Zahav.МненияZahav.ru

Суббота
Тель Авив
+27+23

Мнения

А
А

Мирный договор между Израилем и ОАЭ как часть большой игры

Объявление в Вашингтоне и Иерусалиме о предстоящем подписании мирного договора между Израилем и ОАЭ пресса встретила многозначительным молчанием.

24.08.2020
Источник:Kstati News
Фото: Getty Images / Sarah Silbiger

Будь на месте Дональда Трампа Барак Хусейн Обама или чета Клинтонов, мы бы слышали победные фанфары, нам бы объясняли всю значимость этого дипломатического прорыва, достигнутого благодаря гению президента-демократа, и как важно поддержать его (ее) на выборах ради продолжения этого великого процесса. Ничего подобного честнейшие либеральнейшие СМИ в адрес Трампа из себя выдавить не могут. Потому и оглушительно молчат.

В Израиле ситуация примерно такая же. Левые при поддержке и финансировании Фонда нового Израиля (Сорос) и других столь же "неполитизированных" фондов поставили перед собой цель организовать очередные выборы в Израиле в начале ноября, чтобы смена власти в Вашингтоне и Иерусалиме произошла одновременно к радости всего прогрессивного человечества. Поэтому и в Израиле либеральные СМИ молчат. Вроде бы они и за мир, не скажешь ведь, что против, но если мир принес Нетаниягу, то говорить об этом неприлично. Впрочем, левые и не молчат, а требуют изгнать Нетаниягу и заключить настоящий мир, а не какой-то там фальшак. Правда, настоящего мира с ними никто и никогда заключать не будет. Мусульмане уважают народ Книги, а отказавшихся от Бога язычников глубоко презирают, и им-то как раз подсовывают фальшак в виде временного перемирия с постоянными территориальными уступками.

Чистые, твердые и несгибаемые правые открыто возмущаются. Когда Нетаниягу хотел провести закон о распространении суверенитета над частью Иудеи и Самарии, они вышли на акции протеста, и весьма уважаемые люди показывали все ужасы этого самого ограниченного суверенитета и кричали, что Нетаниягу их предал. Теперь, когда распространение суверенитета заморожено на неопределенный срок, они опять возмущаются, называют Нетаниягу предателем и говорят, что мирное соглашение с Эмиратами гроша ломаного не стоит по сравнению с суверенитетом. Можно только восхищаться мужеством Трампа и Нетаниягу, которые в условиях непрекращающейся жесточайшей травли делают свою работу. Что называется, собаки лают, караван идет.

Чтобы понять всю значимость мирного договора между Израилем и ОАЭ, нужно видеть широкую картину, а не выхватывать отдельные элементы из контекста.

Для начала попробуем проанализировать ближневосточные достижения предшественников президента Трампа, начиная с Буша-старшего. Президент Буш-старший открыто использовал Израиль как разменную монету для создания коалиции против Ирака во время операции "Буря в пустыне" в 1991 году. Он усадил Израиль за стол переговоров с бандитами и террористами и требовал от него немыслимых уступок, полагая, что добиться благосклонности арабских стран можно ценой унижения и ослабления Израиля. В качестве оправдания Буша-старшего можно сказать, что такова была линия американского Госдепа не одно десятилетие, вне зависимости от партийной принадлежности той или иной администрации.

Чистые, твердые правые тогда выразили свое твердое "фе" премьер-министру Ицхаку Шамиру и отправили страну на досрочные выборы. Только они не видели большой картины, а картина эта заключалась в том, что за спиной правительства Шимон Перес со своими подручными договаривался с террористом и убийцей Ясером Арафатом, обещая ему взамен арабских голосов на выборах полную легитимацию, возвращение его и его бандитов в Землю Израиля, деньги, оружие и международное признание. Закулисные переговоры (тогда еще абсолютно незаконные, так как ведение переговоров с террористом Арафатом считалось уголовным преступлением и госизменой) велись при Буше-старшем, республиканце, а закончились подписанием соглашения на лужайке перед Белым домом при Билле Клинтоне, демократе.

Последствия Ословского соглашения известны, повторять их не стоит, но именно тогда американские и европейские дипломаты выработали формулировку, согласно которой мир на Ближнем Востоке может быть достигнут только после создания Палестинского государства ценой болезненных территориальных уступок со стороны Израиля. Мир в обмен на территории.

В исламской политике, начиная с Мухаммеда, понятие "мир в обмен на территории" означало, что покоренные немусульманские народы должны уступить все свои территории воинам ислама в обмен на мир, точнее, обязательство их не истреблять при условии, что немусульманские народы, помимо отказа от территории, готовы принять свое униженное по сравнению с мусульманами положение, поражение в правах, выражаясь сталинским языком. Так это понималось в давние времена, так это понимается и в XX-XXI веках.

Клинтон, а затем и Буш-младший готовы были выставить на торги все. Последний, который, как и Билл Клинтон, числился "лучшим другом Израиля", перед началом второй войны с Ираком предложил формулу "два государства для двух народов" и заявил: "Святая земля должна быть разделена". Он же дал добро на изгнание евреев из сектора Газа и Северной Самарии.

У него была своя цель - в очередной раз выставить на торги Израиль, чтобы закрепиться в Ираке. Не получилось.

Если Клинтон и Буш со своей ближневосточной политикой катились в пропасть, то Обама мало того, что в эту пропасть провалился, он и весь мир увлек за собой. "Арабская весна" дестабилизировала на долгие годы Северную Африку, Ближний Восток и весь мир.

