Байдена к Саудовской Аравии в связи с нарушениями прав человека — это из области идеологии, и как они будут сочетаться с другими частями его плана "перенастройки" отношений в регионе, пока неясно. Впрочем, и сам план еще до конца не составлен, хотя его основные элементы уже объявлены.

На эту тему:
Вялый старт Джозефа Байдена
Оборонная автономия. Какими будут отношения Евросоюза и НАТО при Байдене
Разносторонний треугольник. Будет ли Европа дружить с Америкой против Китая?
Круглый стол или круглый ноль? Обойдется ли мир без американского лидерства?

Читайте также

Комментарии, содержащие оскорбления и человеконенавистнические высказывания, будут удаляться. Пожалуйста, обсуждайте статьи, а не их авторов.