…А он не вернулся из боя
Фото:
…А он не вернулся из боя

Если набрать в интернет-поисковике имя "Рон Арад", большинство найденных ссылок будет посвящено известному израильскому дизайнеру. Про его полного тезку, штурмана ВВС ЦАХАЛа, сегодня говорят и пишут куда меньше.

Впрочем, участие средств массовой информации в его судьбе всегда было несравненно меньше, чем их роль в освобождении Гилада Шалита. Да и в целом борьба за Арада оставалась делом правительственных и дипломатических кругов, не превратившись в общественное движение. Что же изменилось за 25 лет, прошедших с момента пленения Арада и до соглашения о возвращении Гилада Шалита?

 

Как известно, в 1986 году Рон Арад был захвачен в плен шиитской группировкой "Амаль". Лидеры "Амаль" были готовы вернуть Арада в обмен на 1500 ливанских и палестинских заключенных и 3 миллиона долларов, но Израиль на это не согласился. Потом Арад попал в руки "Хизбаллы", в 1990 году был переведен в Тегеран, позже опять возвращен в Ливан. Дальнейшая судьба штурмана неизвестна, да и об его более ранних перемещениях можно догадываться лишь по косвенным данным. Главная проблема состояла в том, что никто не знал, где находится Арад и с кем нужно вести переговоры. По этой же причине исключалась военная операция, подобная "Литому свинцу" или Второй Ливанской войне.

Тем не менее, израильские власти не оставляли надежды найти и вернуть штурмана. В 1994 году с "Хизбаллой" обсуждались условия обмена Арада и двух других израильских солдат, похищенных в 1986 году (впоследствии оказалось, что они убиты), а также останков Самира Асада на 91 террориста. Но в конечном итоге Рон Арад оказался за рамками сделки.

Иранские власти отказываются говорить об Араде – по официальной версии, до тех пор, пока не получат информацию о четырех иранских дипломатах, якобы похищенных "сионистами" в 1982 году. Израиль же утверждает, что дипломаты стали жертвами ливанских боевиков и доказательства их гибели Тегерану представлены.

В 1994 году казалось, что прорыв в деле Арада уже близок. Израильским спецслужбам удалось захватить бывшего руководителя службы безопасности "Амаль" Мустафу Дирани. Планировалось обменять его на Арада или на более точные сведения о штурмане, но по неизвестной широкой публике причине террорист стал участником сделки по возвращению Эльханана Тененбаума и гробов с телами трех солдат, попавших в плен в 2000 году. Вместе с ним были выпущены 400 боевиков. Публицисты назвали эту сделку "верхом необоснованной уступчивости"; к тому же Дирани перед выходом из тюрьмы подал иск против государства Израиль за "жестокое обращение на допросах".

В 2006 году по ливанскому телевидению был показан человек, по свидетельству родных и экспертов, очень похожий на Арада. Однако предполагается, что запись была сделана не позднее 1989 года. Между тем, лидер "Хизбаллы" Хасан Насралла заявил, что ему ничего не известно о судьбе Арада и, скорее всего, он умер. В израильских СМИ также говорили о том, что военная комиссия получила доказательства смерти Арада, но правительство решило не публиковать эту информацию. В этом году Биньямин Нетаниягу упоминал имя Арада рядом с Шалитом и другими пропавшими без вести солдатами, которых Израиль обязан вернуть домой.

 

Все это время семья Рона Арада добивалась его освобождения, но иными способами, чем семья Гилада Шалита. Не было ни массовых демонстраций, ни палаток протеста. В 2003 году был создан фонд "Рожден свободным", предлагающий награду в 10 миллионов долларов за информацию о Роне Араде и других пропавших без вести солдатах.

Дело, по-видимому, в том, что родные Арада начинали борьбу за возвращение Рона в те времена, когда доверие граждан Израиля к своим лидерам было несравненно выше, чем сейчас. Даже упрекая правительство в недостаточной активности, они полагались на него и знали, что у них и руководителей государства общая боль. Но за 25 лет между народом Израиля и властью пролегла непреодолимая пропасть. Люди уже не верят, что от политиков можно чего-то добиться иным методом, кроме выкручивания рук.

 

Роль СМИ и их воздействие на общество тоже сильно выросли. Но главное: в 80-ые годы народ Израиля ощущал себя "на войне как на войне", когда возможны и смерть, и плен. Судьба Рона Арада была горькой, тяжелой, отчаянной, но это была судьба солдата страны, которая борется за свое существование.

Современное израильское общество открыто или подсознательно считает свое время мирным, невзирая на теракты и обстрелы. Сказались и усталость от непрерывных войн, и выросшее материальное благополучие, и двадцатилетние заклинания о поступательном мирном процессе. А в мирное время солдаты превращаются в "наших мальчиков", пленные должны быть возвращены домой любой ценой, и не хочется думать о новом кровопролитии и новых жертвах.

Характерно, что бывшие руководители разведывательных служб недавно призывали Нетаниягу обменять Гилада Шалита на заключенных террористов, отмечая, что он не должен повторить судьбу Рона Арада. Фактически, это признание, что надежды на возвращение Арада нет – все возможности были упущены, пока он находился в руках "Амаля" и "Хизбаллы", с которыми можно было торговаться. Так что сделка по Шалиту, в какой-то степени, моральная компенсация правительства за провал в деле освобождения Арада. Правительство, как и немалая часть общества, сохраняет иллюзию, что мы живем в мире и потому больше не будет захваченных в плен и не вернувшихся из боя.

counter
Comments system Cackle