Zahav.МненияZahav.ru

Четверг
Тель Авив
+29+25

Мнения

А
А

Израиль, мигранты и беженцы: аргументы и факты

Cтоит разобраться с набором основных понятий, провести различия между легальными и нелегальными трудовыми иммигрантами, беженцами и просителями убежища.

19.02.2020
רויטרס

Одно из значений словосочетания "земля обетованная" - место, куда кто-либо страстно мечтает и стремится попасть. Неудивительно, что нелегальная иммиграция стала острейшей проблемой для израильского общества и государства. Сегодня в Израиле отсутствуют четкая позиция в отношении трудовых иммигрантов и ясный законодательный статус для беженцев. Болевые точки и перспективы израильской иммиграционной политики с точки зрения журнала "Ха-Шилоах". Возможно ли распутать клубок национальных и нравственных проблем?

"Государство Израиль не считает себя страной, открытой для иммигрантов всех наций, но национальным государством еврейского народа, собирающим евреев из многовекового рассеяния. Поэтому в Государстве Израиль, в отличие от большинства стран, входящих в Организацию экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), не существует политики приема иммигрантов" ("Неизраильтяне в Израиле", отчет информационно-исследовательского отдела кнессета, 2010–2011 гг.).

Эти принципы кардинально отличают Израиль от большинства стран Запада. Но достаточно короткой прогулки по южному Тель-Авиву (местные жители с горькой иронией называют его Маленьким Суданом), чтобы осознать, насколько актуальна в сегодняшнем Израиле проблема нелегальной иммиграции. И хотя нынешнее правительство несколько лет назад возвело линию заграждений на границе с Синайским полуостровом и остановило проникновение инфильтрантов из Африки, судьба тех, кто успел оказаться в пределах Еврейского государства, по-прежнему остается одним из наиболее болезненных вопросов и вызывает яростные дебаты в израильском обществе.

Но прежде чем пускаться в горячие дискуссии, стоит разобраться с набором основных понятий, провести различия между легальными и нелегальными трудовыми иммигрантами, беженцами и просителями убежища, попутно прояснить, чем определяется политика Израиля в отношении каждой из этих групп и каковы перспективы ее реализации.

Трудовые иммигранты

Для большинства стран Запада трудовая иммиграция стала экономической необходимостью из-за отрицательного прироста населения. Одновременно она воспринимается как своего рода моральное обязательство по отношению к бывшим колониям. Израиль же не испытывает экономико-демографических проблем и не обременен колониальной рефлексией. Ничто не принуждает его к политике открытых дверей.

Более того, Израиль собирает из рассеяния еврейский народ (а потому автоматически предоставляет право на гражданство евреям и их потомкам из любой точки мира) и стремится сохранить еврейский характер государства. Поэтому политика приема трудовых мигрантов отсутствует как таковая. Израиль предоставляет гражданство трудовым мигрантам в единичных случаях. По сути, подобной практики в израильском законодательстве нет. А трудовые иммигранты есть. Более того, согласно отчету информационно-исследовательского отдела кнессета, большинство проживающих в Израиле иностранцев - как раз трудовые мигранты, въехавшие в страну на законных основаниях. Израильский закон об иностранных работниках (1991 г.) допускает их прибытие в страну лишь на ограниченный срок (до 63 месяцев) и не дает права на получение постоянного статуса. В пределах этого срока законность статуса иностранного работника определяется наличием у его работодателя разрешения на трудоустройство иностранцев (в одной из разрешенных правительством сфер деятельности), а у него самого - разрешения на работу в этой отрасли и регистрации у работодателя. Необходимость ежегодно продлевать рабочую визу и работать исключительно в компании, обладающей разрешением, приводит к появлению множества нелегальных иностранных работников, законно въехавших в страну, но не имеющих возможности стать гражданами (см. "Легальные и нелегальные иностранные работники в Израиле").

Следует заметить, что любое государство предоставляет право на проживание лишь тем, в ком оно заинтересовано (кроме исключительных случаев, связанных с гуманитарными соображениями). В этом смысле израильская иммиграционная политика, то есть привлечение евреев и ограничение въезда неевреев, совершенно легитимна, но она должна лучше отвечать реальному положению дел. Далеко не все иностранные работники возвращаются на родину, многие создают в Израиле семьи, рожают детей, и те в отсутствие внятной иммиграционной политики оказываются бесправными. Правительству, кнессету и израильскому обществу необходимо осознать эту проблему и определить свое отношение к ней. Иммиграционная политика должна исходить не из сиюминутных, а из долгосрочных соображений.

