Zahav.МненияZahav.ru

Пятница
Тель Авив
+31+26

Мнения

А
А

Что такое неомарксизм, чем он опасен и как с ним бороться?

Неомарксизм является единственной экстремистской идеологией, всерьез угрожающей сегодня либерально-демократическому западному обществу.

31.07.2020
Источник: 9tv.co.il
Фото: Getty Images / Tasos Katopodis

Экстремистская идеология, являющаяся преемницей классического марксизма, стремится к уничтожению западного либерально-демократического общества как такового. Сумеет ли западная цивилизация устоять?

Неомарксизм - до последнего времени это понятие оставалось этаким эндемиком культурологических дискуссий и кулуарных интеллектуальных диспутов. Однако, погромы в еврейских кварталах, грабежи магазинов, поджоги полицейских участков и надругательства над статуями, прокатившиеся по городам США в последние недели, наряду с беспрецедентным размахом подавления свободы слова в социальных сетях прочно внедрило его в сознание рядовых американских обывателей. К слову, это случилось и с израильтянами, с изумлением обнаружившими схожих хулиганов уже на проспектах Иерусалима и Тель-Авива. Что же это такое?


Что это, Бэримор?

Речь идет о собирательном термине, обобщающем широкий спектр кружков, групп, движений и организаций. Он охватывает все разнообразие культурных террористов, атакующих сегодня ценностную базу западного либерально-демократического общества и добивающихся ее тотальной делигитимации и отмены. Эта атака идет на всех фронтах: от "Твиттера" и "Фейсбука" до Голливуда и СМИ, от университетских кампусов до правлений крупнейших корпораций, от разжигания уличных беспорядков и вандализма до отрицания рационального мышления, объективности, норм языка и многих других понятий, объявленных проявлениями белого расизма.

В какой мере корректно называть всю эту совокупность левых теорий и практик неомарксизмом, подразумевая, что ноги у нее растут из классического марксизма?


Дедушка умер, а дело живет

По мнению доктора Эфраима Подоксика, преподавателя политологии в Еврейском университете, с марксистами современных неомарксистов связывает прежде всего использование схожего идеологического подхода - увязывания конкретных исторических событий и их последствий с современной реальностью, несмотря на то, что подобные выводы могут быть, по меньшей мере, далеко не бесспорными.

"Маркс, - поясняет Подоксик - утверждал, что в той же мере, в какой свержение феодальной аристократии буржуазией в ходе Французской революции сократило неравенство в обществе, свержение уже самой буржуазии пролетариатом приведет к прогрессу и достижению большего равенства. При этом стоит напомнить о том, что еще современник Маркса французский политик и философ Алексис де Токвиль убедительно показал в своих трудах, как глубоко и принципиально отличалось буржуазное общество от феодального".

Точно так же, по словам Подоксика, нынешние неомарксисты стремятся убедить нас в том, что женщины, равно как и этнические, сексуальные и прочие меньшинства, угнетены сегодня белыми гетеросексуальными мужчинами, которых, подобно феодальной аристократии, необходимо свергнуть и уничтожить ради достижения равноправия, хотя подобные обобщения и экстраполяция событий конца XVIII века во Франции на, скажем, современную Америку или Израиль, игнорирующие огромное количество принципиальных отличий и несоответствий, мягко говоря, сомнительны.

Другим фактором, объединяющим все неомарксистское многообразие с марксистами прошлого, являются общие исторические корни, восходящие в том числе к активной подрывной деятельности Советского Союза, направленной в первую очередь против стран Запада.

На протяжении практически всего XX века СССР и его вассальные государства создавали, финансировали, обучали и поддерживали многочисленные марксистские движения и структуры по всему миру. Это были компартии стран Западной Европы, арабские террористические группировки, общественные кампании за ядерное разоружение и тому подобные структуры. Это было частью гибридной, как сейчас говорят, войны, направленной на подрыв либерально-демократических обществ стран Запада в рамках всемирной экспансии, цинично называемой "борьбой за мир во всем мире".

"В той же мере, - замечает Подоксик, - в какой человек не происходит от современных обезьян, что не опровергает эволюционную теорию, поскольку и человек, и обезьяны имеют общих предков, нынешние неомарксисты, вероятно, не связаны напрямую с ФСБ. Но, вне всякого сомнения, они являются наследниками и преемниками структур, порожденных, вскормленных и выпестованных Коминтерном, НКВД, КГБ и соответствующими службами вассальных государств СССР, вроде восточногерманской "Штази" и румынской "Секуритате".

Возможно, не все марксистские идеологи Запада были непосредственно подчинены Советскому Союзу и его сателлитам или Китаю. Тем не менее, всех их объединяло общее стремление разрушить либерально-демократический уклад стран Запада. И потому, как правило, они по меньшей мере являлись ситуативными союзниками.

