Zahav.МненияZahav.ru

Воскресенье
Тель Авив
+30+25

Мнения

А
А

Патруль бремени: дорожные войны России и США не вернут Асаду нефть

Единственная возможность для России усилить свое влияние - это давление на Дамаск, чтобы заставить Асада согласиться на подобие "мягкой автономии".

14.06.2020
Источник: News.ru
רויטרס

Российская публика с удовлетворением реагирует на новые кадры из Сирии: бронеавтомобиль американских войск "закипел" от жары и не смог преградить путь патрулю военной полиции из РФ. На деле дорожное противостояние не столь грозное - автомобили сторон встречаются на узкой сельской дороге и пытаются разъехаться с минимальным выездом на обочину, опасаясь мин. Однако за мелкими эпизодами, значение которых преувеличивают скучающие по внешнеполитическому величию СССР соотечественники, стоят куда более серьезные проблемы - отсутствие у Москвы внятной стратегии примирения различных частей Сирийской Республики.

Прошлый эпизод "разъезда" патрулей воспринимался в СМИ как "мастер-класс" от российских военных, хотя при внимательном просмотре видео было понятно: военная полиция объехала одинокий американский автомобиль, а другие американские стояли на обочине без какой-либо попытки заблокировать движение колонны.

В этот раз бронеавтомобиль M1235 MRAP съехал на обочину, после чего из-под его капота повалил пар. Ролики с этим эпизодом в соцсетях бьют рекорды под одобрительные комментарии россиян.

Логика пользователей и комментирующих случившееся российских экспертов понятна: американцы незаконно находятся на территории Сирии и их попытки помешать возвращению восточных территорий Дамаска провалятся под натиском силы "русского оружия". Однако проходят месяцы, а просирийской коалиции так и не удается переманить курдов и местные племена на свою сторону и вытеснить западную коалицию с территорий, на которых она воевала с "Исламским государством" (запрещено в РФ) и над которыми Дамаск утратил суверенитет, спешно эвакуировав оттуда свои подразделения в начале войны.

Россия пытается усилить свое влияние в восточной Сирии с 2017 года. Но если сначала она опиралась на усилия Дамаска и Ирана по установлению контактов с лидерами племен и их "перекупке", то в 2018-м российские военные начали активно взаимодействовать с местными жителями напрямую. С одной стороны, Москве удалось привлечь ряд представителей восточной Сирии на Конгресс нацдиалога в Сочи - благодаря посредничеству оппозиционера Ахмада Джарбы - и заявить о посещении однодневного мероприятия всеми этносами и конфессиями САР. С другой, попытки российских ЧВК воспользоваться закулисными соглашениями с рядом племенных групп на востоке и побудить их к бунту привели к известному поражению их американской авиацией.

Тем не менее Москва не потеряла надежду укрепить влияние на востоке Сирии, главным образом для того, чтобы контролировать нефтяные месторождения, которые позволили бы Дамаску перейти на самообеспечение. Из этого вытекают стремление России воспользоваться выводом американских войск из северной Сирии перед операцией Турции и многочисленные переговоры с курдами с разработкой дорожных карт их интеграции в состав ВС САР. В январе 2020 года на официальных картах Минобороны РФ появилась новая оперативная группировка сирийских сил под названием "Заевфратье", что является отражением планов дальнейшего движения на восток.

Рекордное падение сирийского фунта и дефицит пшеницы и ячменя на подконтрольных Асаду территориях актуализировали взаимодействие с курдами. На востоке Сирии сосредоточены основные сельскохозяйственные угодья (72–75% урожая) и развита "долларизация", что усиливает переговорную позицию местных игроков, которые также получают процент от продажи добываемой нефти Дамаску (через контрабанду) и третьим силам (через Иракский Курдистан).

Сейчас Москва и Дамаск пытаются активизировать сотрудничество с курдами и племенами на разных уровнях для того, чтобы сгладить негативные последствия экономического кризиса и новых санкций из-за вступления в силу "закона Цезаря" 17 июня. Отсюда - недавнее открытие пункта пересечения границы в регионе Ракка, что является шагом на пути к содействию контрабанде и расширению торговли. Или попытка российских военных создать базу в сельской местности Дерика сирийской провинции Камышлы, которую заблокировали местные жители.

Проблема российской позиции заключается в том, что Москва пытается балансировать и поддерживать ту сторону, которой в данный момент принадлежит инициатива. В результате попытки извлечь выгоду из вывода американских войск с севера обернулись тем, что России пришлось разрешать заложенный такой оптимизацией конфликтный потенциал между Дамаском, турками и курдами. После того как Москва и Турция достигли соглашения по Идлибу, просирийская коалиция снова сместила акцент на восток и использовала время пандемии, чтобы действовать в этой области. Однако курды не доверяют России после ее сделок с Турцией, а тем более не доверяют Дамаску, который ведет закулисные антикурдские переговоры с Анкарой на различных площадках за пределами Сирии.

Единственная возможность для России усилить свое влияние - это давление на Дамаск, чтобы заставить Асада согласиться на подобие "мягкой автономии", хотя вряд ли в нынешней позиции курды решатся на поспешные предложения. Если Соединенные Штаты в перспективе выведут свои войска с востока (а это не факт, учитывая проблемы Трампа внутри страны и перемену его позиции за год), останется некоторая альтернатива поддержки курдов и местных племен из Саудовской Аравии, Израиля, Египта, ОАЭ и стран Европы - Великобритании и Франции. Вряд ли Москва пойдет на резкое обострение с региональными игроками, напротив, она ищет их поддержки.

Читайте также