Турция: "Восточный экспресс" набирает скорость
Фото: Getty Images
Турция: "Восточный экспресс" набирает скорость

Основное внимание мировых и израильских СМИ пока приковано к последствиям иранской атаки на саудовские нефтепромыслы, но целый ряд событий говорят о том, что в самое ближайшее время Турция станет гораздо большей проблемой для Израиля и Запада в целом. Покупка российских С-400, заявление Эрдогана о стремлении Турции к ядерному оружию, очередная пятая по счету встреча лидеров Турции, России и Ирана, прошедшая 16 сентября в Анкаре - это лишь последние звенья в этой цепи.

Турция, еще недавно бывшая частью западного альянса, теперь прочно принадлежит к так называемому новому "Восточному лагерю". Этот термин все чаще употребляется для обозначения оси Москва-Анкара-Тегеран, которая заменила распавшийся восточный блок, состоявший из стран соцлагеря.  Хотя Анкара формально остается членом НАТО, но ее действия говорят о неуклонном отходе от "вестернизации" и возврату к прежней исламской ориентации и имперской политике.

Ряд аналитиков полагает, что все дело заключается только в личности нынешнего президента Реджепа Эрдогана. Действительно, Турция, на первый взгляд, проводит противоречивую политику. С одной стороны, она закупает российские С-400 и сотрудничает с "Росатомом" в строительстве ядерных электростанций. С другой - дистанцируется от политики Москвы в отношении Сирии. А в Ливии поддерживает силы местного отделения "Братьев-мусульман".

В то же время Турция постоянно выступает против курдской автономной области на севере Ирака, поддерживаемой США. Ко всему этому следует добавить ее антиизраильскую позицию, которая отражает антисемитизм лидеров нового поколения правящей партии.

Анкара продолжает противостоять Греции и Кипру в восточной части Средиземного моря, что является фундаментальным дестабилизирующим фактором регионального баланса сил. Некоторые аналитики считают, что такое положение дел отражает личные взгляды Эрдогана в отношении международной позиции Турции и ожидают изменений, как только премьер покинет сцену.

Профессор Спиридон Лицас из Греции, преподающий политологию в Университете Гренобля, полагает, что это ошибочный взгляд. Он указывает, что "если мы хотим понять действия Турции на геостратегической арене 21-го века, надо выяснить, является ли внешняя политика Эрдогана прямым результатом поражения кемализма в Турции - или продуктом системных изменений, которые произошли в мире после холодной войны".

Эксперт анализирует внешнюю политику Турции в период до Эрдогана и приходит к выводу, что проблема не в личности нынешнего лидера. Отношения между Анкарой и Вашингтоном впервые значительно ухудшились в 1996-1997 годах, когда Турция отказалась разрешить американцам использовать авиабазу Инджирлик в качестве точки, с которой можно наносить удары по целям в Ираке.

В тот же период кризис вокруг спорного острова Имия почти привел к прямому военному конфликту между Грецией и Турцией в Эгейском море. Турецко-израильские отношения, также постепенно начали ухудшаться с середины 1990-х годов, когда Анкара принялась отстаивать интересы палестинцев вместо бывшего СССР. 

В то же время после окончания холодной войны Турция развернула тесное взаимодействие с Россией, создав зону Черноморской экономического сотрудничества. Анкара также установила хорошие отношения с бывшими советскими республиками Кавказа. По мнению профессора Лицаса, из этого следует, что не Эрдоган отлучил Турцию от Запада. К этому привели системные изменения, которые произошли на международной арене после окончания холодной войны. Сегодня Турция видит себя в качестве самостоятельной великой державы, а не частью западного мира.

Отметим, что этот процесс был предсказан Самюэлем Хантингтоном в работе "Столкновение цивилизаций", где он описал Турцию наряду с Мексикой и Россией как "разорванную страну". Такая страна имеет у себя одну господствующую культуру, которая соотносит ее с одной цивилизацией, но ее лидеры стремятся к другой цивилизации. Они как бы говорят: "Мы один народ и все вместе принадлежим к одному месту, но мы хотим это место изменить". В данном случае, Турция принадлежала к исламской цивилизации, но благодаря Ататюрку попыталась стать частью западной цивилизации.

Холодная война способствовала этому процессу, но с ее окончанием этот фактор отпал, и Турция постепенно стала возвращаться в прежнее русло, и этот процесс начался задолго до Эрдогана. Аналитики, которые считают, что в Турции наступит новый рассвет, когда нынешний лидер покинет сцену - ошибаются. Национализм глубоко укоренился в коллективном подсознании турецкого государства. Две новые звезды в турецкой политике, Мерал Аксенер и Экрем Имамоглу, хотя и принадлежат к оппозиции, но не собираются покончить с этим, ведь именно он приводит к победам, как на местных, так и на национальных выборах.

В качестве противодействия глобалистским устремлениям Турции профессор Лицас предлагает дополнить политические и оборонительные связи между Иерусалимом, Никосией и Афинами научным и технологическим взаимодействием. О новом стратегическом союзе Израиль – Греция - Кипр шла речь также на Герцлийской конференции по безопасности. Такая связка, дополненная взаимодействием с США могла бы быть эффективной против турецкой экспансии.

Но проблема стоит гораздо серьезнее. На упомянутой выше встрече лидеры Турции, Ирана и России фактически открыто бросили вызов США и Западу, призвав их к полному выводу вооруженных сил из Сирии. А Эрдоган персонально дал на это двухнедельный срок.

На той же конференции победителей, подобной Ялтинской встрече, фактически был провозглашен окончательный раздел Сирии на сферы влияния. А также согласован список членов Конституционного комитета, которые должны будут закрепить нынешнюю ситуацию законодательно.

Турецкий аналитик Бурак Бекдил обращает внимание на то, что Турция все настойчивее стремится к обладанию ядерным оружием. Если это примет такой же упорный характер, как и в случае Ирана, то новый "Восточный лагерь" будет состоять уже из трех держав, обладающих ядерным оружием. В этом случае союза между Грецией, Кипром и Израилем, даже при содействии США может оказаться недостаточно для эффективного противостояния в регионе между условным "Западом" и безусловным Востоком. Эти стратегические угрозы явно требуют от израильских лидеров стремления к общенациональному единству, а не к очередным выборам.

counter
Comments system Cackle