Zahav.МненияZahav.ru

Четверг
Тель Авив
N/A+25

Мнения

А
А

Брексит есть - его не может не быть. Страх и ненависть в антиутопии Years and Years

31 января 2020 года в Великобритании произошло важное историческое событие - окончательный выход страны из Евросоюза.

Наталия Баженова
19.02.2020
Источник: Fitzroy
GettyImages undefined

Послевоенная конструкция объединeнной Европы, еще в начале нового века казавшейся незыблемой, дала такую трещину, которую вряд ли сможет пережить. По крайней мере, так как раньше, уже точно не будет.

Известно, что выходу Великобритании из Евросоюза предшествовала ожесточенная политическая борьба, итогом которой стало сокрушительное поражение лейбористов. Очевидно, что Лейбористская партия находится сейчас даже в худшем положении, чем во времена триумфа тэтчеризма. Поскольку речь идет не просто о сиюминутном политическом проигрыше, а о проигрыше мировоззренческом.

Антиутопия Years and Years, или причины Брексита в Великобритании

В связи с этим мне вспомнился сериал Years and Years, вышедший на британские телеэкраны летом прошлого года, в разгар эпической Брексит-битвы. Фильм этот примечателен тем, что в нем представлена ближайшая футуристическая проекция текущих событий в жанре антиутопии.

Вкратце сюжет следующий: Семья Лайонс - бабушка и ее внуки - два брата, две сестры, их дети проживают в Манчестере, испытывая на себе все трудности жизни среднего класса в современном обществе. Семейство непростое: женщина-инвалид в поиске приключений, гей-соцработник по беженцам с супругом, черно-белая пара с black female доминантой, лесбиянка-антивоенная активистка и разноцветные дети, пропадающие в виртуальной реальности.


В общем, вменяемой в этой чудной компании выглядит только 90-летняя бабушка, стойкости которой можно позавидовать, хотя и она вынуждена мимикрировать, чтобы сохранить свой статус-кво.

При таких исходных данных проблемы в семье нарастают как снежный ком, в то время как окружающая действительность обнаруживает все признаки грядущей катастрофы. Углубляется социальное неравенство, толпы украинских беженцев штурмуют туманный Альбион, появляются новые технологии, фэйк ньюс торжествуют, накопленные знания ставятся под сомнение, программы заменяют людей на их рабочих местах, разоряются банки, тают арктические льды, ядерные бомбы взрывают целые острова, начинается американо-китайская война - не хватает только застрелившегося Фукуямы. Бабушка Лайонс с грустью вспоминает старые добрые времена, "когда существовали бабочки и не было цунами".

На фоне начавшегося Апокалипсиса политический олимп успешно штурмует шоувумен и политик - "популист" Вивьен Рук, называющая вещи своими именами. Она обещает исправить ситуацию и все вернуть назад. Во главе с ней Великобритания покидает Евросоюз.

Поскольку фильм - продукт либерального агитпропа, Вивьен Рук представлена коварным монстром наряду с Трампом. С учетом того, что в момент выхода фильма британское правительство возглавляла Тереза Мэй, намек более чем прозрачный. Негативные события ускоряются, но безумная семейка снимает с себя всякую ответственность за происходящее, не думая, что главная причина коллапса в них самих. При этом создатели сериала упорно пытаются внушить зрителю, что приход альтернативных политиков к власти ускорит катастрофу.

Почему же этот неистовый алармизм с целью перевода стрелок с больной головы на здоровую произвел обратный эффект в виде убедительной победы консерваторов?

Потому что многим, наконец, стало понятно - именно навязанная обществу глобалистская леворадикальная повестка, в которой насущные проблемы большинства игнорируются, приведет к катастрофическим последствиям. В какой-то момент оказалось, что есть допустимые пределы толерантности, и британцы не готовы жертвовать своей национальной идентичностью и благосостоянием во имя диктатуры маргинальных меньшинств и экспансии мигрантов.

