Zahav.МненияZahav.ru

Понедельник
Тель Авив
+24+15

Мнения

А
А

О "мужиках" и "двойной морали". Интервью со Стасом Мисежниковым

В репортаже утверждалось, что министр туризма злоупотребляет спиртным, а также посещает сомнительные заведения.

misejnikov_stas
Фото: mnenia.zahav.ru

Вечером 10 сентября Второй канал израильского ТВ опубликовал материалы "журналистского расследования", предоставив эфир для показаний людей, представившихся бывшими телохранителями министра туризма, которые рассказали о скандальных подробностях частной жизни министра Стаса Мисежникова.

В репортаже, в частности, утверждалось, что министр туризма злоупотребляет спиртным (и охранники не раз помогали ему, когда он был нетрезв), а также посещает сомнительные заведения (в частности, стриптиз-клубы).

Данный репортаж вызвал широкий общественный резонанс, цитировался и продолжает цитироваться многими израильскими СМИ.

На этом фоне редакция NEWSru.co.il обратилась к министру туризма Стасу Мисежникову с просьбой прокомментировать скандальную историю.

Министр отметил, что во вторник вечером уже выступал с кратким комментарием для СМИ, но выразил готовность подробно ответить на вопросы по поводу скандала вокруг его имени.

Мисежников начал с фразы на иврите о том, что у прессы "есть привилегия на свободу слова, но нет права на оскорбление". Он подчеркнул, что у СМИ нет прав на то, чтобы "огульно очернять публичную личность", добавив, что в его случае речь идет о семейном человеке, отце маленьких детей. "Во всем этом репортаже не было ни единого слова правды", – заявил он. "На мой взгляд, они перешли все границы", – сказал министр.

В чем конкретно это выражалось?

Зрителям было показано интервью с несколькими моими бывшими телохранителями, которых я знаю поименно, и которые были уволены с работы не мной, так как я не распоряжаюсь тем, кто будет меня охранять, а их работодателями – соответствующей государственной службой.

Причина увольнений?

Насколько мне известно, они были уволены за серьезные нарушения – за воровство, за силовые методы (физические и словесные), и за другие нарушения, о которых я не имею права говорить. Могу только сказать, что это были очень серьезные проступки. Эти люди обратились с требованием о выплате им компенсаций или восстановлении на работе, но получили отказ.

То есть, как говорили в СССР, "были уволены по статье"?

Да... И эти люди решили пойти другим путем. Они решили привлечь внимание общественности к себе и своим требованиям, смешав с грязью имя человека, которого они были призваны охранять... И это, действительно, привлекло внимание... То есть, они "свою работу выполнили".

Каковы, на ваш взгляд, главные последствия этой истории?

Здесь есть несколько проблем, которые видны невооруженным взглядом. Во-первых, телохранитель – это фигура, которая 24 часа в сутки приставлена к министру. Этот человек сидит со мной в машине, он сопровождает меня на родительские собрания в школу, он со мной находится на детских площадках, на рабочих и личных встречах, он сопровождает меня в рестораны... Он меня слышит, он меня видит, он наблюдает. И после этого, если вдруг он увольняется или его увольняют, оказывается, есть опасность, что он начнет рассказывать о том, что он видел и слышал, хотя подписывал обязательство о неразглашении. Неважно, что правда, а что нет, но он начинает рассказывать о том, о чем он никогда в жизни не имел права говорить.

Я считаю, что это – одна из самых больших катастроф, которая случилась в государстве Израиль. Здесь 29 министров, премьер-министр и другие имеют телохранителей. И теперь загорелась "красная лампа" в отношениях между охраняемыми и их телохранителями, в отношениях со всей службой безопасности. Для чего нужна служба безопасности, если любой, кто отвечает за эту безопасность, становится потенциальным доносчиком, разглашающим тайны?

Во-вторых, это бросает тень на 99,9% нормальных ребят, которые занимаются охраной и которые теперь опасаются за свою репутацию. Ведь теперь на них будут смотреть косо и считать, что они – потенциальные враги...

Но, быть может, у этого будут и позитивные последствия? Может, это будет стимулировать министров к более строгому поведению, соответствующему их статусу?

Нет, я сейчас даже не говорю о какой-то конкретной жизненной ситуации. Я говорю про любой телефонный звонок, когда министр говорит, например, из машины, и который может запоминаться человеком, который его охраняет. Я говорю о том, что эти люди подписаны под тем, что они не имеют права разглашать услышанное или увиденное ими.

Не имели права разглашать. Но чему они были свидетелями?

Мне 43 года. И я – молодой, динамичный министр. Я никогда не считал, что после многих, многих часов рабочего дня, который начинается в 8 и заканчивается иногда в 11 вечера, я должен по какой-то статье идти спать, вместо того, чтобы с друзьями выйти, действительно, пропустить по рюмочке, поужинать и т.д. Почему в конце недели мне, как молодому человеку, нельзя пойти в клуб или на дискотеку и потанцевать? Я признаюсь, что я – живой человек, я не люблю рано ложиться спать, я люблю после напряженного рабочего дня выйти в люди, пойти с друзьями, почувствовать себя свободным. И никогда в жизни это не било по моей трудоспособности. На мой взгляд, я был весьма успешным главой финансовой комиссии, и реформы, которые я провел в сфере туризма, неоспоримы...

