Zahav.МненияZahav.ru

Понедельник
Тель Авив
+19+14

Мнения

А
А

Все ли позволено Юпитеру?

Политика – это искусство компромисса, и потому, наступая на горло некоторой части электората, Либерман был вынужден пожертвовать рядом фигур из своего списка.

liberman_avigdor_1
Фото: Getty Images

В нашем Кнессете довольно свободный дресс-код, и с легкой руки спикера Реувена Ривлина после строгой Далии Ицик даже разрешили заседать в джинсах. Однако нравы, особенно в партии власти, стали строже, и трудно представить, что какой-нибудь министр повторит подвиг Цахи Анегби с 74-мя партийными назначенцами в скромном министерстве экологии. Постулат «то, что положено Юпитеру, не положено быку» безумно устарел, и положение обязывает. Некоторые обиженные ликудники из конца объединенного списка, которых Авигдор Либерман подвинул еще дальше, возмущенно кричали, что Ивет запугал Биби. Но политика – это искусство компромисса, и потому, наступая на горло некоторой части электората, Либерман был вынужден пожертвовать рядом фигур из своего списка. Ни единого пятнышка на репутации, все личные симпатии и даже дружба – в сторону, никаких сантиментов, список должен быть безукоризненным в этическом отношении.

Пример номер один – Стас Мисежников, молодой (для политика), харизматичный, талантливый, чья личная биография во многом похожа на карьеру Либермана. Оба начинали с низов. Стас успешно занимался трудными русскоязычными подростками Ришон ле-Циона, затем был парламентским помощником Юрия Штерна. Первым успехом в бизнесе была должность директора по маркетингу больничной кассы Клалит. Он, кстати, был депутатом горсовета Ришона. Получил степень бакалавра и магистра.

Прекрасный спортсмен, словом, человек во многих сферах одаренный. В Кнессете был молодым и успешным депутатом, блистательно руководил финансовой комиссией, и пост министра туризма получил абсолютно заслуженно, как очередное повышение. Я вспоминаю покойного Ганди, который посчитал назначение на пост главы Минтура унижением и ехидно спрашивал коллег, где находится его новый офис. Вспоминаю Ицхака Герцога, который, кроме лоббирования низкой цены на виски и дорогущего и бессмысленного кампейна по созданию положительного имиджа Израиля, для чего он привлек голливудских, спортивных и прочих звезд, ничем не запомнился, и хочу вам сказать, что Мисежников таки был лучшим министром. Стас сразу сообразил, что потенциал Израиля ничуть не хуже Кипра, а туризм – главный кормилец этого острова.

Благодаря мощнейшей поддержке Либермана удалось отменить туристские визы с Россией, а после с Украиной, и последним достижением Мисежникова я считаю начатую им программу по снижению стоимости номеров в наших гостиницах на 20 процентов.

Стас дал толчок и развитию внутреннего туризма, который безнадежно закостенел у нас в примитивной кибуцной форме.

Казалось бы, при таких успехах какое нам дело до его личной жизни и любви к ночным развлечениям? Благо и работал он, как и все в команде Либермана, до глубокой ночи. У Ивета для всех уходящих до девяти вечера есть дежурная шутка: «Ты что, на полставки работаешь?» Но нигде в мире не любят, когда министр становится героем светской хроники и вокруг него роятся сплетни и слухи. Мисежников пренебрегал официальными мероприятиями, на которых присутствовали бесконечно скучные и немолодые, но влиятельные представители еврейской диаспоры, понимай, спонсоры. От этих тоскливых фигур, как в Бразилии, так и в Испании, его тянуло в более веселые места.

Наша пресса так и роет компромат, а ты не подставляйся. Особенно тяжелым для Стаса был рассказ Амита Сегаля на Втором канале ИТВ, где телохранители поведали журналисту, что несколько раз они доставляли сильно пьяного министра из ночных клубов. Врагу не пожелаешь таких телохранителей, но, несмотря на все опровержения Стаса, публика поверила охранникам. А Либерман, который ничего не забывает, сделал в своем блокноте соответствующую пометку.

Опять же, если бы не было объединенного списка, то можно было заявить, что меня не интересует, чем занимается эффективный министр после работы. И тезис Стаса о том, что нечего делать с этими престарелыми представителями еврейской общины, тоже прошел бы, но уже не для министра Ликуд-Бейтейну.

Те, кто слышали, как Либерман говорил о Стасе, чувствовали, как тот расстроен, разочарован и сожалеет. Поговаривали, что в случае непредвиденных неприятностей у Ивета есть потенциальный наследник, что Либермана никак не задевало – он был уверен в его личной преданности. Когда Либерман принял тяжелое решение, Стасу было предложено за день до публикации списка объявить о своем уходе из политики. Мне бесконечно жаль наше министерство туризма, и я не очень переживаю по поводу грядущей карьеры Мисежникова. Он наверняка добьется успеха в бизнесе, а там не так строго преследуют за любовь к красивой жизни. И в этом разница между частным лицом и министром.

