Zahav.МненияZahav.ru

Пятница
Тель Авив
+25+15

Мнения

А
А

Иордания бастует

Правительство Иордании стоит перед сложным выбором. С одной стороны, соглашение с Израилем позволяет решить экономические проблемы. С другой стороны, население страны выступает против данного соглашения.

17.02.2020
jordan protest
Фото: Getty Images

После арабской весны 2011 г. многие страны региона пережили значительные внутриполитические изменения: в Сирии и Ливии началась гражданская война, в Египте произошло две революции, в Марокко была принята новая конституция, а Тунис перешел к демократической форме правления. На этом фоне Иордания кажется страной, которую этот феномен задел в наименьшей степени. Властям удалось достаточно быстро справиться с начавшимися протестами за счет увеличения субсидий на товары первой необходимости и поднятия зарплаты бюджетникам. Однако данный шаг не являлся решением проблем, накопившихся в стране, а лишь отложил очередной кризис, вылившийся в протесты 2018–2019 гг.

 

Остров стабильности в море хаоса

На фоне неспокойной ситуации на Ближнем Востоке многие воспринимают Иорданию как некий остров стабильности в море хаоса: там нет гражданской войны, практически не происходят теракты, а население редко выходит на акции протеста. Однако, несмотря на относительную стабильность в политической сфере, экономика страны, начиная с 2011 г., постепенно ухудшалась, что было связано с несколькими факторами.

Во-первых, война с ИГ (террористическая организация, запрещенная в РФ) в Ираке и в Сирии дестабилизировала ситуацию на границе с Иорданией. В 2016 г. после серии взрывов на пограничных переходах Иордания была вынуждена полностью закрыть границы с этими государствами для предотвращения растущей террористической угрозы, что негативно сказалось на экспорте в эти страны, которые, в свою очередь, являются главными торговыми партнерами Иордании. В 2010 г. экспорт в Сирию и Ирак составлял 20% от совокупного экспорта Иордании, в то время как в 2016 г. после закрытия границы он упал на 68%.

Во-вторых, падение цен на нефть негативно отразилось оказало негативное воздействие на экономике Саудовской Аравии, являвшейся одним из важнейших импортеров товаров из Иордании. В 2015 г. импорт КСА из Иордании составлял 1 млрд долл., однако на следующий год он снизился на 27% и продолжает свое падение.

Падение цен на нефть вынуждает страны Залива запускать программы по повышению занятости среди местного населения, что может привести к тому, что 800 000 мигрантов из Иордании лишатся своих рабочих мест в этих странах. Такая ситуация чревата потерей для экономики Иордании 2,4 млрд долл. (7% ВВП), которые мигранты отправляют домой.

В-третьих, конфликт в соседних государствах привел к очередному наплыву беженцев в страну. Так, только сирийцев на территории Иордании сейчас около 656 000 человек, содержание которых накладывает большую нагрузку на и без того дефицитный бюджет Иордании. В результате практически вся иностранная помощь, которая предоставлялась Иордании для развития экономики, была направлена на решение проблем беженцев. Так, по некоторым оценкам, правительство уже потратило около 10 млрд долл. на обеспечение беженцев, что примерно равно годовому бюджету Иордании.

В итоге экономика Иордании столкнулась с серьезным кризисом: субсидии на топливо, хлеб и прочие товары достигли 1,2 млрд долл. (9% бюджета), госдолг составляет 41,6 млрд долл. (95% ВВП) и растет примерно на 0,7% каждый месяц. В результате правительство вынуждено было обратиться за помощью к МВФ и согласиться на проведение реформ в обмен на предоставление экономической помощи.

МВФ предложил Иордании трехлетний кредитный план, согласно которому страна в 2016 г. получила кредит в размере 728 млн долл. при условии проведения экономических реформ и сокращения госдолга до 77% к 2021 г. Среди основных требований МВФ была отмена субсидий на хлеб, электричество и топливо, а также повышение налогов.

В результате меры жесткой экономии привели к падению уровня жизни населения: цены на хлеб выросли на 100%, на топливо и электричество — на 5% и 19% соответственно, что привело к увеличению цен на бытовые товары. После того как парламент принял решение повысить налог на прибыль на 16%, терпению народа пришел конец.

