Евреи: нация, маркер, миф
Фото: Getty Images
Евреи: нация, маркер, миф

Для начала, чтобы не было кривотолков по поводу моего происхождения и ангажированности. Я еврей, по крайней мере, такая национальность была указана в моем советском паспорте. Как интернационалист и космополит я пытаюсь разглядеть среди нагромождения националистических мифов и предрассудков контуры реальности.

Осколки разбитого вдребезги

Евреи в рассеянье всегда были не только нацией, но и группой, помеченной общим социальным клеймом, стигматом. После начала еврейского просвещения в конце 18 века, распада общины, эмансипации и культурной ассимиляции, европейские евреи все меньше оставались нацией. Однако социальная приписанная характеристика «еврей» продолжала сохранять значение для окружающих. В России в первой половине 20-го века этот процесс был наиболее радикальным. Большинство выживших после Холокоста российских евреев не сохранили национальных традиций, языка и религии. Они практически перестали быть единой нацией (исключение - сознательные сионисты, большинство которых выехало в Израиль в 70-е - 80-е). С тех пор главным стал внешний социальным маркер «еврей». Носители этого «лейбла» в разной мере сохраняют осколки национальной самоидентификации и некоторые традиционные поведенческие стереотипы, но разрознены и растворены в русском обществе.

Нации не стало, но мифы о ней живут. И сегодня «саги о евреях» продолжают волновать воображение россиян, служить инструментами политической борьбы. Интернет полон антисемитскими и зеркально противоположными им либеральными филосемитскими мифами.

Анти+филосемитский миф №1. Евреи – особая нация, уникально талантливая, паразит на теле других народов, двигатель мирового прогресса, источник бед и несчастий для впустивших ее стран, культурная и нравственная, хищническая и вырожденческая, добивающаяся тайного мирового господства, несправедливо преследуемая завистливыми туземцами.

Откуда пошли мифы о евреях

И фило и антисемитские мифы отталкиваются от общего «первомифа» об уникальности евреев и их роли в жизни стран рассеяния. Разница только в оценке значения этой роли. Особый статус евреев в традиционном европейском средневековом обществе был обусловлен конфликтом иудаизма с христианством. Для христиан тогда евреи были, прежде всего нацией, «распявшей Христа». Филосемитский миф так же «аргументировался» религиозно, как известно, по Библии: евреи – «богоизбранный народ».

Казалось бы, при переходе от эпохи веры к эпохе разума (термины известного французского исследователя антисемитизма Полякова), т.е. от клерикального средневековья к эпохе модерна, евреи должны были потерять свое особое место в общественном сознании. Однако в 19-м - начале 20-го века сложился новый миф об уникальности евреев, также имеющий анти и филосемитский варианты. Его появление было предопределено быстрым ростом социального статуса евреев, активным включением их в культурную, политическую, экономическую жизнь. Это было похоже на чудо: евреи во многих европейских странах достаточно быстро превратились из наиболее социально дискриминируемого меньшинства в достаточно высокостатусную этническую группу. Многие решили, что дело в еврейском заговоре, «жидовской спайке». Другие - что причина «еврейская гениальность».

Однако ситуация объяснялась просто. Евреи были лучше подготовлены к новым вызовам времени, чем христиане. Они не были более талантливыми или спаянными (спайка их в результате разрушения традиционных общинных структур сильно ослабла), но просто лучше приспособленными к новым условиям.

Еврейские социокультурные типы: «торговцы» и «книжники»

Как известно, большинство населения европейских стран на протяжении многих веков составляли крестьяне. Аристократическая элита в основном занималась силовым управлением, грабежом непривилегированного населения и войной. Капитализм, рыночное общество создали городские обыватели, бюргеры. Города, включая их еврейские гетто, были своего рода инкубаторами, где люди задолго до наступления эпохи модерна, формировали необходимые для нее навыки. Евреям запрещалось заниматься земледелием, они не могли быть и воинами. По необходимости евреи освоили городскую, рыночную среду раньше большинства христиан.

Одни евреи занимались примитивным «бизнесом» (ремесленники, ростовщики, шинкари, старьевщики, городские и сельские торговцы, приказчики и т.д.). Другие, в основном, изучением книг (талмудической литературы), т.е. освоением и интерпретацией информации. Так сложилось, что именно такие виды деятельности стали наиболее востребованы после модернизации 19-го века.

Евреи принадлежали в основном к двум социо-культурным типам: «торговцам» и «книжникам». Конечно эти типы были и среди христианского населения. Именно они и сформировали бОльшую христианскую часть модернизованной элиты. Но среди христиан торговцы и книжники составляли незначительное меньшинство, а у евреев - большинство. По некоторым позициям евреи оказались лучше подготовленными к новой реальности, чем бюргеры-христиане. Христианам и мусульманам было позорно или запрещено, например, заниматься ростовщичеством. Эту нишу заняли евреи. Многие известные банкирские дома сформировались в еврейской среде. Евреям, обладающим во многих поколениях навыками работы с информацией, письменными текстами (талмудической литературой), также было проще получать высшее образование, делать карьеру в науке, адвокатуре, журналистике, издательском бизнесе и т.д.