Другое подтверждение моей теории - это Анастасия Михаэли. Бывшая манекенщица - тоже спортсменка, красавица с высшим образованием, многодетная мать, которую роды не портят, чем не украшение любого партийного списка? В НДИ ее ждало вполне реальное место, в отличие от списка Ольмерта. Заседания Кнессета не игнорировала, страстью к частым международным визитам не страдала, была вполне прилежна в законотворческой деятельности. Активно боролась со своими идеологическими противниками, даже слишком активно, зачастую переступая ту невидимую грань политкорректности, которая и должна отличать парламентария. Он не только не должен быть провокативен, но и иметь стойкий иммунитет к провокациям, ни в коем случае не инициировать их. Безусловно, Ралеб Маджадле ее оскорбил и подставил, но при этом опытный противник никаких жестов себе не позволил. Настю аналогичным образом спровоцировала и Ханин Зуаби, активная участница заплыва на «Мави Мармара». И здесь Настю по-человечески можно понять, но такое поведение простительно пассажирке переполненного автобуса, а не депутату Кнессета. Настя утонула в стакане воды, вылитого на костюм Маджадле. Знаменитый ролик в Ютубе прибавил Михаэли массу поклонников, но стал ее фактическим финалом. В отличие от Мисежникова, ей даже не было предложено встретиться с Либерманом, он не выразил ей сочувствия, а просто вычеркнул ее имя из списка.

Как говорится, один раз - это случайность, два – закономерность, а три – правило. Третья «точечная ликвидация» постигла заместителя министра иностранных дел, бывшего посла Израиля в США Дани Аялона. МИД не место для откровенного хамства, и унизительная церемония приема посла Турции, которого усадили на низкий табурет, вышибла ножки из-под стула самого Аялона. Напрасно потом отец Аялона называл в эфире Либермана маленьким Сталиным. Нет, это его сыночек вел себя на манер надутого турецкого паши. Дипломат тем и отличается от обычного политика, что умеет выразить свой протест в дипломатичной же форме. Прощайте, господин Аялон.

Но, с другой стороны, Либерман умеет ценить заслуги и отблагодарить тех, чья деятельность способствовала успеху всей партии НДИ. Прежде всего, это министр Софа Ландвер, для которой абсорбция – не унизительный портфель, как это было для Ципи Ливни и Зеэва Бойма, а возможность помочь не только новым, но и далеко немолодым репатриантам. Не мэру, а Софе Ашдод обязан больницей, а сколько тысяч стариков, матерей-одиночек, социальных случаев получили социальное жилье за последнее время. Реувен Ривлин по-рыцарски предложил ей свое десятое место, и никто даже в Ликуде не возражал, чтобы на месте в первой десятке была женщина, Софа Ландвер, потому что руководила она своим министерством вполне по-мужски.

Пока Либерман руководил МИДом, в партии железной рукой правила Фаина Киршенбаум, а попутно и весьма успешно выдвигала свои законодательные инициативы.

Ее по праву ждет один из экономических портфелей. Поднялась в списке и Орли Леви-Абуксис, и отнюдь не как дочь экс-главы МИДа Давида Леви, но как успешный законодатель.

Естественно, Либерман не был бы Либерманом, если бы не преподнес несколько сюрпризов. Прежде всего, это сын Ицхака Шамира Яир, достаточно яркая фигура и в армии (он бывший боевой летчик), и в бизнесе (возглавлял «Таасия авирит»), и в хайтеке.

Настолько яркая фигура, что Аронович и Ландау, тоже отлично проведшие каденцию, не сочли для себя зазорным подвинуться.

И особенно удачным мне кажется приглашение в НДИ Леонида Литинецкого, который успел некоторое время побыть депутатом Кнессета, но главное - руководил работой всех русских штабов Аводы и прекрасно разбирается как в партийном строительстве, так и в законодательстве. У него целый портфель законопроектов, которые ему не удалось в свое время провести. Кстати, НДИ укрепилась за счет 6 тысяч русских партийных активистов Аводы, которых Литинецкий привел с собой. Можно только удивиться боевым качествам Либермана, которому удалось устранить диспропорцию между кандидатами от Ликуда и НДИ и поставить Литинецкого на вполне проходное 34-е место, да и у Юлии Малиновской, партийной активистки из Холона, занявшей 37-е место, тоже есть все шансы попасть в Кнессет.

Источник: Глобус

Метки:

Читайте также