Беженцы

Израильское общество склонно сочувственно относиться к беженцам и от государства ожидает того же. Эта позиция объясняется как традиционным отношением к "геру" ("пришельцу"), восходящим к библейским предписаниям, так и национальной памятью трагической судьбы, постигшей евреев в годы Второй мировой войны, когда границы многих стран оказались для них закрыты. В конце концов, многим израильтянам просто не чужд универсалистский гуманистический подход. Государство Израиль приняло Конвенцию ООН о беженцах, суть которой сводится к запрету возвращать их в страну исхода, где они подвергаются преследованиям. Это решение не только правильно с нравственной точки зрения, но и стратегически верно, поскольку ставит Израиль в один ряд со странами, в числе которых израильское общество хотело бы видеть свое государство.

Собственно, задуманное как национальный еврейский дом Государство Израиль приняло огромное число еврейских беженцев относительно числа своих жителей. Ни одна страна мира в современной истории не сделала такого. Но помимо еврейских беженцев были приняты и нееврейские. Три самых заметных случая - это прием нескольких сотен вьетнамских беженцев в 197779 годах, 84 боснийцев в 1993 году и около 1000 человек, признанных беженцами из Дарфура в Южном Судане в начале 2000х годов (см. "Беженцы из Вьетнама", "Беженцы из Боснии", "Беженцы из Африки"). Первым было предоставлено гражданство. Вторым - статус постоянных жителей, он обеспечивает им убежище до тех пор, пока они не смогут вернуться к себе на родину. Третьи же обрели статус временных жителей. Он отличается от гражданства, предоставленного вьетнамцам, и от статуса постоянного жителя, выданного боснийцам, лишь тем, что полученные на его основании удостоверения личности, права на работу и услуги социального страхования требуют регулярного продления. Если министр внутренних дел не возобновляет этот статус, человек обязан покинуть страну. Эти случаи стали наглядными примерами того, что, в соответствии с декларацией Государства Израиль об отсутствии иммиграционных квот или квот для беженцев и просителей убежища, основания для предоставления статуса рассматривались в частном порядке и требовали решения правительства в отношении каждой конкретной группы. Это особенно важно понимать в свете того, что Израиль ратифицировал Конвенцию ООН о статусе беженцев еще в 1954 году, а Протокол - в 1968 году. Тем не менее всякий раз, когда Государство Израиль решало принять беженцев, было ясно, что правительство рассматривает все доводы - как за, так и против. Конвенция ООН задает общие рамки обсуждения, но не требует от правительства действовать против интересов государства.

К сожалению, сегодня в Израиле отсутствует и политика в отношении трудовых иммигрантов, и ясный законодательный статус для беженцев. В одних случаях они получали полное гражданство, в других статус постоянного жителя, в третьих - статус временного жителя. Назвать это последовательной политикой, прямо скажем, - трудно.

Инфильтранты

Помимо легальных и нелегальных иностранных работников, а также беженцев, существует еще одна группа иммигрантов. Они теоретически могут обладать правом на получение личного статуса беженца или на групповую защиту. По сути дела, речь идет о заурядных трудовых мигрантах - молодых людях, бежавших из нищих стран Африки на заработки и сумевших пробраться в Израиль. Но хотя государство и не видит экономического интереса в их пребывании в стране, к слову незаконном, изгнать их совсем не просто, поскольку существует вероятность, что речь всё же может идти о беженцах.

Эти люди получают временный вид на жительство на основании параграфа 2.(1).(5) Закона о въезде в Израиль от 1952 года. В соответствии с ним "министр внутренних дел может предоставить временный вид на жительство любому, кто, находясь в Израиле незаконно, получил ордер о депортации". Фактически речь идет о временной приостановке такого ордера, под который по закону подпадает незаконно находящийся в Израиле человек. Это позволяет государству временно оставить его в стране, исходя из тех или иных соображений.

Вид на жительство дает лишь право пребывать в стране. Несовершеннолетние получают на его основании право на медицинскую и социальную помощь, а также на услуги в сфере образования, которые с точки зрения Конвенции ООН о правах детей считаются универсальными. Однако толкование этой Конвенции остается прерогативой министерств. Так, например, Министерство образования и Министерство здравоохранения предоставляют каждому несовершеннолетнему весь спектр своих услуг, а Министерство благосостояния предоставляет помощь лишь в исключительных случаях.

