"Курды создали на севере Сирии отряды самообороны"
Фото: Getty Images
"Курды создали на севере Сирии отряды самообороны"

Анкара пригрозила вводом войск в приграничные районы Сирии, если там появятся базы запрещенной в Турции Рабочей партии Курдистана. Поводом для этого предупреждения стал фактический переход власти в ряде приграничных районов к сирийской Партии Демократического союза, которую в Анкаре считают сирийским филиалом РПК. О том, как отнеслись сирийские курды к этому предупреждению, и какова сейчас ситуация на севере Сирии "Голосу России" рассказал Сопредседатель Партии Демократического союза Сирии Салих Муслим.

- Что вы можете рассказать о ситуации на севере Сирии, в том числе во втором после Дамаске городе страны - Алеппо? Насколько известно, в этом городе проживает около полумиллиона курдов. Они вовлечены в идущие там сейчас бои?

- В Алеппо есть несколько кварталов, где в основном живут курды. Кроме того, курды проживают, естественно, и в других частях города. В настоящее время бои идут в основном в тех кварталах, где обосновались радикальные исламисты. В этих районах тоже живут курды, и они испытывают на себе последствия боевых действий. Недавно трое курдов - гражданских лиц - погибли в результате обстрела. В целом же до сих пор курдские кварталы Алеппо не были мишенью атак ни правительственных сил, ни боевиков оппозиции. Могу также сказать, что курды в Алеппо, как и в других городах, хорошо организованы, и создали собственные силы самообороны, которые охраняют курдские кварталы.

- А что происходит сейчас в целом в населенных курдами районах Сирии? Кто их контролирует?

- В мировой прессе проходит информация о том, что западный Курдистан (курдские районы Сирии, - прим.ред.) полностью взят под контроль курдскими силами. Хочу уточнить ситуацию. В последнее время боевые действия вплотную подошли к курдским населенным пунктам. Мы готовились к подобному повороту событий. У нас есть гражданские силы самообороны, и с целью защиты курдского населения народ взял под свой контроль такие города, как Кобани, Африн, Дерик и прилегающие к ним поселки. Сегодня управление этими городами - полностью в руках народа.

В городах Камышлы и Саре Кание (арабское название - Рас-аль-Айн, - прим.ред.) находятся правительственные силы, но они не вмешиваются в местное самоуправление. Ситуация в курдских районах Сирии в целом спокойная. В настоящее время все решения по управлению западным Курдистаном принимаются Высшим советом курдов Сирии. Он был создан подписанным в Эрбиле (столица Иракского Курдистана, - прим.ред. ) соглашением между Народным Советом западного Курдистана (структура, связанная с Партией Демократический союз, - прим.ред.) и Национальным советом курдов Сирии.

- В связи с событиями в населенной курдами части Сирии Турция дала понять, что не потерпит, чтобы Рабочая партия Курдистана (РПК) базировалась на ее южных рубежах. Как вы оцениваете эту ситуацию? Военное вмешательство со стороны Турции возможно?

- Сразу отмечу, что в Сирии никакой деятельности РПК и ее боевиков нет. Все это - поводы, придуманные властями Турции. Под предлогом борьбы против РПК Анкара уже более 30 лет ведет борьбу против всех курдов, в том числе и против нашей партии (ПДС). Мало того что Турция не признает права 25 миллионов курдов, проживающих в этой стране, но еще и угрожает сирийским курдам. Эти заявления еще раз свидетельствуют о глубине курдофобии турецких властей. Их в первую очередь не устраивает объединение курдов Сирии, поскольку Анкара всю свою курдскую политику выстраивает на разногласиях между курдскими политическими силами.

Отметим, что при этом радикальная сирийская оппозиция, в частности, Свободная сирийская армия базируется именно в Турции. Руководители этих структур в данный момент сидят в Стамбуле и в Антакье и получают от Турции различную помощь, включая военную. Но когда речь идет о сирийских курдах, Эрдоган не может обуздать свою курдофобию. С самого начала сирийского восстания Турция ищет повод, чтобы ввести свои войска в Сирию. И не потому, что она сильно озабочена судьбами демократии в Сирии, а для того, чтобы предотвратить обретение курдами их национальных прав. Я считаю, что сегодняшняя позиция мирового сообщества не позволяет Турции осуществить военное вмешательство в Сирии. Но если все-таки это произойдет, ты мы будем всеми силами бороться против оккупации. Вторжение станет для Турции болотом, выйти из которого будет очень трудно. Ни арабский, ни курдский народы Сирии не желают еще раз попасть под иго "новых османов".

- В СМИ прошли сообщения, что Свободная сирийская армия готова воевать против РПК в обмен на помощь Турции. Вы подтверждаете эти сообщения? Какие у вас взаимоотношения с этой организацией?

- Эти сообщения не соответствуют действительности. Гражданские представители Свободной сирийской армии находятся в контакте с курдскими силами самообороны. Но Свободная сирийская армия неоднородна. Те, которые находятся внутри Сирии, с нами в хороших отношениях. А те, которые сидят в Стамбуле или в Антакье, и делают антикурдские заявления, по моему мнению, не представляют ни Свободную сирийскую армию, ни сирийскую революцию.

- На каких условиях вы готовы объединиться с сирийской оппозицией?

- Мы и так являемся частью сирийской оппозиции и никогда не оставались в стороне от революции. Но сирийская оппозиция не едина. Характер наших взаимоотношений с оппозиционерами зависит от их отношения к решению курдской проблемы. Есть внутренняя оппозиция, с которой у нас тесные взаимоотношения. А есть такие, как Сирийский Национальный Совет, которые управляются внешними силами, не признают права курдов, и естественно, у нас с ними особых связей нет.

Мы боремся за демократическую Сирию, в конституции которой должны быть признаны права всех национальных и конфессиональных меньшинств, проживающих в Сирии. И нам хотелось бы, чтобы мировое сообщество оказало поддержку нашим устремлениям. В этом смысле у нас большие надежды на Россию. Россия как один из ведущих игроков мировой политики сегодня играет важную роль в урегулировании сирийского кризиса.

В ходе своей недавней поездки в Москву я старался донести до российских властей позицию сирийских курдов. Я считаю, что представители российского государства с пониманием отнеслись к нашим справедливым требованиям. Надеюсь, в последующие встречи с российской стороной мы укрепим наше взаимопонимание.

counter
Comments system Cackle