"Теневой" танкерный флот пока позволяет Тегерану держаться
Фото: Reuters
"Теневой" танкерный флот пока позволяет Тегерану держаться

Сейчас все гадают, куда отправился иранский танкер Adrian Darya после освобождения из гибралтарского плена. Серьезных же аналитиков интересует более важный вопрос: как отследить остальной танкерный флот Ирана? Точно неизвестна ни численность этого флота, ни тем более, сколько и куда он доставляет иранской нефти.

Фото: Reuters

 

Иранский танкерный флот справедливо называют "теневым". После отмены разрешений для закупок иранской нефти восемью странами в мае 2019 года иранские танкеры в прямом смысле этого слова "ушли в тень". Отключая маячки-транспондеры, позволяющие радарам в целях безопасности определять в любой момент местонахождение корабля, иранцы пытаются обойти американские санкции, запрещающие всей планете покупать у них нефть.

Госдеп США не скрывает, что цель последних очень жестких санкций против Ирана – полное обнуление экспорта Тегераном нефти, главного источника поступлений иностранной валюты в бюджет. Однако особыми успехами за пять месяцев несмотря на отмену разрешений на покупку иранской нефти Вашингтон похвастаться не может. Конечно, экспорт иранской нефти, особенно, официальный резко снизился, но реальной картины не знает никто за границами ИРИ. Глава министерства нефтяной промышленности ИРИ Бижан Зангане утверждает, что его страна трудится день и ночь, чтобы сохранить нефтяной экспорт при помощи целого ряда махинаций и трюков.

Компании, занимающиеся мониторингом передвижений кораблей, сходятся в одном: американцам пока не удается свести экспорт иранской нефти к нолю. Аналитики согласны в главном выводе, но из-за разных методик анализа и расчетов расходятся в деталях. Разброс цифр большой – от пары сотен тысяч до миллиона с лишним баррелей сырой нефти в день.

"Иран сейчас особенно изобретательно за последние сорок лет играет в прятки,- объясняет Дэниель Гербер, директор швейцарской компании Petro-Logistics SA, специализирующейся на мониторинге нефтяных танкеров.- Среди специалистов много мнений относительно нынешнего иранского экспорта нефти…"

Согласно наиболее распространенным оценкам, Тегеран сейчас продает в три раза меньше нефти по сравнению с тем, что было год назад, до введения в ноябре 2018 года пакета санкций, затрагивающего и нефтяную промышленность ИРИ.

Вашингтону, считает Гербер, удалось очень сильно сократить нефтяной экспорт Ирана, но не прекратить его полностью. Так, французская мониторинговая компания Kpler, в основе анализа которой лежат снимки, сделанные спутниками и подтвержденные другими данными (с таможни и администраций портов, например), считает, что Тегерану продолжает продавать нефть Китаю, хотя и в существенно уменьшенном объеме. Другими покупателями иранской нефти, считают в Kpler, являются Турция и Сирия, около побережья которой последний раз перед отключением транспондера спутник и видел танкер Adrian Darya 1.

И все же в Белом доме и Госдепе могут гордиться результатами эффективности антииранских санкций. После выхода США из ядерной сделки по Ирану в мае прошлого года нефтяной экспорт Тегерана снизился на 90% до всего лишь 400 тыс. баррелей нефти в день.

"Цель обнулить нефтяной экспорт Ирана ни разу не была достигнута,- уверен аналитик Kpler Хомайон Фалакшахи.- Тем не менее, администрации Трампа удалось довести давление на Тегеран до максимума".

Глава консалтинговой фирмы SVB Energy International Сара Вакшури считает, что реальные цифры по нефтяному экспорту ИРИ ниже 400 тыс. баррелей в сутки. Часть нефти идет на выплату долгов Китаю, часть отправляется в китайские хранилища без прохождения таможни. Эта хитрость позволяет утверждать, что нефть формально по-прежнему принадлежит Ирану и что никто американских санкций не нарушал. Это значит, что суммарные продажи иранской нефти в июле не превышали и 100 тыс. баррелей в сутки.

Однако в энергетической компании Genscape считают, что реальный нефтяной экспорт Ирана значительно выше цифр SVB. Девин Геогеган, один из директоров этой компании из Денвера, полагается в основном на спутниковые снимки не передвижений танкеров, а вспышек газа на нефтяных месторождениях, при помощи которых можно определять активность нефтяной промышленности. Иранские нефтяники качают нефть на новых месторождениях в Западном Каруне на границе с Ираком теми же темпами, что и год назад, уверен он.

Аналитики Genscape считают, что по сравнению с первым кварталом 2018 года добыча сырой нефти и газового конденсата в Иране снизилась лишь на 15% и может сейчас составлять порядка 3,9 млн бар./сутки. Что же касается экспорта, то на продажу из них могут идти от 0,5 до 1 млн бар./сутки. Остаток нефти хранится в хранилищах как на танкерах, так и на суше, особенно в подземных резервуарах, местонахождение которых тоже является тайной.

Bloomberg однако считает, что подобная "сверхвыносливость" иранской "нефтянки" не может длиться вечно. Когда все хранилища будут заполнены под завязку, добычу нефти придется сокращать.

Источник: Эксперт
counter
Comments system Cackle