Безусловно, не учитывать этот факт уже невозможно, особенно в рамках западного парламентаризма, где мнение избирателей имеет значение. Поэтому сейчас среди лейбористов разворачивается дискуссия о том, как они дошли до жизни такой - кто виноват и что делать. Одни настаивают на дальнейшей переделке сограждан в духе семейки Лайонс. Другие говорят о том, что надо менять политику Лейбористской партии, которая оторвалась от реальности, имея довольно странное представление о типичной британской семье.

Считается, что точкой бифуркации в развитии современного общества стали революционные события 60-х годов прошлого века. Именно тогда началась мутация либерализма под влиянием культурного марксизма. (Интересно, что в фильме поколение родителей-шестидесятников остается за кадром.) Следствием этого поворота стало снижение рейтинга доверия со стороны среднего и особенно рабочего класса (совпавшее по времени с вступлением Великобритании в ЕС) вплоть до практически полной его утраты. Так что основным электоратом лейбористов стали буржуа & богема из мегаполисов, контингент университетских кампусов и этнические диаспоры. Однако перпендикулярная активность социалиста Джереми Корбина сбила оптику привычного электората. Так, что не помогло даже "заманчивое" обещание обеспечить всех бесплатным Интернетом. При этом по всей стране значительно увеличилась доля избирателей, не желающих участвовать в глобалистском карнавале в ущерб своим национальным интересам, и поэтому поддержавших консерваторов и Брексит.

Тем не менее, слухи о смерти либерализма сильно преувеличены. Да и никто, на самом деле, не желает такого исхода, поскольку сбалансированный демократический механизм до сих пор позволял западной цивилизации эффективно функционировать, преодолевая кризисы. В этом смысле все политические силы давно уже пришли к консенсусу, споря о частностях и выражая интересы различных групп населения ради достижения общего блага. Однако новые вызовы нарушили привычный порядок.

Леваки-глобалисты, имея оригинальное представление об этом самом благе, взломали изнутри устоявшуюся в рамках модерна политическую модель и пропагандируют тотальное освобождение от всего, что составляет личность человека и позволяет идентифицировать себя в бушующем постмодерн-разнообразии. В итоге такое "освобождение" приводит к полному отрицанию субъектности и осознанного выбора, превращая человека в буйную инфузорию, над которой легко ставить любые эксперименты.

В фильме, кстати, есть такой эпизод - дочка мультикультурной пары заявляет, что она чувствует себя дискомфортно в своем теле, и прогрессивные родители радостно соглашаются на то, чтобы она поменяла пол: "Он, она, оно - какая разница, главное мы любим тебя". Но оказалось все не так просто. Последнее поколение Лайонс перешло на новую стадию "освобождения" и мечтает совсем избавиться от тела, превратившись в цифровое облако, чтобы "жить вечно на сервере в Швейцарии".

По сути показанная ситуация общественной деградации - это результат бесконечных уступок пропагандистам "нового дивного мира", озабоченным глобальными сексуально-социально-экологическими проблемами, вместо того чтобы вычистить мусор из собственной головы и подстричь газон возле собственного дома.

В конечном счете такая политика создает атмосферу нестабильности и неуверенности в завтрашнем дне, который вряд ли будет лучше, чем вчера, если вечно обиженный трансгендер-троцкист в обнимку с агрессивным исламистом получат безграничные возможности для самовыражения при поддержке коррумпированных еврочиновников и прикормленных розовых интеллектуалов. Очевидно, что такая перспектива вызывает реакцию отторжения просто в силу инстинкта самосохранения, не говоря уж о более высоких материях.

Лейтмотивом фильма Years and Years является фраза одной из героинь: "Мир становится все более опасным, быстрым и безумным, а мы не останавливаемся, не задумываемся и ничему не учимся, мы продолжаем двигаться от катастрофы к катастрофе".

Так вот, британцы остановились, подумали и приняли взвешенное решение, а Борис Джонсон войдет в историю как политический лидер, вернувший Великобританию домой. Не сомневаюсь, что бабушка Лайонс испекла по этому поводу праздничный пирог и подняла бокал за бабочек. А по какому сценарию будут развиваться события, мы увидим очень скоро.