Поднял голову суннитский джихад (ИГИЛ), и на борьбу с ним Обама мобилизовал шиитский джихад (Иран). Кроме того, впервые с 1982 года Россия вернулась в Сирию для ведения там боевых действий совместно с Ираном. Иран стал рукопожатным членом мирового сообщества, ему было дозволено заниматься разработкой ядерного оружия, а Израилю Обама запретил проводить диверсионные операции против иранской ядерной программы. России Обама негласно позволил аннексировать Крым.

Суннитские державы почувствовали себя преданными перед лицом иранской ядерной угрозы. Вторую, не меньшую угрозу стала представлять для них Турция, вспомнившая об эпохе Османской империи, когда под ее пятой был весь арабский мир. Оказалось, что единственной страной, которая осмелилась противостоять имперским амбициям Ирана и Турции, был Израиль.

Премьер-министр Биньямин Нетаниягу боролся против Ирана в одиночку, он действовал там, где даже Америка не хотела вмешиваться, действовал вопреки унизительной, хамской политике Обамы и Евросоюза.

Президент Трамп был первым и единственным пока президентом, который понял, что для укрепления американских позиций на Ближнем Востоке ему нужен сильный, уважаемый Израиль, пользующийся полной поддержкой США, его правая рука, причем рука длинная, которая достанет врага даже там, куда Америке не дотянуться. Похищение иранского ядерного архива Моссадом прямо из Тегерана, серия аварий на иранских ядерных объектах, успешные удары по иранским базам в Сирии показали арабскому миру, с кем им нужно дружить ради собственного выживания.

Очень характерно, что во время пресс-конференции Джареда Кушнера, когда он объявлял о мирном договоре между Израилем и ОАЭ, он постоянно, без исключения, перечислял лидеров в порядке убывания - вначале Трамп, затем Нетаниягу, и только потом кронпринц ОАЭ, и никогда Биньямин Нетаниягу не был назван третьим. При этом Кушнер подчеркнул, какое преимущество дает заключение мирного соглашения с лучшим ближневосточным другом и союзником Америки - Израилем.

В Северной Африке печальным наследием политики Обамы является судьба Ливии, вполне благополучного государства. Когда я читаю, как российские либералы смакуют садистские подробности пыток и убийства Каддафи (да, диктатора, да, шизофреника), у меня волосы дыбом встают. Ну не может нормальный человек, считающий себя интеллигентом и либералом свободомыслящим, так злорадно обсасывать подробности, как какая-нибудь лагерная шавка.

Не стало Каддафи, некому теперь сдерживать поток "беженцев" в Европу, Ливия развалилась, стала полем боя между различными джихадистами. Америка, естественно, отстранилась от ливийской войны, и ее место заняли Россия и Турция со своими нефтяными интересами. Им мало ливийской нефти, они хотят перекрыть Египту, Израилю и Греции путь к экспорту израильского газа в Европу. С этой целью Турция в одностороннем порядке перекраивает морскую экономическую зону с Грецией, вводит туда научно-исследовательское судно под прикрытием военной эскадры. Еще одной провокацией, культурной пощечиной Греции и греко-православной церкви является превращение храма Айя Софии (святой Софии), главного храма Константинополя, снова в мечеть.

Таким образом, арабские нефтедобывающие страны оказываются зажатыми в клещи Турции и Ирана. Не следует забывать, что Тайип Реджеп Эрдоган является ставленником "Мусульманского братства" в Турции, а потому представляет реальную угрозу режимам ОАЭ и Саудовской Аравии.

Мы еще не упомянули Египет, который по милости Обамы чуть не оказался во власти "Мусульманского братства", и только решительность маршала Аль-Сиси спасла страну и всю Северную Африку.

Таковы последствия "мудрой" ближневосточной политики администрации Обамы, которые пришлось расхлебывать Трампу и Нетаниягу.

В борьбе за Средиземное море Эмираты однозначно поддержали Египет, Грецию и Израиль против Турции. Энергетика тоже является неотъемлемой частью ближневосточной стратегии.

Хотят ли арабские страны возвращения в Белый дом ставленников Обамы и Клинтонов? Думается, что в свете последствий ближневосточной политики Обамы это вопрос риторический. В отличие от Китая, арабские страны предпочитают иметь дело с Трампом.

Поэтому следует оценить свежий и здравый подход Дональда Трампа: сильный и уважаемый Израиль должен быть на первом месте, и мир заключают в соответствии со стратегическими интересами и выгодами. Арабские страны давно понимают, что скандальная, нищая, воровская Палестинская автономия является только препятствием на пути реализации их оборонных и экономических интересов, и они торопятся заключить соглашения с Израилем, пока президент Трамп в Белом доме. С воцарением в Овальном кабинете сенильного Байдена и дамы с пониженной социальной ответственностью (не дай Бог) Ближний Восток вернется в колею политики Обамы, что будет полной катастрофой для суннитских стран.

И, да, почему я никак не затронула тему суверенитета Израиля в Иудее, Самарии и Иорданской долине? Потому что этот суверенитет признан де-факто. Истерическая реакция главарей ПА свидетельствует о том, что их многолетний шантаж - нет мира без Палестинского государства - вышел в тираж. Их угрозы и истерики ни на кого больше не действуют. От них отмахнулись, как от назойливой мухи. Существование Израиля для арабских стран (не всех, но вменяемых и богатых) важнее, чем провозглашение независимости бесполезного для них палестинского государства.

Читайте также

Комментарии, содержащие оскорбления и человеконенавистнические высказывания, будут удаляться. Пожалуйста, обсуждайте статьи, а не их авторов.