Евреи в эпоху модерна: успех и катастрофа

В странах, где традиционная элита быстро втянулась в капиталистические отношения, еврейская эмансипация не вызвала особого напряжения в обществе (Англия, Италия, Швейцария, Нидерланды). Евреи оказались наиболее заметны и мифологизированы там, где элита была наиболее консервативна, а национальный финансово-торговый класс слаб: в Германии, России, Австро-Венгрии. В США сложилась уникальная ситуация. Массовая иммиграция евреев позволила им занять ключевые позиции во многих новых развивающихся областях жизни, еще не занятых элитой янки (от инвестиционного бизнеса до киноиндустрии).

Социальный подъем евреев стал результатом разрушения традиционного уклада жизни, больно ударившего по многим в Европе. Хотя сами евреи в решающих событиях того времени (эпохе Просвещения, создании США, Великой французской революции, промышленной революции 19-го века и т.д.) большой роли не сыграли. Не евреи разрушили «старый мир». Он умер своей смертью, когда пришло его время. Но именно евреев консерваторы и националисты стали считать виновниками гибели традиционного общества. Эти многолетние обвинения во многом подготовили катастрофу европейского еврейства, Холокост.

Традиционные элиты там, где они были обеспокоены еврейской конкуренцией, старались как можно дольше держать евреев на положении людей второго сорта. Это отчасти удавалось в странах восточной Европы: в царской России, Румынии, Венгрии. В Веймарской Германии нацисты пришли к власти, использовав ненависть консервативной немецкой элиты к гиперактивным конкурентам-евреям.

Евреи перестают быть «особенными»

Постепенно конкурентные преимущества евреев исчезают. Произошла повсеместная урбанизация, потомки крестьян получили образование и навыки жизни в обществе модерна. Евреи престали быть наиболее преуспевающей общиной даже в США. В европейских странах, где удалось восстановить после Холокоста еврейские общины, например в Германии или во Франции, евреи как-то сегодня тоже не очень заметны и успешны. Оказалось, что другие народы не хуже евреев могут реализовываться в бизнесе или науке.

Сейчас роль евреев конца 19-го начала 20-го века в Европе и США во многом начинают играть китайцы и другие восточноазиатские народы. Они, вместо евреев, стали настоящими «передовиками капитализма». Члены японской общины - уже давно среди наиболее обеспеченных и образованных американцев, сейчас к ним подтягиваются корейцы, за ними по пятам идут китайцы и даже вьетнамцы. Их упертость, трудоспособность, нацеленность на карьеру помогают добиваться социального успеха. Они лучше «заточены» под нынешнее рыночное общество, чем расслабленные европейцы, в т.ч. евреи. Их дети учатся лучше аборигенов. В Германии, например, вьетнамцы намного опережают немцев по показателям успеваемости в школе (об этом пишет даже известный враг иммигрантов - Сарацин). Процент азиатов в Университетах США и Европы стремительно растет. Они потеснили евреев даже как исполнители классической музыки. Если раньше европейскую публику развлекал Владимир Горовиц и Яша Хейфец, сейчас для нее играет Ланг Ланг и Ванесса Мэй. Среди победителей европейских и американских молодежных конкурсов в области музыки, науки, технологий - полно азиатов. Они играют все более существенную роль в жизни современного западного общества.

Евреи в современной России: олигарх-торговцы и либерал-талмудисты

В России евреи трижды делали социальный рывок. Первый – локальный, во время бурного развития капитализма в конце 19-го – начале 20-го века. Тогда евреи пришли в большой бизнес, журналистику, свободные профессии, науку. Однако дискриминация продолжалась. Карьерные возможности евреев (даже выкрестов) были ограничены. После революции 1917-го года евреи составили значительную часть большевистской элиты. В основном евреи-большевики принадлежали к социальному типу «книжников»-идеалистов.

После 91-го года произошла реставрация рыночных отношений. В крупный бизнес пришли евреи-«торговцы», сохранившие соответствующую традиционную социальную психологию. Они стали частью многонациональной российской буржуазии. Новые идейные предпочтения «книжников» совпали с корыстными интересами «торговцев». Первые стали интеллектуальной и пропагандистской обслугой вторых.

В свое время прогресс освободил евреев от феодальных унижений и дискриминации. «Передовые» евреи отошли от иудаизма и стали поклоняться прогрессу, давшему им процветание. Коммунизм подавался тогда, как высшая стадия прогресса. Поэтому многие евреи стали истовыми приверженцами этой идеологии. Сталинский террор и антисемитская послевоенная кампания поссорили многих евреев с советской властью, дискредитировали в их глазах коммунистическую идею. Эти события изменили представление «книжников» о прогрессе. Они перестали поклоняться коммунистическому идеалу. Его место заняла умеренная либеральная версия позитивного общества. Синонимом прогресса стал Запад. Современные российские либеральные «книжники» так же истово поверили в рынок, частную собственность и Запад, как их прадеды в Библию, а деды - в идеи Маркса. Хотя это относится и к большей нееврейской части российской либеральной элиты, до сих пор жив старый миф об ее исключительно еврейском происхождении.

Продолжение следует

igeid

counter
Comments system Cackle