Параграф "о приостановке депортации" был в последние годы задействован в отношении десятков тысяч африканских инфильтрантов, преимущественно молодых мужчин, проникших в Израиль через Синайский полуостров в период с 2007 по 2012 год. Выстроенный на израильско-египетской границе забор заблокировал этот поток, однако проблема тех, кто уже успел попасть в страну, осталась.

Согласно данным Управления народонаселения и иммиграции, около 71 % инфильтрантов прибыли из Эритреи, 21 % - из Судана, остальные - из других африканских стран, лишь около 1 % попали в Израиль из стран за пределами Африки.

В отношении всех этих людей израильское правительство приняло решение о "временной приостановке депортации", учитывая опасную ситуацию в тех странах, откуда они прибыли. До недавнего времени такой подход обосновывался позицией УВКБ ООН по делам беженцев: в случае возвращения этих людей в страны исхода или изгнания в Египет их жизни угрожает опасность. Но со временем эта позиция изменилась. И если приостановка депортации эритрейцев в последние годы по-прежнему обосновывалась опасениями за их жизнь, то по поводу суданцев возникла проблема с возвращением в страну, с которой у Израиля нет дипломатических отношений. Правительство Израиля, однако, пришло к выводу, что никаких препятствий депортации инфильтрантов в третьи страны нет. В итоге, часть инфильтрантов согласились покинуть Израиль добровольно. В августе 2017 года Верховный суд постановил, что препятствий для высылки инфильтрантов в третью страну нет, пусть даже без их согласия. И такая депортация стала осуществляться.

Просители убежища

Просителями убежища называются те, кто обращаются с ходатайством о предоставлении убежища на основании того, что они спасаются от преследования или подвергаются опасности в стране исхода. Статус этот временный. Если прошение удовлетворено, податель признается беженцем, в противном случае - подлежит депортации. Заметим, что депортация африканских инфильтрантов, формально не являющихся просителями убежища, была приостановлена, в частности исходя из того, что они могут обратиться с подобной просьбой.

Из отчетов, опубликованных информационно-исследовательским отделом кнессета, государственным контролером и Управлением народонаселения и иммиграции, следует, что в 2000–2007 годах из 8 277 поданных прошений о предоставлении убежища было удовлетворено 99. С июля 2009 года до конца 2013 года 26 человек были признаны беженцами и 540 прошений о предоставлении убежища одобрено по гуманитарным соображениям (см. "Просители убежища в Израиле").

Неясность царит в отношении ходатайств о предоставлении убежища, поданных эритрейскими и суданскими инфильтрантами. Это серьезно затрудняет обществу и народным избранникам возможность разобраться в ситуации и сформулировать четкую позицию в этом вопросе.

Согласно данным Управления по вопросам народонаселения и иммиграции, в 2017 году в Израиле проживало 26 563 инфильтранта из Эритреи и 7 624 - из Судана, при этом в 2014–2017 годах эритрейские инфильтранты подали 8 529 заявлений, а суданские - 3 607. Доля обратившихся с просьбой о предоставлении убежища у суданцев - 47 %, у эритрейцев - 32 %. Судя по всему, это объясняется тем, что эритрейцы до последнего времени были защищены групповым статусом "временной приостановки депортации". В отношении суданцев вопрос о задержке высылки был в значительной мере чисто техническим.

Согласно данным Управления по делам населения и иммиграции от 2014 года, из 1 800 прошений о предоставлении убежища (1 150 от граждан Эритреи и 650 - Судана) израильские службы рассмотрели около 250 ходатайств, отклонили около 155 и не ответили на остальные.

Большинство эритрейских просителей мотивировали свое обращение тем, что бежали от принудительной и длительной военной службы в эритрейской армии, однако Государство Израиль пришло к выводу, что уклонение от военной службы или дезертирство не являются достаточным основанием для признания политическим беженцем.

Положение инфильтрантов в Израиле

После пересечения израильско-египетской границы африканские инфильтранты, как правило, сдаются армии. Та передает их в тюремный комплекс "Сахароним", в ведение Отдела контроля и иностранцев при Управлении народонаселения и иммиграции.

