Zahav.МненияZahav.ru

Понедельник
Тель Авив
N/A+8

Мнения

А
А

Беженцы, хаос и Рамадан дома. Как коронавирус изменил жизнь на Ближнем Востоке

Коронавирус временно поставил на паузу региональные конфликты и способствовал осторожному дипломатическому потеплению среди традиционных противников.

Ксения Гогитидзе
26.04.2020
Источник:BBC News - Русская службаBBC News - Русская служба
GettyImages


Пандемия коронавируса пришла в страны Ближнего Востока, ослабленные внутренними противоречиями, гражданскими войнами, наплывом беженцев, падением цен на нефть, бедностью и недовольством населения. Эпидемия добавит проблем главной горячей точке планеты, и без того измученной конфликтами и экономическими кризисами.

Коронавирус временно поставил на паузу региональные конфликты и способствовал осторожному дипломатическому потеплению среди традиционных противников, но при этом обнажил вековые межконфессиональные противоречия и продемонстрировал недоверие населения к властям.

Обвал цен на нефть из-за падения спроса и неспособности ОПЕК+ договориться о снижении добычи ударит по карману самых богатых стран региона - государств Персидского залива, а в целом, по прогнозам МВФ, экономики стран Ближнего Востока, Северной Африки, Афганистана и Пакистана сократятся на 3,1% в этом году, после прошлогоднего роста в размере 0,7%.

Для некоторых региональных лидеров пандемия обернулась возможностью покончить с многомесячными протестами: во имя коронавируса и необходимости не собираться больше двух зачистили от недовольных улицы Ирака и Ливана, где протестные акции не прекращались с осени прошлого года.

Больше всего опасения у гуманитарных организаций вызывают находящиеся в лагерях беженцы - проконтролировать то, как люди выполняют советы врачей в переполненных лагерях, не представляется возможным. "Как вы себе представляете чаще мыть руки там, где воды не хватает? Как поддерживать социальную дистанцию там, где сотни ютятся в одном месте?" - вопрошает глава сирийского подразделения организации Save The Children Соня Хуш.

"Ближний Восток по горло в проблемах. Коронавирус - просто еще одна из них", - считает глава Института исследования национальной безопасности (INSS) Тель-Авивского университета Амос Ядлин.

Как считает эксперт, пандемия вряд ли серьезно изменит расстановку сил в регионе: противоречия между шиитами и суннитами останутся, палестино-израильский вопрос не будет урегулирован, региональные гражданские войны разгорятся с новой силой. "Коронавирус лишь добавит еще один слой трудности, еще один слой проблем в и без того перегруженный проблемами регион", - добавляет он.

Если верить официальной статистике, пандемия затронула Ближний Восток в гораздо меньшей степени, чем остальной мир. В низкую смертность в одном из самых горячих регионов на планете, однако, верят немногие: не доверяют официальным цифрам не только критики местных властей, но и чиновники ВОЗ. Причин несколько: в странах региона не хватает тестов, власти не хотят признаваться в масштабах пандемии, системы здравоохранения разрушены кровопролитными войнами, сами люди предпочитают умирать дома и не обращаться в больницы.

Почти все страны региона ввели ограничительные меры в попытке остановить распространение эпидемии, во многих - в Иордании, Сирии - действуют режимы комендантского часа. Страны Персидского залива, как более богатые, пытаются помогать бедным соседям: Кувейт - Ираку, ОАЭ - Ирану.

Начавшийся накануне Рамадан в условиях пандемии, вероятно, будет отличаться от традиционного празднования в кругу родственников и друзей, но смогут ли все страны региона соблюдать все рекомендации, будет понятно по прошествию священного для мусульман месяца.

Подробнее о некоторых ключевых странах региона - ниже.

Недоверие к властям, заниженные цифры, враг где-то там Первым эпицентром заболевания стал Иран, и именно оттуда инфекция пришла в другие страны региона. Власти исламской республики не сразу осознали опасность вируса и вовремя не остановили поток паломников, направлявшихся в священный для шиитов город Кум, а также полеты в Китай. Поначалу во вспышке инфекции иранская верхушка винила американцев, а верховный лидер Ирана аятолла Али Хаменеи говорил о некой "биологической атаке" со стороны США. Сейчас власти признают, что коронакризис в стране надолго, но заверяют население, что контролируют ситуацию. Иранцы же властям долго не верили и отказывались сидеть дома, многие, невзирая на запреты, праздновали иранский Новый год Навруз.

Журналистка Радио Фарда - иранской службы Радио Свобода - Ханна Кавиани называет отсутствие доверия людей одной из причин, по которой власти не сумели быстро взять под контроль эпидемию. Президент Хасан Роухани назвал болезнь "божественным испытанием" и предупредил иранцев, что в обозримом будущем вирус никуда не денется. Дали о себе знать и американские санкции против Ирана, осложнившие закупку за границей медицинского оборудования для больниц. Несмотря на призывы ослабить санкции, США их действие продлили.