Меня пытаются представить безбожным пьяницей и алкоголиком... Но раз мне удается добиваться таких успехов, то я желаю каждому быть таким "алкоголиком".

Такое ощущение, что за иронией вы с трудом скрываете обиду.

Самое обидное, что люди, которые меня очернили, которые со мной работали, и которые сделали это просто для того, чтобы вымогать деньги из той государственной структуры, которая их уволила, даже не были в достаточной степени мужиками, чтобы показать свое лицо, чтобы говорить своим голосом. И голос, и лицо были искажены. То есть, перед камерой можно было посадить любого человека.

Но вы же говорите, что знаете тех, кто выступал с обвинениями против вас?

Я знаю, кто выступал, знаю кто и за какие проступки был уволен, кто угрожал свести счеты после увольнения... И я знаю, что один из тех, кто был уволен, точно был среди интервьюируемых. Но не могу дать стопроцентную гарантию, что там не было просто людей, которые говорили начитанный текст...

То есть, вы предполагаете, что Второй канал, в какой-то степени, осуществил подделку?

Нет-нет, ни в коем случае. Этого я не говорю и не предполагаю. Просто я говорю о следующем: если вы берете показания у людей, которые готовы нарушить подписанные ими ранее инструкции о неразглашении, то пускай народ увидит лица этих "героев", которые так огульно чернят министра...

Но тогда они точно не получат компенсаций.

Есть тут двойная мораль. И я не понимаю, как ведущий телеканал Израиля пошел на это.

Такое ощущение, что израильские СМИ не считают это "двойной моралью". Вот, я открываю сегодняшний "Маарив", шестая полоса. Ее украшает весьма привлекательная для читателя фотография: "супермен" или "бэтмен" Стас Мисежников, а рядом с ним некий полуобнаженный молодой человек в симпатичном бюстгальтере из ракушек. Публикации продолжаются, одна другой горячее.

Эта фотография – еще одно свидетельство демонизации данной темы, уже доходящей до полного безумия. Данная фотография сделана во время праздника Пурим в 2010-м году. Я очень хорошо помню эту фотографию, хотя не помню, кто около меня. Это – Пурим, праздник, во время которого мы все хотим выглядеть смешно. Но в контексте скандала этот снимок публикуется для того, чтобы еще больше опозорить человека, о котором идет речь. В другой коннотации это было бы забавно.

Ответьте, пожалуйста, рассказанное охранниками – правда или вымысел?

Я сказал об этом вчера, и говорю теперь: все, что мне приписывают – полная ложь. Никогда в жизни я не был пьяным на публике. Никогда в жизни, не только мои телохранители, но и мои многолетние друзья не поддерживали меня пьяным и не вносили в машину. Не было такого. Умею пить и знаю свой предел... Никогда в жизни не был в стриптиз-клубах. Я даже не знаю, где они находятся в Израиле. Хотя знаю множество хороших увеселительных заведений. И если кто-то предъявит мне фотографию, на которой видно, что я нахожусь в стриптиз-клубе, я буду готов дать большие деньги за это... Я в жизни не нарушил никаких норм поведения публичной личности.

30 лет назад родители привезли меня в Израиль. Они сами прошли огромный путь в новой стране, начиная с нуля. Они поставили на ноги меня и моего брата. Они сделали нас людьми и горды моими успехами. И я горжусь, что уже десять лет подряд занимаю ответственные посты. Считаю, что добился немалых успехов на благо страны. Не сделал ничего позорного, и у меня нет повода стыдиться за какие-либо свои поступки.

Я не менял своего имени. Я не стал Хаимом, будучи Стасом. И я не стал Коэном, будучи Мисежниковым. Я – Стас Мисежников, гордый израильтянин. Вполне вероятно, что если бы меня звали не Стасом Мисежниковым, а звали бы Хаимом Коэном, то вся эта скандальная история не была бы вообще темой...

Ну как тут не вспомнить про скандал вокруг похода в стриптиз-клуб командующего израильским ВМФ Эли Мерома? Имя было вполне израильским, человек – заслуженным, а скандал долго не утихал.

Да, но только его уличили в походе в стриптиз-клуб, а я хотел бы увидеть хотя бы одну фотографию, демонстрирующую, что я был в подобном заведении. Хотел бы я увидеть фотографию, на которой видно, как меня на руках вносят пьяным в машину, или что я просто в нетрезвом виде. Я хочу это увидеть, раз мне это приписывают.

Знаете, и метла иногда стреляет. А ручка или микрофон, или интернет-сайт могут убить и лишить репутации любого человека, разрушить его карьеру, разбить его семью. Стоит об этом помнить, когда пишешь, транслируешь и пр.

Я снова повторю: если бы речь не шла о человеке с "русскими" именем и фамилией, огульные обвинения в пьянстве и аморальном поведении не были бы темой в течение уже трех дней.

Мне это напоминает демонизацию "большой алии" в 90-х годах. Будучи тогда парламентским помощником Юрия Штерна, я занимался этой темой. Тогда каждую красивую русскую женщину представляли в Израиле проституткой, каждого, кто привез сюда одну монету, считали "русским мафиозо"... Всех нас тогда представляли алкоголиками, танцующими под балалайку. Я сожалею, что в XXI веке, в 2012-м году, даже к министру, добившемуся заметных успехов, сохранилось похожее отношение.

Беседовал Евгений Финкель

Источник: NEWSru.co.il

Метки:

Читайте также