Инфильтранты, в отношении которых принято решение о депортации, остаются там вплоть до высылки. Остальных же, чья депортация задерживается, или тех, кто не может быть оставлен в тюремном комплексе - женщин, несовершеннолетних, их родителей и стариков, после медицинских и других проверок выпускают. Большая часть этих инфильтрантов и потенциальных просителей убежища оседают в южных районах Тель-Авива и нескольких других городах Израиля.

Возможно, политика приостановки депортации и является гуманным решением для тех инфильтрантов, кого нельзя сразу же вернуть обратно, однако ее совершенно недостаточно, чтобы определить их дальнейшее положение. Фактически те, кто подпадают под "групповую защиту", не получают никаких объяснений относительно своих прав и обязанностей, связанных с получением вида на жительство. Нет ни одной государственной структуры, в чьи полномочия входило бы разъяснять этим людям необходимость оформить медицинскую страховку, направить своих детей в образовательные учреждения и другие важнейшие аспекты жизни в Израиле. Это становится причиной насилия, болезней и задержки развития детей в таких группах. Базовое право на труд официально не закреплено в полученном статусе просителя убежища. Тем не менее большинство из них работает, не имея ни малейшего понятия о полагающихся условиях труда, оплаты, о социальных отчислениях и прочих важных аспектах.

Отсутствие внятной иммиграционной политики на фоне массового проникновения инфильтрантов в начале 2000х годов привело к невероятной перегрузке всех государственных систем, вовлеченных в работу с просителями убежища.

Проблемы начинаются с неспособности рассмотреть поданные ходатайства в установленные законом сроки и заканчиваются тяжелейшим бременем финансовых расходов, обрушившимся на муниципальные органы власти населенных пунктов, где сосредоточена большая часть инфильтрантов.

Очевидно, государству следовало бы снизить нагрузку на структуры, отвечающие за рассмотрение ходатайств о предоставлении убежища. Увеличить выделяемые на это ресурсы, сократить количество необоснованных обращений, инициировать процессы, позволяющие быстрее рассматривать просьбы, и, главное, отделять реальных беженцев от трудовых мигрантов.

Разумеется, организация законного и регулируемого трудоустройства всех этих людей является одной из самых острых проблем. И в этом направлении правительству в последние годы, несмотря на противодействие левых организаций, удалось отстоять в Верховном суде дополнительный параграф к закону об иностранных работниках. Он обязывает работодателя откладывать часть зарплаты инфильтранта на специальный счет, средства с которого тот может снять, лишь когда покидает страну (или получает статус беженца). Такой подход не только внес больше прозрачности, но и сократил возможности нелегальных трудовых иммигрантов отсылать наличные деньги домой, резко увеличил мотивацию добровольного выезда из Израиля.

Высылка инфильтрантов - мифы и реальность

Можно ли считать инфильтрантов из Судана и Эритреи беженцами? Из всего выше сказанного абсолютно ясно, что положительный ответ на этот вопрос отнюдь не очевиден.

Следует помнить: Конвенция ООН о беженцах распространяется на людей, официальную просьбу о предоставлении убежища которым ООН подает в принимающую страну еще до их прибытия. Здесь же речь идет о совершенно иной ситуации: иностранцы проникали в Государство Израиль и лишь тогда начинали претендовать на статус беженцев.

Если страна вынуждена принять большое количество просителей убежища в течение короткого времени и не может рассмотреть все просьбы, она может предоставить просителям временную "групповую защиту". УВКБ ООН в Женеве регулярно публикует отчеты, описывает ситуацию в странах исхода просителей убежища, дает рекомендации, кому может быть предоставлена "групповая защита". При этом принимающая страна самостоятельно определяет, что будет включено в эту защиту (тип вида на жительство, сроки продления, наличие или отсутствие рабочей визы, а также объем медицинских, образовательных и социальных услуг). Люди, получившие "групповую защиту", не могут быть депортированы до тех пор, пока не будут ее лишены.

Вот только абсолютное большинство африканских инфильтрантов совершенно не соответствуют описанным выше критериям. Они никогда не представлялись израильским властям в качестве беженцев и не просили политического убежища. Более того, оказавшись в Израиле, лишь треть эритрейцев и половина суданцев попросили предоставить им убежище. Остальные не сделали этого не потому, что не было возможности, а потому, что не было ни малейших оснований.