30 мая 2018 г. некоторые иорданские профсоюзы объявили о проведении в Аммане митинга, который быстро принял общенациональный масштаб. Люди требовали отставки правительства, ответственного за проведение реформ, и возвращения субсидий. Основной претензией протестующих было то, что реформы, по их мнению, оказывали давление на самые незащищенные слои населения, в то время как государственные компании и крупный бизнес были затронуты в меньшей степени. Однако правительство ранее заверяло, что проводимые реформы приведут к увеличению налогового бремени на высокопоставленных чиновников и олигархов.

В итоге 5 июня премьер-министр страны Хани Мульки подал в отставку, новым премьер-министром был назначен Омар Ар-Раззаз, который распорядился отменить запланированное повышение налогов, что помогло стабилизировать ситуацию. Однако данное решение стало возможным только благодаря помощи в размере 2,5 млрд долл., выделенной Саудовской Аравией.

Новое правительство также пообещало в течение первых 100 дней работы принять меры по широкому кругу вопросов, включая борьбу с коррупцией, проведение национального диалога по поводу налоговой политики, улучшение системы здравоохранения, водоснабжения, транспорта и других общественных услуг, а также создание прямого канала связи с гражданами. Однако правительство не сумело выполнить свои обещания, и уровень жизни населения продолжил падать, а значит, стоило ожидать новых протестов, которые впоследствии охватили страну.

 

"Учат в школе, учат в школе, учат в школе"

В сентябре 2019 г. Иорданию вновь захлестнула волна протестов - на этот раз на улицы вышли учителя. Их основной причиной стал, как и год назад, низкий уровень жизни населения. Однако в ситуации с учителями дополнительной причиной недовольства явились неисполнение обещаний правительства и тяжелые условия труда.

Известно, что работа учителя - тяжелый труд, но особенно остро эта проблема стоит в Иордании. Из-за высокой рождаемости, а также наплыва беженцев из Сирии сейчас общее число учащихся в Иордании составляет порядка 1,5 млн человек при общей численности населения страны в 10 млн. человек. В связи с этим учителя сталкиваются с большой нагрузкой в школе, многие из них вынуждены работать в две смены, а их зарплата при этом остается крайне низкой. В связи с этим профсоюз учителей регулярно требовал повышения заработной платы, пока в 2014 и 2016 гг. правительство Иордании не пообещало увеличить зарплаты учителей на 50% к 2019 г. В мае 2019 г. профсоюз учителей вновь обратился к премьер-министру, в парламент, Министерство образования и в другие правительственные структуры с просьбой об исполнении обязательств по повышению заработной платы, но ответа так и не получил. В итоге единственным средством добиться от правительства уступок стали протесты, приуроченные к началу нового учебного года.

8 сентября 2019 г. 85 000 учителей вышли на акции протеста против правительства, в результате чего 4 000 школ приостановили свою работу. Этот шаг, казалось бы, должен был вызвать возмущение местного населения, так как ученики фактически остались дома из-за отказа учителей выходить на работу. Правительство сначала даже попыталось это использовать, чтобы настроить население против учителей, обвиняя лидеров профсоюза в политизации забастовки. Но этот подход привел к обратным результатам, когда активисты начали объединяться в социальных сетях, чтобы защитить учителей и их дело. Больше всего их вдохновляли фотографии учителей, которые, демонстрируя свою приверженность улучшению условий обучения учеников, ремонтировали парты и убирали коридоры. В соцсетях начал распространяться хэштег #сучителем (#مع_المعلم), благодаря чему удалось развернуть широкую общественную кампанию в поддержку учителей.

Однако главной причиной поддержки учителей являлось общее чувство неудовлетворенности условиями жизни в стране. Среднестатистический иорданец понимал, с какими финансовыми трудностями приходится сталкиваться учителям, поскольку он сам зарабатывал примерно столько же и этого было недостаточно для достойного уровня жизни. Не зря учителя охарактеризовали свой протест как "забастовку достоинства", подчеркнув, что их требования о повышении зарплаты коренятся в их стремлении жить достойно и быть в состоянии удовлетворить свои основные потребности.

В этой ситуации правительство, видя, что население не удалось настроить против протестующих, решило применить жесткие меры для подавления протестов. Чтобы разогнать толпу, полицейские использовали слезоточивый газ и водометы. Однако это лишь побудило протестующих призвать к смещению премьер-министра Омара Раззаза и вновь назначенного министра внутренних дел Саламеха Хаммада.

