Кошелек или Небо
Фото: Shutterstock.com
Кошелек или Небо

Более $300 млн - таково состояние богатейшего раввина Израиля Пинхаса Абухациры. На втором месте, согласно рейтингу местного Forbes, дядя рава Пинхаса - Давид Хай с состоянием почти в $200 млн, среди прихожан которого - политики и мэры городов. За ним следуют Гурский ребе (около $100 млн), глава белзских хасидов ($45 млн), раввин Нир Бер-Арци ($25 млн), рав Яаков Иферган по прозвищу «Рентген», исцеляющий женщин от бесплодия одним своим благословением, и т.д… Иудаизм и деньги - тема нашей беседы с раввином Галицкой синагоги Пинхасом Розенфельдом.
 
- Рав Пинхас, будем справедливы - бедность никогда не была одним из маркеров «идеального иудея». В отличие от христанства иудаизм не поощряет отрешение от материального мира, уход в монастырь и т.п... «Все части нашего тела зависят от сердца, а сердце наше зависит от кошелька», - сказано в Талмуде. Не слишком цинично для этического кодекса религиозного еврея? И где, согласно традиции, должна пролегать красная линия этой зависимости?
 
- Честно говоря, я не припомню такой цитаты, но иудаизм действительно не поощряет аскетический образ жизни, Рамбам же утверждает, что это вообще противоречит еврейским ценностям. Разумеется, от аскетизма до стремления к роскоши - дистанция огромного размера, и не надо впадать в крайности. Согласно Рамхалю, есть четыре стадии развития еврея: на первой человек хочет делать добро - это не значит, что он его уже делает, но он искренне встал на этот путь. Вторая стадия - цадик (праведник), который делает то, что разрешено, не совершая того, что запрещено. Если спросить его, почему он ест апельсин, услышим в ответ: а почему бы и нет, это же дозволено Торой. Третья стадия или человеческий тип - хасид, в первоначальном значении этого слова, т.е. благочестивый. Такой человек предъявляет к себе особые требования и в какой-то мере является аскетом. Он, условно говоря, не ест апельсины, считая, что, потакая своим желаниям, окажется в полной зависимости от материального мира.  Этот подход в целом разделяют все известные мне религиозные системы, ведь смысл любой религии - освободиться от оков материальности (если довести эту идею до абсурда, то любая религия желает смерти, освобождающей душу от пут материальности). В еврейском же понимании - хасид (упрощенно, аскет) - это не высшая стадия развития человека. В иудаизме назир (это ивритское слово стало обозначать монаха в других религиях) воспринимается двояко - он берет на себя обет не пить вино, не есть мяса и т.п., но это всегда ограничено временными рамками - можно стать назиром на месяц, полгода, год… Но высшая ступень человеческого развития - кадош - представлена человеком, не ограничивающим свои желания и потребляющим апельсины и шоколад в товарных количествах. Почему он это себе позволяет? Потому что это человек святой, и каждый съеденный апельсин становится его частью, таким образом, возвышая этот мир. 
 
Многие хасидские раввины призывают как можно полнее пользоваться возможностями нашего мира. Среди них попадаются и шарлатаны, но ведь и ядерная энергия может служить абсолютно противоположным целям. Еврейская цель - не оторваться от этого мира, а поднять его - в этом смысл иудаизма. Мы, в отличие от христианства, не отделяем духовное от материального (помните, «Богу богово, а кесарю - кесарево»). Согласно иудаизму, в ЭТОМ мире нужно ЖИТЬ. А в случае с назиром речь идет о временном уходе человека, понимающего, что его материальное начало стало брать верх   и он должен его приструнить.
 
- Может, растолкуете еще одну темную талмудическую цитату из трактата Эрувин: «Наш учитель уважает богатых»? Речь, между прочим, идет о рабби Йехуде а-Наси – редакторе Мишны, которого современники называли раббену а-кадош - «наш святой учитель». Заметьте, имеются в виду не поступки богатых, а просто социальный статус. Богатство само по себе заслуживает уважения? Если да, то тогда легко объяснить подчеркнутое внимание многих цадиков к своему благосостоянию, например, по свидетельству современника, в доме рава Шмуэля Шнеерсона (1834 - 1882 гг.) на праздничных трапезах еду подавали на золотой и серебряной посуде, а в будни цадик выезжал на загородную прогулку в великолепном экипаже. Он имел также погреб с отличными старыми винами, ежегодно отдыхал в Мариенбаде и Карлсбаде, владел крупным капиталом и вел биржевые обороты в Петербурге, Москве, Париже и Амстердаме. Современные цадики обладают куда большим состоянием - не мешает это нести пастве доброе, вечное? 
 