При этом процедура депортации в третьи страны применяется лишь к тем, кто не является просителем убежища, - не подал ходатайства до установленного государством срока, 01.01.2018, или уже получил отказ. Она не распространяется на женщин, несовершеннолетних, их родителей (вопреки многочисленным публикациям в левых СМИ никто детей с их родными не разлучает), а также на тех, кого израильская полиция объявила предполагаемыми жертвами работорговли.

Решение ограничить время подачи прошений связано с необходимостью предотвратить проникновение новых инфильтрантов и пресечь попытки левых организаций завалить израильские службы бесчисленным множеством необоснованных ходатайств, разбор которых затянулся бы на долгие годы.

Распространяемые левыми организациями и СМИ сообщения о депортации беженцев и просителей убежища не соответствуют действительности. Все ходатайства, которые были отклонены, рассматривались в соответствии с процедурами УВКБ ООН.

Многие африканские инфильтранты действительно испытали по пути в Израиль ужасные тяготы, однако это не превратило их в просителей убежища, а сострадание к их бедам не является достаточным основанием для пребывания в Государстве Израиль.

Законна ли депортация в третьи страны?

Даже когда речь идет о настоящих беженцах, Конвенция ООН оставляет за каждой страной право самостоятельно определять условия подачи ходатайств о предоставлении убежища и устанавливать процедуру депортации в третьи страны.

Важно понимать: депортация в третьи страны не только не нарушает Конвенцию о беженцах, но, напротив, является одним из способов ее осуществления, включенным в этот документ отдельной статьей. Для стран, желающих сохранить юридические и моральные полномочия на формирование своей идентичности, эта статья стала обязательным условием подписания Конвенции.

Согласно статье 33 Конвенции ООН о беженцах "О запрете изгнания или возвращения", государство не может выслать или вернуть лицо, признанное беженцем, "в пределы стран, где его жизнь или свобода окажутся под угрозой из-за его расы, религии или гражданства, политических взглядов или принадлежности к той или иной социальной группе". Вместе с тем выслать беженца можно в третью страну.

В документе УВКБ ООН указывается, что страна, желающая достичь соглашения о высылке с третьей страной, должна удостовериться, что в этой стране лицам, ищущим убежища, будет гарантировано отношение, соответствующее стандартам УВКБ ООН, и что та обязуется не отправлять просителей убежища обратно в страну исхода.

Таким образом, принятая в Израиле поправка к Закону об инфильтрантах, позволяющая депортировать африканских инфильтрантов в третьи страны, полностью соответствует Конвенции. Израиль даже распространил ее на тех, кто фактически не является беженцами. Точно так же "процедура обращения с просителями убежища в Израиле" полностью отвечает требованиям Конвенции. Она гарантирует собеседования в присутствии адвоката на понятном заявителю языке, "проявление гендерной чувствительности", внимание к проблемам жертв пыток и даже возможность повторного рассмотрения отклоненных ходатайств.

С 2009 года ответственность за обработку ходатайств перешла от представителей УВКБ ООН к израильскому МВД. При этом сотрудники ООН продолжают помогать в подготовке израильских чиновников, уполномоченных рассматривать просьбы просителей убежища.

Более того, представители ООН вправе присутствовать на собеседованиях и посещать места содержания инфильтрантов под стражей, а просители убежища и лица, признанные беженцами, могут в любое время связаться с УВКБ ООН.

Все процедуры, ведущиеся в Израиле в отношении инфильтрантов, не только соответствуют Конвенции о беженцах, но и проходят под контролем представителей УВКБ ООН - то есть абсолютно законны (см. "Отправка в Руанду").

На пути к иммиграционной политике Израиля

Хочет того Израиль или нет, но в отношении мигрантов ему предстоит перейти от политики временных решений к планомерной и всеобъемлющей стратегии, распутать клубок связанных с ними национальных и нравственных проблем. Государству придется ясно определить права и обязанности каждой из групп населения, как въезжающих в Израиль на работу (временную или постоянную), так и тех, кто просит убежища. С первыми государству следует заключать личные договора, со вторыми - имеющими право на групповую защиту - коллективные.

Политика в отношении иностранных рабочих, прибывающих в Израиль на конечное время, должна определяться в первую очередь экономическими соображениями. Необходимо, чтобы каждая рабочая виза становилась своего рода контрактом между иностранным работником и государством. Соответственно, в основе этого документа должны лежать реальные потребности Государства Израиль в работниках определенных отраслей, способность иностранца удовлетворить эти потребности и его готовность принять условия, предлагаемые государством.