Видя бесперспективность жестких методов, правительство пошло на переговоры с профсоюзом учителей, и 6 октября 2019 г. они наконец пришли к соглашению о повышении заработной платы. Согласно достигнутой договоренности, начиная с 1 января 2020 г. преподаватели получили прибавку в размере 35%–63% от заработной платы (в зависимости от занимаемой ими должности), а также было введено звание "ведущего преподавателя", обладатели которого получают прибавку в 75%. Омара Раззаза от имени правительства принес публичные извинения за применение силы против протестующих и подчеркнул, что "правительство сожалеет о действиях, которые могли быть восприняты как удар по достоинству учителей". Профсоюз в свою очередь обязался возобновить работу школ с 6 октября и возместить школьникам все пропущенные дни.

Таким образом, правительству удалось справиться с еще одним всплеском недовольства. Однако подобного рода уступки могут привести к тому, что служащие других министерств, последуют примеру учителей. Например, тоже будут добиваться повышения заработной платы для удовлетворения своих финансовых потребностей в условиях падения уровня жизни. Ситуация усугубляется еще и тем, что 85% работников государственного сектора получают зарплату не более 500 иорданских динаров в месяц (700 долл.), а значит, у них есть реальный стимул требовать ее повышения. Правительство уже заявило, что повышение заработной платы учителей обойдется государственному бюджету примерно в 150 млн иорданских динаров ежегодно (211 млн долл.) и что у него нет средств для финансирования этого повышения. Однако затем в Министерство финансов было направлено распоряжение изыскать дополнительные средства для покрытия дефицита бюджета.

Очевидно, правительство пытается в очередной раз решить вопрос с недовольством населения путем увеличения бюджетных трат, что создает дополнительную нагрузку на бюджет, еще больше раздувает госдолг и в итоге может привести к серьезному экономическому кризису. С другой стороны, у правительства нет иного выхода в сложившейся ситуации, поскольку, согласно недавнему исследованию Arab Barometer, большинство иорданцев недовольны сложившейся экономической ситуацией в стране (71%) и коррупцией (17%). В связи с этим они все меньше поддерживают власти: только 38%жителей Иордании доверяют правительству, что на 34% меньше, чем в 2010 г., незадолго до арабской весны. 45% опрошенных и вовсе заявили, что они подумывают об эмиграции, при этом 83% из них говорят об экономических проблемах как о причине. Это в свою очередь в скором времени может привести к массовой "утечке мозгов", способной создать новые проблемы в сфере экономики.

В этой ситуации правительство осознает необходимость решения экономических проблем в как можно более короткие сроки, однако проведение масштабных экономических реформ требует времени, поэтому приходится "заливать" деньгами возникающее недовольство.

Однако если бы перед Иорданией стояли только экономические проблемы, то их можно было бы решить путем развития сотрудничества с ключевыми акторами в регионе в лице США и Израиля. Но есть один нюанс.

 

Рука Израиля

Отношения между Израилем и Иорданией всегда были напряженными. После создания государства Израиль эти страны воевали трижды, Иордания потерпела поражения, а на ее территории оказались миллионы палестинских беженцев. Однако затем, в 1994 г. Иордания и Израиль подписали мирный договор, согласно которому между ними устанавливались дипломатические и торговые отношения.

Несмотря на кажущееся потепление в отношениях между странами большинство иорданцев по-прежнему плохо относятся к Израилю из-за его политики в отношении палестинцев, особенно учитывая тот факт, что более половины населения Иордании - палестинцы. Отношение иорданцев к Израилю сильно ухудшилось после прихода к власти Д. Трампа, начавшего активную произраильскую политику, в рамках которой Иерусалим был признан столицей Израиля, и туда было перенесено посольство США. В январе 2020 г. он и вовсе предложил свой собственный план урегулирования палестино-израильского конфликта, получивший название "Сделка века", в рамках которой Палестине предоставляется статус фактического вассала Израиля.