- Во многом это вопрос о связи красоты с истиной. Цадики видели себя представителями Всевышнего в этом мире и, дабы достойно Его представлять, стремились выглядеть соответствующе. Надо понимать, что для многих хасидских дворов ребе - это царь. А царь без почестей - не царь. Речь не о личном величии, а этикете в духе noblesse oblige. При этом Ружинский цадик, например, чтобы не забыть, кто он на самом деле, носил золотые сапоги без подошв, истирая в кровь ноги - таков был его внутренний статус. Кроме того, были разные цадики и разные хасидуты. Хасиды Новардока отличались нарочитой бедностью, реб Зуши ходил в лохмотьях.  
 
Есть и другая сторона проблемы. Раввин часто оказывается в странной ситуации - он, конечно, человек духовный, но вынужден заниматься материальными вещами -  содержать иешиву и т.д. Поэтому даже большие раввины ездили по городам и весям, собирая пожертвования для своих общин. Однажды глава иешивы Поневеж давал урок в каком-то городе, рассчитывая на пожертвования. И в первом ряду сидел мальчик, который, смотря на него во все глаза, слушал сложный урок по Талмуду. После урока ребе не выдержал, подошел к мальчику и спросил: ты понял, о чем я говорил? Я не понял ни слова, - ответил ребенок, кроме того, что вам нужны деньги. Ты единственный, кто это понял, вздохнул рав …
 
- Рав Пинхас, а какой бизнес запрещен Торой? Я имею в виду не наркоторговлю, разумеется, но торговать можно и оружием, и женским бельем, как и иметь долю в казино или футбольном клубе. Можно спекулировать земельными участками или давать краткосрочные ссуды под дикий процент - все это вполне легитимно, но… Чем нельзя заниматься евреям, считающим себя религиозными?
 
- Нельзя заниматься тем, что противоречит законам государства, в котором ты живешь.  Принцип дина де малхута дина (закон государства - закон) касается, прежде всего, финансовых операций, то есть, живя в Украине и не платя налоги должным образом, - ты преступаешь законы Торы. Что касается ссуд под дикие проценты - тут позволю себе немного прокомментировать. Традиция, действительно, запрещает ссужать деньги под проценты, но… только евреям. Давать же неевреям в долг под проценты не просто можно, это - одна из заповедей. И алчность тут ни при чем, просто ссуды - это двигатель экономики, деньги должны работать. Тора призывает нас участвовать в развитии этого мира, не случайно евреи - удобрение любой экономики.
 
Со своим братом ты должен поступать по-братски - это одна из форм цдаки, с неевреем же надо вести честный бизнес. Понятно, что среди евреев есть недостойные люди, да и бизнесмены порой оказываются мошенниками, но это уже другой разговор.
 
- Допустим, можно быть раввином и при этом успешно вести дела на бирже. Но в последнее время появился целый слой раввинов-миллионеров, чьи источники дохода связаны как раз «с основным местом работы» - я имею в виду благословения, участие в различных церемониях - брит-милы, бар-мицвы и т.д., продажу талисманов, взимание платы за финансовые консультации и, разумеется, целительство. Как традиция относится к подобной практике? С одной стороны, мы же не возмущаемся, когда писатель живет за счет своих книг - это плоды его труда, с другой - купленное у раввина благословение вызывает смешанные чувства...
 
- Любая идея окружена шарлатанством - это присуще всем религиям, и иудаизм не исключение. Люди наживают состояния на амулетах, ритуальной атрибутике, этот бизнес давно вышел за грань разумного.
 
При этом я вполне могу представить себе раввина-праведника, к которому приходит страждущий и доверяет ему донести до Всевышнего свою просьбу об излечении. Связь между праведником и Всевышним существует, но что связывает просящего и праведника? Их связывает трума (пожертвование), и праведник, таким образом, молится как будто за самого себя - просьба страждущего становится его личной просьбой. Он, разумеется, может отказаться от денег, но в глазах «клиента» обесценит свою роль - что бесплатно, то ничего не стоит.  Да и живем мы в эпоху, когда, как писал Эрих Фромм, человек стоит столько, за сколько он может себя продать. И раввинов это не обошло. Хотя многие талмид-хахамы принимали посетителей абсолютно бесплатно, раввины-литваки и сейчас живут довольно скромно, и кроме адморов нескольких хасидских дворов по-настоящему богатых раввинов не так уж много. 
 
- Чем объяснить снисходительность к финансовым преступлениям в среде харедим? Не раз сообщалось о подделке документов, обеспечивающих получение пособий от государства на «мертвых душ», сборе пожертвований, используемых не по назначению, и т.п.  Кто эти преступники в штраймлах? Либо атеисты до мозга костей, во что сложно поверить, глядя на их кошерный внешний вид, либо глупцы, рассчитывающие на слепоту Всевышнего. И где жесткая реакция раввинов? Что это - двойные стандарты или нежелание выносить сор из избы?
 