Государству Израиль следует прилагать больше усилий к тому, чтобы обеспечить соблюдение уже существующих законов об иностранных рабочих. Вместе с тем необходимо разработать четкую политику в отношении их детей, родившихся в Израиле.

С беженцами, которых израильское общество решит принять, ситуация совершенно иная. По отношению к ним политика должна учитывать как нравственные аспекты, так и ту цену, которую обществу придется за это платить с точки зрения своей культурной и национальной идентичности. Поэтому Государство Израиль, участвуя в международных усилиях и щедро предоставляя полные права беженцам, которых решает принять, должно делать это экономно и ответственно. Заранее и четко ограничивать их количество, исходя из стратегического осознания того, что оно является национальным государством еврейского народа, идентичность которого неразрывно связана с его демографическим балансом, а вдобавок еще - густонаселенным и не нуждающимся в иммигрантах.

Что касается африканских инфильтрантов, как было сказано выше, государство может предоставлять право на проживание лишь тем, в ком заинтересовано (или в отдельных случаях по гуманитарным причинам). Израиль может в качестве альтернативы принимать на ограниченные периоды времени иностранных рабочих, поэтому оставлять инфильтрантов у него нет никакого экономического интереса.

В израильском обществе сложились круги, уверенные, что пришло время пересмотреть израильскую идентичность и прежде всего - отказаться от еврейского характера государства. Но если они стремятся именно к этому, добиваясь, чтобы африканские инфильтранты априори объявлялись беженцами и оставались в стране, им следует честно сказать об этом, а не маскировать свои цели сомнительными, а подчас и попросту ложными рассуждениями о нравственных императивах. Один из наиболее распространенных аргументов утверждает, что речь идет лишь о небольшом числе людей. По сути, он стремится скрыть долгосрочные последствия подобного процесса. Ведь эта группа людей в корне отличается по языку, культуре и религии от израильтян. Какими станут ее требования в качестве растущего меньшинства в будущем - абсолютно не ясно. Что касается нравственных соображений, то национальное государство несет моральную ответственность прежде всего перед тем народом, для которого оно было создано.

Утверждение, будто бы моральный долг требует от нас принимать любую группу, столкнувшуюся с тяжелой судьбой, на деле означает отказ от еврейского характера Государства Израиль и вовсе не является моральным. Увы, во многих странах мира большие группы населения подвергаются сегодня преследованиям и унижениям. Это вовсе не означает, что мы обязаны принять их всех, тем более ценой необратимых изменений в идентичности собственного общества и отказа от государства как от дома еврейского народа, в ущерб своему благосостоянию, а возможно, и безопасности.

Приложение

Легальные и нелегальные иностранные работники в Израиле

К отраслям, где легально заняты иностранные работники, относятся: сфера ухода, сельское хозяйство и строительство (в двух последних количество рабочих квот для иностранцев ограничивается правительством). В прошлом иностранные работники также привлекались к сфере питания и сектору услуг. Особой категорией также являются специалисты, обладающие особым опытом или знаниями.

Основные страны исхода по отраслям распределяются следующим образом:

Сельское хозяйство

Таиланд, Вьетнам, Непал, Шри-Ланка

Строительство

Молдова, Китай, Турция, Румыния и Болгария

Сфера ухода

Филиппины, Индия, Молдова, Шри-Ланка, Узбекистан и Непал

При этом согласно отчёту Управления народонаселения и миграции, 2017 год:

СФЕРА ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

ЛЕГАЛЬНЫЕ РАБОТНИКИ

НЕЛЕГАЛЬНЫЕ РАБОТНИКИ

Сфера ухода

50 162

13 231

Строительство

10 120

751

Сельское хозяйство

22 430

1 279

Специалисты

5 405

864

Сфера питания

-

22

Сектор услуг

-

112

Другое

-

1 773

Ввсего

88 378

18 032

Беженцы из Вьетнама

В 1977 году израильский грузовой корабль, следующий в Тайвань, обнаружил в море лодку с 66 людьми на борту, в том числе женщинами и детьми. Это были беженцы из Южного Вьетнама, спасавшиеся от захватившего их страну северовьетнамского коммунистического режима. Проходившие раньше через этот район корабли из Восточной Германии, Норвегии, Японии и Панамы, отказались помочь терпящим бедствие людям, четвёртые сутки плывшим без еды и питья.

