Цветет в Сдероте алыча
Фото: Getty Images
Цветет в Сдероте алыча

Лаврентий Палыч Берия вышел из доверия,
А товарищ Мизрахов не наддал ему пинков.

Старший майор госбезопасности или, по-нашему, генерал-майор полиции Моше Мизрахи в должности начальника ЯХБАЛ (отдел по борьбе с международной преступностью) дело всей своей жизни - дело Либермана - провалил, и сегодня может поведать внукам всего об одной удаче - поимке и посадке комического авантюриста Григория Лернера.

У бывшего начальника Следственного управления полиции и главного израильского борца с «русской мафией» среди охотничьих трофеев на стене - портреты с дарственными надписями ныне здравствующих Михаила Черного, Григория Лучанского, Аркадия Гайдамака, Михаила Горловского и второсортные лернеровские панты - позор заготконторы «Рога и копыта».

Панты, или рога молодого марала, используются как средство от импотенции, на этой виагре малых народов Севера Мизрахи в крайне возбужденном состоянии взял проходное место на праймериз в Аводе и возглавил отдел по борьбе с русской мафией в Рабочей партии.

Созданы аналогичные штабы в МЕРЕЦе, Еш Атид и Атнуа.

Три партии - это наша сталинская тройка, внесудебное Особое совещание. В эрегированном состоянии находятся и Движение за чистоту власти, и арабские партии.

Понятно, все они никак не ожидали, что юридический советник закроет основные пункты обвинения и оставит Либерману всего одну статью по утрате доверия, как какому-то кладовщику. Крови, но уже не маральей, а иветовской, дружно требуют все левые политики: им мало его ухода с поста министра до окончания расследования, суда, который, он надеется, состоится до начала выборов; мало просьбы о снятии депутатской неприкосновенности, они настаивают на том, чтобы он оставил политику, а еще лучше - сел надолго, и тоскуют об отсутствии расстрельной статьи. Со всех партийных трибун несется развенчание культа личности Либермана.

- Признаете ли вы, что были молдавским шпионом?

- Да, а еще я работал на Тирасполь.

- Где располагалась резидентура?

- В Южном Тель-Авиве, на улице Левински, в квартире молдавских гастарбайтеров.

- Пароль?

- Мамалыга.

- Отзыв?

- Мититеи.

- Объясните схему отмывания денег, полученных от Лукашенко.

- Мы организовали гигантскую прачечную, за гроши в Бобруйске покупали белорусскую картошку-«американку» и перепродавали ее в Минске втридорога как элитную израильскую, сорта «Шалом Ахшав».

- Кто стоял за прилавком?

- Непосредственно я, для чего брал отпуск. А в остальное время - оба посла, предыдущий и нынешний.

- Куда вы дели липовую накладную?

- Порвал и спустил в унитаз. (вариант: - Я ее съел.)

- Вы приговариваетесь к высшей мере социальной защиты - к расстрелу.

Цветет в Сдероте алыча

Не для Ивета Львовича,

А для Яира Томича

И Шелли Яхимовича.

Ну чем они не Климент Ефремыч и Вячеслав Михалыч, и климат у нас шибко напоминает сухумский, где алыча цвела.

Знаете, что мне в этой истории нравится? Шестнадцать лет дело тянулось, а разрешилось аккурат к выборам.

Ах огурчики да помидорчики,

Кто же в Эвика шмальнет в коридорчике?

Кому он так мешает? Да всем мешает. Идет охота на волков, на русских позорных волков, потому что Ликуд сам по себе без русских и Либермана - это сила, с которой левые при определенной удаче могли бы как-то справиться, сколотив коалицию. Вот представьте себе: я проснулся утром, здрасьте, нет советской власти. Нет НДИ. Весь вопрос цены покупки - стоимость услуг партии ШАС. Вот она, вот она, в Кнессете намотана.

А потому ШАС, пусть и очень поздно, но открывает второй фронт против Либермана.