- Атмосфера ультраортодоксального мира хорошо описывается Сартровским термином «человек в осаде». Психология «человека в осаде» позволяет расценивать любое финансовое преступление как эпизод военных действий на поле боя. Понятно, что это снижает моральный порог - кругом война, смерть, рушится мир - и на этом фоне человек крадет курицу. Плохо, конечно, но а ля герр ком а ля герр.
 
- Даже если эту курицу он украл у еврейского государства?
 
- Многие считают, что это даже менее предосудительно, чем украсть у нееврейского государства. Ибо если государственность Франции или Британии отвечает интересам их народов, то у Израиля - поскольку он не является государством галахи - нужно урвать как можно больше. Парадигма проста - мы (харедим) - борцы за правое дело, а они (светские) - исчадия ада. Кроме того, некоторые полагают, что заповедь дина де малхута дина не распространяется на Израиль. Ведь, скажем, во Франции - мы в гостях, и, не соблюдая правила хозяев, можем быть изгнаны. А в Эрец Исраэль каждый еврей имеет удел в четыре локтя, обладая законным правом на эту землю.              
 
Так что, как правило, мошенничество, о котором вы говорите, публично не порицается. 
 
И религиозный лидер часто стоит перед выбором - либо тотально демонизировать противника, поощряя несправедливость в собственном стане, либо начать вдаваться в нюансы - объяснять, что в этом аспекте светские не столь уж неправы, здесь есть над  чем задуматься и т.п. К сожалению, толпа не различает нюансов, и после таких речей  хасиды, привыкшие к черно-белой картине мира, уходят от ребе. Поэтому даже глава поколения оказывается в сложной ситуации - вчера он выступал с пламенной речью против сионистов, а сегодня его хасид что-то у этих сионистов украл. И как ему увещевать этого хасида, что красть нехорошо? Ради более возвышенных в их понимании принципов и целей харедим готовы мириться с непотребством в своей среде. В том-то и дело, что ортодоксы, преступающие закон, - не глупцы и не атеисты, они искренне верят, что делают то, что должно…
 
- Вопрос, полагаю, встававший не перед одним поколением еврейских лидеров разных стран, - можно ли брать некошерные деньги у не (или полу -) кошерных людей на кошерные цели? Эбнер Цвиллман по прозвищу «Аль Капоне из Нью-Джерси», наваривший в годы сухого закона более 40 миллионов долларов, щедро жертвовал Объединенному еврейскому комитету. «Крестный отец крестных отцов» Меир Лански в 1939-м заплатил по 500 долларов иммиграционному ведомству Кубы за каждого еврея-беженца из Европы, оставленного в стране (кстати, канадским партнером Лански по бутлегерскому бизнесу был в 1920-е Сэм Бронфман - отец Эдгара - президента Всемирного еврейского конгресса). В 1945-1947 годах, пользуясь своим огромным влиянием на Восточном побережье, Лански переправляет в Эрец Исраэль тонны оружия. Правая рука Лански Джозеф Стечер, рискуя в 1963 году угодить, наконец, в тюрьму, заключил с Интерполом соглашение о ... своей депортации в Израиль, где принялся вдруг спонсировать ультраортодоксальную партию «Агудат Исраэль». Во время Войны за независимость легендарный гангстер Багси Сигал едва ли не еженедельно вручал эмиссару Хаганы кейс, полный денег. Микки Коэн, один из крестных отцов Лос-Анджелеса, помогал экипировать знаменитую «Альталену», отправленную с оружием к берегам Палестины в июне 1948 года.
 
Об источниках состояний постсоветских олигархов еврейского происхождения, думаю, нет нужды говорить. Многие из них в последние годы щедро жертвуют на синагоги, еврейские центры, общинные программы. У раввинов нет с этим этических проблем?

- Римское выражение «деньги не пахнут» - не из нашего лексикона. Деньги пахнут и пахнут иногда очень плохо. Есть множество случаев, когда спонсорам нужно отказывать, на какие бы благие цели ни предназначались их средства. Можно принять пожертвование от человека, если это будет способствовать его тшуве, т.е исправлению.
 
- Это не напоминает индульгенцию?     
 
- Как раз наоборот. Индульгенция позволяет просто откупиться, не отказавшись от своего образа жизни. Если мафиози хочет дать деньги на иешиву, рассматривая это как индульгенцию, эти деньги категорически нельзя брать - это только подвигнет благодетеля на будущие преступления, он с чистой совестью продолжит заниматься своим ремеслом. Раввин же в этом случае станет соучастником его прегрешений.
 
Принять помощь можно, если жертвователь видит себя частью процесса исправления. Одно дело, если кто-то приходит с улицы и говорит, что хочет стать спонсором синагоги.   С какой стати? Синагога - это не проститутка, в конце концов. И совсем другое, когда человек, посещающий наши уроки, видит, какой холод стоит в синагоге и хочет купить обогреватели - его деньги я с радостью приму, поскольку он является частью процесса. 
 