Капитан израильского корабля Меир Тадмор получил разрешение от транспортной компании «Братья Офер» поднять беженцев на борт и продолжить курс на Тайвань. Затем по разрешению израильского МИДа беженцы были доставлены в Израиль и размещены в Центре абсорбции в городе Офаким, получив временный вид на жительство. После того, как все попытки найти страну, которая согласилась бы их принять, оказались тщетны, премьер-министр Менахем Бегин, сравнивший их с еврейскими беженцами, искавшими убежище после Катастрофы, предоставил им полное гражданство. Бегин сделал это заявление в самый первый день своей каденции в качестве премьер-министра, немедленно после одобрения его правительства Кнессетом. В последующие два года Израиль принял ещё около 300 беженцев из Вьетнама.

Беженцы из Боснии

В 1993 году Израиль принял 84 беженца из Боснии, где в это время бушевала гражданская война, разразившейся после распада Югославии. Беженцы получили статус постоянного жителя, и им было гарантировано убежище до тех пор, пока они не смогут благополучно вернуться на свою родину.

Заметим, что приём этих беженцев вызвало яростные политические дебаты в Израиле. В частности, правительство было обвинено в том, что оно приняло беженцев лишь для того, чтобы отвлечь внимание от депортации 415 активистов ХАМАСа из сектора Газы в Ливан за некоторое время до этого.

Беженцы из Африки

Среди африканцев, проникавших на территорию Израиля через Синайский полуостров в начале 2000-х годов (до тех пор, пока ставший в 2009 году премьер-министром Биньямин Нетаниягу не распорядился создать на границе заградительные сооружения) были те, кто утверждали, что бежали из района Дарфур в Южном Судане, где арабы осуществляли геноцид местного негритянского населения.

В последние годы израильские правительства предоставили примерно тысяче человек, признанных беженцами из Дарфура, статус временных жителей.

Просители убежища в Израиле(данные до 2017 года)

В течение 2017 года в Управление по вопросам народонаселения и иммиграции было подано 14778 ходатайств о предоставлении убежища (отметим, что речь идёт об индивидуальных прошениях, «беженцы из Дарфура» были признаны беженцами в рамках другой процедуры).

Большинством просителей (52% всех заявок) в 2017 году стали украинцы, въезжающие, как правило, по туристической визе. Остальные просители убежища распределились следующим образом: Эритрея (11,8%), Грузия (9,1%) и Судан (6,1%).

Резкое увеличение числа прошений с Украины и из Грузии в 2016 году повлекло за собой решение о немедленном отклонении всех ходатайств от жителей этих стран, на основании экспертного мнения о том, что возвращение в эти страны не угрожает жизни. После чего количество прошений от граждан Украины и Грузии резко сократилось.

Количество ходатайств о предоставлении убежища:

СТРАНА ИСХОДА

2014

2015

2016

2017

Украина

51

703

6880

7711

Эритрея

1203

3586

1992

1748

Эфиопия

11

280

121

191

Гана

72

108

83

99

Грузия

27

736

3668

1351

Молдова

0

22

302

332

Нигерия

133

146

109

274

Судан

903

1162

636

906

Россия

0

14

395

635

Другие страны

172

514

651

1531

Ввсего

2676

7271

14837

14778

Отправка в Руанду

Осенью 2017 года Израиль договорился с правительством государства Руанда, согласившимся принимать высылаемых африканских инфильтрантов. В их число вошли только молодые неженатые мужчины (женщины, дети и их родители были исключены из списка депортируемых), которые либо не подавали просьб об убежище, либо не были признаны беженцами.

Каждый покидающий Израиль инфильтрант получал в подарок три с половиной тысячи долларов, ещё пять тысяч долларов получала за него Руанда.

Соглашение, однако, вызвало резкое сопротивление левых организаций, утверждающих, что хотя угрозы жизни для инфильтрантов в Руанде и нет, выселяемые, мол, сталкиваются в этой стране с экономическими трудностями, а потому решение не является гуманным.

Весной 2018 года премьер-министр Нетаниягу сообщил, что под давлением европейских правительств, организованным влиятельной американской левой структурой - «Фондом нового Израиля», Руанда отказалась от своих обязательств, и соглашение сорвано. Вместе с тем он пообещал продолжить усилия для последовательного выселения инфильтрантов в третьи страны.

Читайте также