Власти Сирии лишь в конце марта объявили, что в стране появился первый заболевший, и до сих пор рапортуют о трех умерших от вируса, но эксперты подвергают сомнению столь низкие цифры. Вплоть до начала марта мечети около Дамаска были открыты для посещения паломников из Ирана и Ирака, воюющие на стороне сирийской армии военные спокойно перемещались. В начале марта Сирия все же ввела комендантский час и запретила людям перемещаться между разными провинциями, закрыла школы, базары и рестораны.

За несколько дней до начала Рамадана сирийские власти разрешили некоторым владельцам бизнеса, в том числе парикмахерским и салонам красоты, открыться на несколько дней в неделю с 8 до 15 часов. Официальные СМИ не скупились на сюжеты об опасности заражения и призывали людей оставаться дома. При этом неофициальные СМИ критикуют руководство страны в утаивании настоящих масштабов эпидемии. Базирующийся в Британии Центр мониторинга за соблюдением прав человека ссылается на источники в кругах медиков и называет цифру в 98 против официальных 39 заболевших, и утверждает, что многие случаи были завезены иностранными бойцами, воюющими на стороне Асада.

Сирия уже 10 лет охвачена кровопролитной войной, конец которой пока не виден, и есть серьезные сомнения в правдивости данных, которые передают сирийские официальные власти. Официальный Дамаск контролирует почти всю Сирию, но доподлинно не знает, что происходит в районах, находящихся под контролем повстанцев в Идлибе или курдских сил на севере и северо-востоке. Тесты доступны в основном в контролируемых официальными властями районах, да и те, что делают, немногочисленны.

ВОЗ предупреждала, что именно север Сирии, находящийся под контролем повстанцев, может быть следующим эпицентром пандемии. Перемирие между союзником Сирии Россией и Турцией 5 марта совпало с началом эпидемии и поставило региональный конфликт на паузу. Официально ни об одном случае инфекции в районах, подконтрольных протурецким силам и джихадистским повстанцам, пока не сообщается.

Годы войны почти полностью разрушили сирийскую систему здравоохранения в этих районах, а последние годы не раз в адрес сирийских и российских сил звучали обвинения в намеренном обстреле больниц в районах под контролем повстанцев. Сирия и Россия отвергали обвинения.

Еще в середине марта шиитскую группировку Хезболла в Ливане обвиняли в том, что их паломники завезли инфекцию в страну из Ирана. На критику Хезболла не ответила, решив вместо этого воспользоваться вспышкой коронавируса, чтобы вернуть утраченную во время протестов осенью и зимой легитимность. Ее лидер Хасан Насралла сравнивает коронавирус с войной и говорит, что вся страна объединилась, чтобы победить.

Хезболла мобилизовала тысячи волонтеров, медсестер и врачей, развернула мобильные госпитали, арендовала частные клиники - многие ливанцы, еще недавно протестовавшие против вездесущей Хезболлы, одобряют действия радикальной организации. Параллельно с борьбой с коронавирусом Хезболла, как говорит эксперт Вашингтонского института Ханин Гаддар, пытается повлиять на ключевые назначения в ливанском центробанке, а также арестовывает участников осенних протестов.

Эпидемия совпала в Ливане с тяжелейшим экономическим кризисом,в резуьтате которого, по прогнозам МВФ, экономика упадет в этом году на 12% - это самый серьезный спад в регионе. Ни в Ливане, ни в соседней Сирии у правительств нет денег на выделение помощи потерявшим работу, и люди опасаются скорее умереть от голода, чем от коронавируса, говорит Орна Мизрахи, один из исследователей Тель-Авивского университета. Люди готовы, невзирая на эпидемию, идти вновь протестовать, самые активные участники акций протестуют теперь, не выходя из собственных машин.

Похожая ситуация сложилась и в Ираке, где коронавирус добавился к политическому кризису - в стране до сих пор не сформировано правительство - и экономическому после падения цен на нефть почти на 50%. Ирак - второй производитель нефти в ОПЕК, и 93% всех государственных доходов страна получает от продажи нефти. Как сказал ливанскому изданию L'Orient-Le Jour иракский врач из Нассирии, у иракцев есть такой выбор: "Или ты рискуешь и выходишь на улицу, где ты можешь подхватить вирус, но потенциально остаться в живых, или ты сидишь дома, где умираешь от голода и недоедания".

Из казны лишь 2,5% уходят на систему здравоохранения, изрядно потрепанную годами войн и конфликтов, последний из которых борьба с группировкой "Исламское государство" (запрещена в России). В стране, по данным Всемирной организации здравоохранения, в среднем на 10 тысяч человек приходится 14 коек в больницах.

В Ираке насчитывается около 1600 случаев заражения и 83 смерти, но, как говорит эксперт по Ближнему Востоку и Северной Африке из Chatham House Ренад Мансур, многие в Ираке боятся обращаться в больницы, опасаясь, что на них навесят ярлык - больной коронавирусом. Боязнь стигмы очень сильна, многие предпочитают умирать дома, не доверяя официальной системе здравоохранения, что делает точный подсчет случаев заражения невозможным.