Нынешние носители и распространители неомарксистских идей в США, Израиле и Западной Европе если и не афишируют, то и не особо скрывают ни того, что являются идеологическими последователями известных марксистских идеологов вроде Грамши или представителей Франкфуртской школы, ни связей с местными коммунистическими организациями. То есть в той или иной мере они являются потомками, пусть и развившимися самостоятельно, давних диверсионных проектов коммунистических режимов XX века.

Именно так, например, обстоит дело с обеими боевыми группировками, выплеснувшими нынче террор и насилие на улицы американских городов. Террористическая конгломерация "Антифа" исторически восходит к боевым подразделениям компартий Германии, Италии и Испании, созданным Коминтерном в 1920-30-х годах. Идейным же отцом движени Black Lives Matter, лидеры которого гордятся "изучением трудов Маркса, Ленина и Мао", по праву считается не кто иной как американский коммунист Ноэль Игнатьев, автор примечательного и жуткого утверждения: "Очевидно, что все белые должны быть уничтожены. Почему же начинать следует с белых мужчин? Во-первых, именно они ответственны за большинство величайших злодеяний в истории. Кроме того, некоторые братья любят иметь белых женщин. В конце концов белых женщин можно использовать для размножения. Если же вы - белый мужчина, я думаю, вы немедленно должны себя убить. Если вы - мыслящая личность, обладающая социальной ответственностью, вы должны подумать о самоубийстве".

В какой мере сегодняшние неомарксисты подпитываются ФСБ и ее китайским аналогом, "Гуоанбу", нам, возможно, еще предстоит узнать в будущем.

Так или иначе, помимо двух перечисленных выше аспектов, связывающих неомарксистов и их идеологических предшественников, существует еще один объединяющий психологический нарратив.

Правые идеологические модели, как правило, считают общество неидеальным по определению и предлагают решать возникающие в нем противоречия интересов с помощью общественного договора - своего рода соглашения, оптимизирующего взаимные выгоды всех его участников и одновременно минимизирующего потери и ущерб каждой из сторон. Такими документами, например, являются декларации независимости США и Израиля.

В свою очередь, обобщенный левый подход изначально подразумевает возможность создания идеального общества, в котором будут решены все общественные конфликты. А текущие проблемы, согласно этому мировоззрению, являются результатом деятельности мешающих достижению благоденствия общественных кластеров. Например: богатых, белых, интеллигентов, евреев и т.д. Поэтому левый подход предлагает решать проблемы не путем достижения общественного договора, а через определение мешающей группы и ее скорейшую ликвидацию.

Из богатого исторического опыта, накопленного в XX веке целым рядом стран, включая Россию, Германию, Китай, Кампучию и другие, известно, что после того, как ликвидация объявленной врагами группы населения не приносит желанного результата, определение "врагов" расширяется и переносится на новую группу, которая также подвергается уничтожению. В итоге левые общественные модели неминуемо пожирают сами себя. Скорость же коллапса такого государства зависит как от одиозности идеологии, так и от ресурсов страны, подвергнутой этому жестокому эксперименту.

Таким образом, сегодняшние неомарксисты, считающие возможным достичь идеального общественного порядка путем разрушения "расистских" государств, например, США и Израиля, и подавления соответственно белых и евреев, подобно марксистам, надеявшимся прийти к идеалу через диктатуру пролетариата, вполне вписываются в этот общий левый психологический нарратив.

Иначе говоря, неомарксизм, подобно классическому марксизму, использует тот же спорный понятийный аппарат, натягивая конкретные исторические события на современную реальность, восходит к тем же историческим корням и разделяет тот же психологический нарратив, подразумевающий выделение мешающего развитию общественного сектора и его последующую ликвидацию ради достижения идеала.

Понимание этого необходимо прежде всего потому, что позволяет сделать важный вывод:

Несмотря на то, что различные неомарксистские кружки, организации и структуры, судя по всему, не имеют централизованного руководства, все они, как и классические марксистские движения, объединены общим радикальным неприятием современного либерально-демократического общества и его ценностей, а также, подобно своим историческим предшественникам, готовностью использовать насилие для достижения политических целей, и прежде всего главной из них - физического, интеллектуального и культурного уничтожения современного западного общества как такового.

Борьба с "белыми привилегиями", как и декларируемое стремление исправить реальные или мнимые несправедливости в отношении тех или иных меньшинств, - только предлог.


Весь мир насилья мы...

Неомарксисты не собираются исправлять либерально-демократическое общество. Они намерены воплотить в реальность знаменитую пятую строчку первого куплета в переводе, осуществленном на русский язык Аароном Коцем, международного гимна коммунистических партий, социалистов и анархистов. И в достижении этой цели они собираются воспользоваться всем арсеналом доступных им средств.