Первым делом мобилизовали весь автобусный парк страны. Все на борьбу с ассимиляцией! Автобусы идут как танки с плакатами на борту: «Только сильная ШАС предотвратит ассимиляцию». Следующая остановка - Рейхстаг. Либерман в кипе - это засланный казачок, крашеный русский безбожник. И Биби пророк его. Так ведь договорились не изображать людей. Выходит, Ивет и Биби - нелюди. Стригущий Лишай, конечно, придумал лозунг получше: «Либерман подстрекает против арабов, забирает деньги у евреев и отдает русским». Жаль, Дери не дал.

Между прочим, с прошлых выборов остались аудиокассеты с записью воззвания Баруха Сали, сына нашего покойного чудотворца Бабы Сали. Младшему Бабе явился во сне дух отца и дал наказ с того света: не голосовать за Либермана. И рав Овадья предупреждал: кто проголосует за партию гоев и безбожников, совершит нестерпимый грех, козленочком станет. Кстати, почему до сих пор не задействовали дух моего любимого рава Кадури?

Дух простаивает.

Ну и, понятно, Овадья потребовал, чтобы на избирательные участки принесли всех стариков, больных и неходячих. Много лет назад в газетах мелькала информация, что ШАС использует удостоверения личности безвременно ушедших. Я себе так этот процесс представляю: приносят на избирательный участок нечто завернутое в саван. В заботливо сложенных руках - справка от семейного врача, теудат зеут и записка: «Временно нахожусь в коме, прошу положить бюллетень в конверт с буквами («шин-самех»), заранее благодарен». И подпись.

От любви до ненависти (к Либерману) один шаг, и уже два шага - назад к любви. ШАС облизывается на голоса горских, бухарских и грузинских евреев, зато все остальные партии воспылали любовью к евреям из средней полосы России, Белоруссии, Украины, словом, взывают к ашкеназийским корням. Вот эту дележку по этническому признаку продемонстрировала Ципи Ливни, сватаясь к Давиду Кону. Роберт Тивьяев вторую неделю продолжает обижаться, Шауль Мофаз так бы никогда не поступил. Ливни оставила все дела, прикатила к нестерпимо гордому Роберту-Железное сердце в его Офаким с плачем: - Сыночек, прости меня!

Проснулся МЕРЕЦ, с криком «Хинди-руси, бхай-бхай!» ринулся к русским в надежде, что хоть сотая часть мандата отломится. По принципу «маленькая птичка тоже навоз дает».

Ну не до жиру, дела просто швах, вот и заговорил МЕРЕЦ о пенсиях, социальном жилье и дядях Захавы Гальон, которые тоже репатриировались в Израиль. Это ноу-хау Ольмерта с его самарскими корнями.

«Вы не покупайтесь на сказки Либермана, на его обещания». Главное, решила Захава (в миру Злата Шимпитски), самой пообещать больше. И ни слова об арабском вопросе, русские этого не любят.

МЕРЕЦ обещал русским пенсионерам общественный транспорт по субботам, гражданские браки и нерелигиозные погребения. «Мы для вас адрес», - декларировала пани Шимпитски. У нас каждая Захава мечтает стать Либерманом, каждая Алла Шаинская метит в Фаины Киршенбаум. Аллочка, «как мать и как женщина», единственная «стоять готовая за дело мира», «потому что я известна русскоязычным как борец за мир». Вот так, ни больше, ни меньше. Точно по Галичу: «Израильская, говорю, военщина известна всему свету». «Это гонка вооружений, - витийствовала Алла. - Ваши родственники, ваши дети, ваши внуки - хватит им служить в армии! Хватит убивать!».

Зря, конечно, Аллочку заставили молиться за мир. Шаинская объявила НДИ «группой преступников и воров». «Он (Либерман) использовал нашу алию, как горб верблюда, чтобы забраться и прийти на вершину власти». За Либермана, замечу, и сабры голосуют, так что верблюд двугорбый. Бактриан, а не дромадер.

И только мой любимый ХАДАШ Либермана не клеймил, потому что еще на прошлых выборах отметился лозунгом: «ХАДАШ - это Либерман наоборот». Обожаю долгоиграющие пластинки.

counter
Comments system Cackle