При этом, как описал ситуацию в стране антрополог и автор книги о состоянии иракской медицины Омар Девачи, Ирак последние 16 лет живет в состоянии политического карантина, люди держатся в стороне и боятся межконфессиональных стычек. Пока же власти Ирака в преддверии Рамадана немного ослабили действующие в стране карантинные меры, и на фотографиях видно, как люди устремились на рынки закупаться для ифтара - традиционного разговения после захода солнца.

"Бомбой замедленного действия" называют то, что происходит в центрах для беженцев в Сирии и соседних Турции, Иордании и Ливане, а также лагерях с заключенными. Многочисленные войны и конфликты сделали беженцами в мире около 70 млн человек, больше половины находятся, по словам сотрудницы международной гуманитарной организации "Норвежский совет по делам беженцев" Басмы Аллуш, на Ближнем Востоке - Сирии и соседних с ней странах.

В секторе Газа, уже 13 лет живущем в условиях блокады со стороны Израиля и Египта, на два миллиона человек, по подсчетам гуманитарной организации Save The Children, приходится всего 7 коек в реанимации и 62 аппарата искусственной вентиляции легких.

Нефть и помощь Страны Персидского залива действовали довольно быстро, смогли выделить деньги на тестирование населения, установили карантинные меры и начали помогать некоторым соседям. Кувейт, например, выделил помощь Ираку, ОАЭ - Ирану, Катар - Ливану, Йемену и палестинским территориям. Не обошлось и без обострения вековых распрей - населенные преимущественно суннитами Саудовская Аравия и Бахрейн сначала обвинили шиитский Иран в распространении инфекции, а министр внутренних дел Бахрейна пошел дальше, назвав действия Ирана биологической агрессией, и подал на них в суд.

Саудовская Аравия одной из первых отменила паломничество в Мекку и Медину, запретила массовые религиозные мероприятия и настоятельно рекомендовала весь Рамадан сидеть дома и не ходить, как это принято, в гости к родственникам. Судьба хаджа - традиционного ежегодного паломничества, которое должно было начаться в июле, - висит на волоске.

У стран Персидского залива сейчас две проблемы: коронавирус и резкое падение цен на нефть - почти исключительно на ней основаны экономики арабских монархий региона. У стран Персидского залива больше ресурсов, чтобы справиться со вспышкой коронавируса - Саудовская Аравия, Катар и ОАЭ выделили миллиарды долларов в помощь пострадавшему от карантина частному сектору, в других - Бахрейне и Омане - подушки безопасности не хватит для того, чтобы пережить кризис, и им придется залезать в долги.

Пандемия сведет на нет надежды наследного принца Саудовской Аравии Мухаммеда бин Салмана провести реформы в стране для вхождения в постнефтяную эру. Как говорит эксперт Chatham House Кристиан Ульрихсен, бин Салман ставил на развитие сектора туризма, гостеприимства и сферы услуг - отрасли экономики, которые наиболее пострадают от последствий коронавируса.

Главный геополитический кризис региона - действующая почти три года блокада Катара Саудовской Аравией и другими странами Персидского залива - также постепенно отходит на второй план. В 2017 году Катар, давно поддерживающий связи с Ираном, обвинили в финансировании различных террористических групп в регионе, Доха обвинения отрицает.

Другие страны арабского мира В Иордании несколько дней назад чуть ослабили один из самых жестких карантинных режимов - о начале комендантского часа каждый день в 6 вечера объявляет сирена. Режим действует до 10 утра следующего дня. В течение светового дня люди могут передвигаться только в своем районе, пешком, чтобы дойти до ближайшего магазина. На машинах ездить нельзя. Работники ключевых отраслей с соответствующими пропусками могут пользоваться автомобилями. Все мероприятия, включая молитвы, церковные службы и похороны, запрещены.В Северной Африке пока довольно мало случаев, но, как и в странах Ближнего Востока, существуют опасения, что власти просто делают недостаточно тестов.9 апреля в Йемене объявила о двухнедельном прекращении огня коалиция во главе с Саудовской Аравией, поддерживающая йеменское правительство в войне против шиитских повстанцев-хуситов. В самой бедной стране региона война продолжается уже шесть лет, при этом официальная статистика говорит лишь об одном случае заражения.В Ливии гражданская война не только не закончилась, но, в отличие от других стран региона, бои усилились. Глава официального ливийского правительства Фаиз Саррадж начал наступление на силы, действующие на востоке страны под руководством генерала Халифа Хафтара. При этом заболевших в стране, где с 2011 года после свержения Муаммара Каддафи фактически так и не появилось сильной централизованной власти, всего 51 человек. Для сравнения, в соседнем Тунисе заразившихся 900 человек, в Египте - 3 тысячи человек.

BBC News - Русская служба

Читайте также

Комментарии, содержащие оскорбления и человеконенавистнические высказывания, будут удаляться. Пожалуйста, обсуждайте статьи, а не их авторов.