Zahav.МненияZahav.ru

Пятница
Тель Авив
+25+15

Мнения

А
А

Ближний Восток ждет тотальный кризис

Эксперт заявила, что вероятность позитивного сценария для региона крайне низка, и максимум, на что можно рассчитывать, что ситуация не станет еще хуже.

20.02.2020
egypt protest
Фото: Getty Images

Общий вывод подавляющего большинства международных экспертов, выступавших на недавно закончившейся Валдайской конференции по Ближнему Востоку, заключался в том, что надеяться на улучшение ситуации в регионе не приходится. В предыдущих материалах мы излагали видение израильских и российских специалистов. Ниже мы представим точки зрения экспертов по региону из других стран.

 

"Серые носороги" и "серые лебеди"

Рэнда Слим, директор программы урегулирования конфликтов и гражданской дипломатии в Институте Ближнего Востока (Вашингтон) в своем анализе ситуации, кроме понятия "черные лебеди" (маловероятное, аномальное событие), ввела в лексикон другие понятия из области прикладной политзоологии: "серые носороги" и "серые лебеди".

"Серые носороги" – это явления, которые присутствуют на горизонте, о которых все как будто знают и говорят, но никто не хочет замечать, пока с ними не столкнется. К таковым она отнесла многочисленные факторы, влияющие на ситуацию в регионе: дефицит водных и продовольственных ресурсов, демографический рост, проблемы урбанизации и государственных институтов.

"Серые лебеди", в отличие от черных – очевидные факторы, чье влияние можно до определенной степени прогнозировать. К ним эксперт отнесла отношения в треугольнике: арабские страны, Турция и Иран.

Развитие арабского мира будет определяться тем, как завершатся реформы в Египте и в Саудовской Аравии. Египет, чья роль в последнее время заметно ослабла, остается самой населенной страной арабского мира. Если ему не удастся стабилизировать экономику и избежать продовольственного кризиса, Европу ждет гораздо более острый миграционный кризис. Радикальные реформы, проводимые в Саудовской Аравии принцем Бин Салманом, все время висят на волоске, будучи связаны с его персональным влиянием.

Что касается Ирана, то, по мнению эксперта, там близок момент "транзита власти". Здесь также есть разные варианты: военный переворот, совершаемый силами КСИР; передача власти преемнику или трансформация режима.

Третий "лебедь" - развитие ситуация в Турции. Турция решительно движется по пути регионального лидерства, занимая позиции в Сирии и в Ливии. Если она будет использовать свое влияние в целях укрепления мира в регионе,  это станет позитивным фактором.

Один из ключевых дестабилизирующих факторов - гражданские войны, которые идут в регионе. Рэнда Слим сообщила неутешительные данные исследования, проведенного ее институтом по этой теме, согласно которым в ближайшем будущем ситуация только ухудшится и гражданские войны не прекратятся.

Американский эксперт открытым текстом заявила, что вероятность позитивного сценария для региона крайне низка, и максимум, на что можно рассчитывать, что ситуация не станет еще хуже.

 

Самоисполняющиеся прогнозы

Мустафа Айдын, президент турецкого Совета по международным делам, также был пессимистичен. Он, правда, не сваливал вину на "черных лебедей", напротив, привел примеры того, что некоторые эксперты предсказали нынешний кризис региона еще в начале 2000 годов, но их словам не придали значения.

Он также обратил внимание на то, что в ближайшее время регион одновременно претерпит несколько кризисов. Среди них: кризис ресурсов, воды и продовольствия, а также демографический кризис. Однако в отличие от западного, это кризис от переизбытка населения, в том числе молодого. В 2025 году население региона достигнет 550 миллионов человек, из которых 40 процентов будет в возрасте 15-29 лет.

Следующий ключевой кризис – падение спроса на углеводороды, который достигнет пика в 2030 году. Пока ни одна страна, кроме Саудовской Аравии, не выдвинула план по переходу экономики на новые рельсы. Снижение темпов добычи энергоресурсов, в которой занято большое число жителей региона из разных стран, коснется не только нефтедобывающих стран, но всего региона и чревато всеобъемлющим экономическим кризисом.

Другой системный кризис - проблема управляемости или общественных институтов. Как самокритично и с долей иронии отметил турецкий эксперт, "уж если в таких странах с сильными демократическими институтами, как Турция и Израиль, налицо кризис власти, что говорить о других странах?".

В заключение Мустафа Айдын, признал, что хотя вмешательство глобальных игроков в дела региона не самый лучший выход, но региональные силы не в состоянии самостоятельно изменить положение. Вместе с тем, он также пессимистично оценил шансы на то, что мировое сообщество может помочь региону выйти из кризиса, заметив, что "Ближний Восток - это место, где сбываются все негативные прогнозы".

 

"Арабская весна-2"

Эксперт из Европы, Йост Хилтерманн, программный директор по Ближнему Востоку и Северной Африке в Международной кризисной группе, сосредоточился на проблеме массовых протестов. Он отметил, что девять лет назад восстания в регионе символизировали "отторжение коррумпированного авторитарного правления, которое не обеспечивало рабочие места, базовые услуги и надежную инфраструктуру". Однако репрессии со стороны правящих режимов, а также неорганизованность протестов разрушили надежды на новый, справедливый порядок. Восстания приводили к насилию, а за этим следовали либо жестокая гражданская война, либо укрепление режима. Тунис стал единственным исключением.

Однако в прошлом году восстания потрясли Судан, Алжир, Ирак и Ливан, которые предыдущая волна обошла стороной. При этом очевиден общий настрой против истеблишмента и гнев против элиты, неспособной удовлетворить даже основные базовые потребности граждан.

В то же время, отмечает эксперт, у каждой страны есть свой внутренний фокус и своя динамика. В Алжире к этому привело желание президента пойти на пятый срок. В Ираке улицы заполнились людьми, призывавшими сместить коррумпированное и неумелое правительство. Эти выступления увенчались успехом – премьер-министр и его кабинет ушли в отставку. Но одновременно последовал жесткий ответ со стороны сил безопасности и военизированных формирований, которые убили сотни граждан. Тем не менее, протесты продолжаются.

В Ливане налог на использование приложения WhatsApp вызвал бурю протестов, которая вскоре ударила по всей правящей элите, доведшей страну до финансового краха. Но, отмечает Йорг Хистерманн, "как и в других частях региона, протестующие не смогли предложить альтернативное видение, выдвинуть лидеров, создать организацию или выработать план действий". Как полагает эксперт, даже если в этих странах наступит стабилизация, "основные движущие силы массовых восстаний сохранятся" и противостояние между властью и народом будет определять облик региона еще долгий период.

Подводя итоги конференции в целом, можно отметить, что "арабская весна", начавшаяся почти десять лет назад, перетекла в тотальный кризис по всему Ближнему Востоку. Как отмечали эксперты, революции, которые привели к смене власти в ряде стран, остались в лучшем случае неоконченными, а в худшем – переросли в кровопролитные гражданские войны. При этом молодежь остается основным двигателем протеста, понимая, что иного пути для решения конфликтов у нее не остается.

От себя добавим, что, возможно вследствие политкорректности, эксперты не уделили внимания исламскому фактору, как одной из системных причин тотального кризиса в регионе. Например, Индия, находившаяся на сходном уровне развития, будучи также субконтинентом с множеством различных племен и традиций, испытывая огромные трудности и при этом не обладая такими энергоресурсами, как Ближний Восток,  избежала соблазна авторитарного управления, как соседний Китай, и в то же самое время смогла стать одной из ведущих держав мира.

Источник: Детали

Читайте также