- В последние годы в еврейских общинах бывшего СССР вошли в моду аукционы в Йом Кипур за право выхода к Торе. Стоимость алии достигает порой сотен тысяч долларов. Где корни этой традиции? Наверняка у нее есть и противники, ведь Суббота Суббот не лучшее время для публичной ярмарки тщеславия, не говоря уж о том, что этот обряд недвусмысленно намекает на то, что близость к Б-гу зависит от толщины кошелька…

- Этот обычай был распространен, главным образом, в сефардской среде, где отсутствовал антагонизм между духовным и материальным, о чем мы уже говорили. Синагога, как «духовное» учреждение, нуждается во вполне материальных вещах - новой сантехнике, стульях и т.п. - для сефардов это было очевидно и не вызывало негативных эмоций. В современном Израиле этот обычай мало распространен, хотя кое-где продают алии к Торе за чисто символические суммы. В СНГ это приобрело совершенно иной размах и, к сожалению, преследует иные цели. Поэтому на постсоветском пространстве я бы осторожно относился к таким вещам, видя в них больше минусов, чем плюсов. Даже если речь не идет о формальном нарушении Галахи, это не должно принимать столь извращенные формы. Не говоря уж о том, что нормальная община должна строиться снизу вверх, а не наоборот, о чем ваша газета неоднократно писала. 
 
- Несколько недель назад на 103-м году жизни скончался раввин Шалом Йосеф Эльяшив - один из величайших знатоков Торы нашего поколения. В молодости он  довольствовался скромной стипендией студента иешивы, когда семья расширилась,  попросил в раввинате ставку инспектора кашрута. После экзамена оказалось, что он своими знаниями тянет, как минимум, на окружного супервайзера - его проэкзаменовали и опять поняли, что вакансия не соответствует его авторитету. После чего его проэкзаменовали на судью (даяна) и сразу поставили во главе коллегии. Он никогда не выдвигал себя на ту или иную должность и прожил всю жизнь в скромной двухкомнатной квартире с очень бедной обстановкой. К чему я это? Да к тому, что многие нынешние раввины с пышными титулами активно работают лицом, обеспечивая статус церемониям олигархов или их отпрысков. Вряд ли бесплатно. Как к этому относятся в религиозной среде?
 
- Культ денег, продажность - все это присуще отдельным евреям, как и приверженцам всех других религий.
 
- А профанация своего статуса, вплоть до поста главного ашкеназского раввина Израиля? Ведь человека, занимающего сегодня эту должность, серьезные раввины воспринимают, скажем так, с долей иронии. Но если именно он стал главным раввином Земли Израиля, то явно что-то прогнило в королевстве датском.

- Еще как прогнило! Дело в том, что харедим просто не выгоден признанный  религиозный авторитет во главе такой структуры, как главный раввинат, где, как и в не менее коррумпированном Министерстве религий, они правят бал. У них ведь есть свои отдельные институты, например, Высший религиозный суд, которому конкуренты ни к чему.  Это не просто откровенный цинизм - именно такой ничего собой не представляющий «казенный раввин» их полностью устраивает. Как такое стало возможно? Ну а как стало возможно, что во главе государства стал Ольмерт? Он же за год до этого хотел уходить из политики, будучи на пятьдесят каком-то, явно непроходном, месте, в списке «Ликуда». Шарон поставил его на ничего не значащую должность в  «Кадиму», а потом происходит то, что происходит, и Ольмерт становится премьер-министром.
 
К сожалению, как и все израильское общество, религиозные институты переживают кризис. Позволю себе пояснить. В комментарии к 14-му благословению в молитве «Амида» сказано, что нужно беречь Машиаха бен Йосефа от Роммеля - имеется в виду Римская империя. Подчеркну, что Машиах бен Йосеф - это не человек, а структура, некий общественный институт, материальная основа для прихода Машиаха бен Давида. Когда во время Второй мировой войны Африканский корпус генерал-лейтенанта Эрвина Роммеля  продвигался к границам Эрец Исраэль, британцы брали на борт своих самолетов каббалистов и кружили над расположением немецких войск, пока те молились о спасении Машиаха бен Йосефа (то есть еврейского ишува) от Роммеля. Машиах бен Йосеф тогда спасся, но сказано, что, в конце концов, он умрет.  Что значит «умрет»,  спрашивает комментатор? Умрет - это «упадет, вступит в полосу кризиса». И произойдет это, когда еврейское государство уже создано, и люди зададутся вопросом: а что дальше, зачем это было нужно? Это касается всех государственных и общественных институтов и раввинат - не исключение.          
 
Беседовал Михаил Гольд

counter
Comments system Cackle