В отличие от маргинальных и радикальных правых идеологий, призывающих к созданию или усилению общественного неравенства, что для подавляющей части современного общества абсолютно лишено легитимности, неомарксизм, напротив, апеллирует в своей повестке дня к достижению равенства, что воспринимается законным и справедливым требованием.

Поэтому именно неомарксизм является, по сути, единственной экстремистской идеологией, всерьез угрожающей сегодня либерально-демократическому западному обществу. К слову, без всякого сомнения, наиболее комфортной и успешной на сегодня модели организации общества.

Используя обманчивую правомерность повестки дня, сумев усыпить бдительность и иммунитет общества, неомарксизм далеко шагнул за рамки своей прежней маргинальности.

Хуже того, в последние годы неомарксисты обрели союзников в широких кругах левого истеблишмента, утратившего надежду добиться успеха на демократических выборах. Левые опрометчиво надеются вернуть власть с помощью агрессивных боевиков-коммунистов. Как видно, не осознавая, что в случае победы неомарксисты сметут их вместе со всеми остальными институтами либерально-демократической модели.

В итоге именно неомарксисты контролируют сегодня дискурс в большинстве средств массовой информации, в системе образования (школах и университетах), в кампусах, в социальных сетях, в интеллектуальном пространстве в целом и на улицах. При этом, обладая всеми необходимыми рычагами влияния, без малейших колебаний используют насилие - как интеллектуальное, так и физическое - для продвижения своего нарратива и подавления любого инакомыслия.

Так, масштабное подавление свободы слова, насаждение так называемой cancel culture в социальных сетях, СМИ, и в целом в общественном дискурсе, травля и даже физическое преследование инакомыслящих происходит под эгидой мнимой борьбы с языком ненависти.

Подрыв национальных, традиционных, семейных и гендерных ценностей объявляется защитой прав меньшинств.

Разрушение государственных границ - обеспечением прав мигрантов.

Лишение демократических институтов защиты от посягательств глубоко чуждых и враждебных демократии структур, вроде радикальных исламских группировок, и прежде всего, "Братьев-мусульман" подается как борьба с исламофобией.

И, наконец, подрыв экономики, науки, культуры и собственно основополагающих ценностей и принципов западной цивилизации декларируется как отказ от "белых привилегий" и всех их "проявлений", в том числе: научного подхода, рационального мышления, объективизма, стремления к успеху, индивидуализма и других качеств, несущих в себе "порочную белизну".

Ради разрушения ненавистного либерально-демократического уклада неомарксисты без колебаний идут на сотрудничество с любыми другими политическими и идеологическими экстремистами или радикальными режимами, противостоящими западному обществу.

Именно поэтому их союзниками легко оказываются как исламские экстремисты, истребляющие в своей среде представителей сексуальных меньшинств и поддерживающие институт рабства, так и авторитарные режимы, жестоко подавляющие свободы и права человека в своих странах.

Популистская простота декларируемых неомарксистами решений, вполне соответствующая аналогичным лозунгам их марксистских предшественников, привлекает малообразованные массы.

А возможность безнаказанного вандализма и обещания будущей поживы за счет лишаемых легитимации частей общества привлекает чернь и люмпенов. Все точно то же, что и сто лет назад.

Даже если либерально-демократическому обществу западных стран удастся устоять под атакой неомарксистов, последствия их разрушительной деятельности будут ощущаться на протяжении целых поколений.


Хуже вышивания

Однако до освобождения от влияния неомарксизма еще очень далеко. Культура запретов и табу, внедрение формирующего сознание новояза и подавление инакомыслия уже зашли очень далеко, изуродовав мировоззрение значительной части молодого поколения, протащенного сквозь строй извращенной системы образования, искаженных средств массовой информации, обезображенных социальных сетей и кастрированного интеллектуального пространства.

Структуры же, противостоящие неомаркситскому нарративу, разрозненны, малочисленны, слабы и плохо организованны.

Необходима упорная и последовательная разъяснительная работа, достигающая сознания молодежи и людей среднего возраста, интеллектуальной элиты и рядовых обывателей.

Требуется выдвижение политиков, готовых лоббировать и продвигать создание демократических структур, способных вести эффективную борьбу с неомарксизмом - вроде некогда сдерживавшей на протяжении четырех критических десятилетий (с 1934 по 1975 год) проникновение коммунизма в Америку Комиссии по расследованию антиамериканской деятельности при Палате представителей в Конгрессе США.

Однако прежде всего придется начинать с самих себя - с осознания существования проблемы, и с "работы хуже вышивания" - подавления дракона внутри себя и выдавливания из себя по каплям раба разрушительной неомарксистской пропаганды - с отказа от гипертрофированной политкорректности, от табуированного новояза, от страха перед высказыванием собственного мнения и от стыда за свою этническую, гендерную и религиозную "неполноценность". Даже, если вы белый гетеросексуальный мужчина, да еще и еврей-сионист.

Читайте также