Все это вызвало недовольство населения Иордании, вылившееся в митинги возле посольства Израиля в Аммане в 2017, 2018 и 2019 гг. Правительство Иордании усугубило ситуацию, согласившись заключить контракт между Израилем и иорданской электроэнергетической компанией на поставку природного газа в Амман сроком на 15 лет на сумму 10 млрд долл. Этот контракт позволил бы Иордании сэкономить 300 млн долл. и снизить стоимость электроэнергии для населения, что позитивно сказалось бы на уровне жизни. Однако данное соглашение не нашло поддержки среди населения и было воспринято как поддержка Израиля правительством страны, что считалось неприемлемым.

В итоге, спустя три года, в марте 2019 г. парламент Иордании принял единогласное решение отклонить данное соглашение, но Конституционный суд тогда заявил, что соглашение "не требует одобрения Национального собрания", поскольку оно подписано двумя компаниями, а не двумя правительствами.

Таким образом, 1 января 2020 г., по условиям соглашения, начались поставки газа из Израиля в Иорданию, что вызвало массовое общественное недовольство. Результаты опроса, проведенного Центром стратегических исследований Иорданского университета, продемонстрировали, что 66,5% респондентов хотят расторжения сделки, в то время как 14% выступают против этого, а 19,5% говорят, что они "понятия не имеют" о соглашении. В итоге в середине января сотни жителей Аммана вновь вышли на улицы с требованием разорвать соглашение с Израилем, заявляя, что данное соглашение является фактически поддержкой оккупационного режима Израиля, так как, по заявлению Тель-Авива, часть вырученных от сделки средств будет направлена в военный бюджет, за счет которого проводятся военные операции против Палестины в секторе Газа. Более того, соглашение предусматривает, что в случае обнаружения газовых месторождений в Иордании в течение срока действия сделки покупатель (Иордания) не может снизить импортную цену более чем на 20%; это условие представляется невыгодным для страны.

Сегодня правительство страны стоит перед сложным выбором. С одной стороны, соглашение с Израилем позволяет решить часть экономических проблем, накопившихся в стране, например, снизить цены на электричество, что приведет к удешевлению производства. Таким образом, соглашение стимулирует экономику Иордании. С другой стороны, население страны выступает категорически против данного соглашения. Сложность заключается в отсутствии фактических альтернатив данному соглашению. По заявлению государственной энергетической компании (NEPCO), импорт газа из Израиля был "последним вариантом". Это связано с тем, что поставки египетского газа в Иорданию прекратились из-за нападений боевиков, связанных с ИГ, на газопровод, идущий из Синая.

Иордания сейчас нуждается в деньгах и может их получить, развивая отношения с Израилем или согласившись на "Сделку века" Д. Трампа, по которой Иордании причитаются инвестиции в размере 7 млрд долл. (что составляет 1/6 ВВП страны); при этом другие альтернативы в виде помощи стран Залива уже не подходят, потому что из-за падения цен на нефть они проводят более консервативную инвестиционную политику и не готовы спонсировать Иорданию. Однако в случае, если Амман пойдет на уступки Тель-Авиву, в стране начнутся массовые волнения и беспорядки, а если денег на реформы не будет, страна окажется в состоянии тяжелого экономического кризиса, который также закончится беспорядками. 

***

Многие считают, что протесты в Иордании в 2018–2019 гг. можно рассматривать как часть Арабской весны 2.0, поскольку их причины схожи с причинами протестов 2011 г.: низкий уровень жизни населения, безработица, коррупция, недоверие к властям и т.д. Эта волна уже захлестнула в 2019 г. Ливан, Ирак, Египет, привела к смене режима в Алжире и Судане. Однако иорданские протесты имеют некоторые особенности. Они не направлены на изменение политического режима в стране, в отличие от Ливана, где протестующие требуют упразднения этноконфессиональной системы, Ирака, где население требует смены власти, и Египта, где народ требовал отставки Ас-Сиси. В Иордании протесты носят социально-экономический характер, а если говорить о протестах января 2020 г., то они были направлены против политики сотрудничества с Израилем; но это, впрочем, не является чем-то новым для Иордании. В целом протесты в этой стране стали уже некоей формой обратной связи между населением и правительством. Не стоит ожидать, что в политической системе Иордании произойдут коренные изменения, однако если власти в Аммане не сумеют преодолеть кризисные тенденции в экономике, не исключено, что и там люди могут выйти с требованием смены власти.

Источник: РСМД

Читайте также