Обострение: кому выгодно?
Фото: Reuters
Обострение: кому выгодно?

Несколько инцидентов на границе с Газой, предотвращенные попытки терактов, возобновившиеся обстрелы израильской территории – напряженность между Израилем и палестинцами возрастает. Захваченные ЦАХАЛом вооружения террористов показывают, что сорвавшаяся вылазка была спланирована и подготовлена в "лучших" традициях прошлых интифад. Тем временем лидеры ХАМАСа угрожают "залить ракетным огнем города сионистов", если Израиль начнет новую военную операцию.

Обычно вооруженное обострение играет на руку правому лагерю, поскольку вопросы безопасности еще больше выходят на первый план. Так ли будет на этот раз? Поможет ли нынешнее противостояние правым добраться до заветной цифры в 61 мандат?

Исторически приход к власти в Израиле правого правительства означал более жесткое применение силы и, как следствие, обуздание террора. Так происходило в 1996 году, когда на смену правительству Рабина-Переса пришел правый блок во главе с Нетаниягу; так было и во время интифады Аль-Акса, когда Эхуд Барак проиграл выборы Ариэлю Шарону. Так что, на первый взгляд, нынешний всплеск террора кажется настоящим подарком Ликуду, Биби и их сторонникам.

Однако с тех пор многое изменилось. За последние годы Израиль осуществил несколько военных операций (заметим, что все они инициировались правыми правительствами), которые лишь с натяжкой можно назвать успешными, а некоторые признаны откровенным фиаско. Стало очевидно, что ограниченное по времени и масштабам военное вмешательство только ослабляет врага и дает стране лишь небольшую передышку от террора. Возможно, так было всегда, но раньше израильское общество радовалось даже недолгому спокойствию. Многолетнее правление правых, с одной стороны, приучило израильтян к относительно мирной жизни, но с другой – повысило требования к уровню безопасности и, соответственно, претензии к власти. Многие считают, что правительство недостаточно жестко реагирует на "огненный террор", обстрелы и марши протеста, а отсутствие резкого ответа на эскалацию может еще больше разочаровать общество и отвратить избирателей от партии власти.

В нынешней предвыборной кампании антитеррористическую повестку у Ликуда перехватывают, с одной стороны, Либерман, которому в бытность министром обороны не дали "зачистить Газу", с другой – генералы из "Кахоль Лаван". Недавно Бени Ганц, посетив юг страны, произнес пламенную речь о том, что его блок готов к "окончательному военному решению для ХАМАСа и Газы" и не остановится перед наземной операцией.

У самого правительства нет четкой стратегии действий в отношении палестинского террора. В последние годы преобладала концепция сдерживания и экономического регулирования с помощью кнута санкций и пряника послаблений и обещаний. Если разразится новая война, эта концепция будет похоронена, и оппоненты еще не раз припомнят властям катарские деньги для Газы, поставки строительных материалов, расширение рыболовной зоны и прочие уступки.

Следует учесть, что в этой игре есть еще одна заинтересованная сторона – ХАМАС.

Считается, что правительство Газы не заинтересовано в масштабном противостоянии. Это и так, и не так. С одной стороны, коррумпированная верхушка ХАМАСа все больше стремится не воевать, а обогащаться. Но в секторе растет недовольство населения, которое нужно направить в другое русло (то есть против "оккупантов"), чтобы оно не переродилось в "палестинскую весну". Этим и вызвана активизация выступлений на границе. Стратегия ХАМАСа состоит в том, чтобы позволить радикальной молодежи выпустить пар, но не спровоцировать большую войну, которая приведет к еще более глубокому экономическому кризису. Это вполне согласуется с нежеланием израильского правительства вступать в вооруженное противостояние.

Для хамасовских лидеров выгоднее, чтобы у власти в Израиле остались правые, поскольку в глазах мирового сообщества они проводят более жесткую политику по отношению к палестинцам, а это "оправдывает" борьбу с "оккупацией". Так что ситуация, при которой ХАМАС нагнетает обстановку, а ЦАХАЛ отвечает ограниченными ударами, вполне отвечает интересам руководства и Газы, и Израиля. Проблема в том, что ХАМАС не вполне контролирует разномастных радикалов, в первую очередь тех, кто пытается организовать нападения с территории, подведомственной ПНА. И если бы один из готовящихся терактов, не дай Бог, осуществился, Израилю пришлось бы реагировать всерьез.

В подобном случае единственным вариантом для Ликуда и Биби станет разгром инфраструктуры террора в Газе. Но это означает затяжную и кровопролитную операцию, массированные обстрелы, ночи в бомбоубежищах, жертвы среди военнослужащих и гражданских, потери в экономике, возмущение международного сообщества. Велика вероятность, что итогом станет преждевременное и унизительное соглашение о прекращении огня, которое никто не назовет победой. И разумеется, критики справа и слева отметят все ошибки и просчеты руководства, обвинят его в нерешительности и малодушии и заверят избирателя, что они бы решили проблему гораздо успешнее и эффективнее.

Так что правым во главе с Нетаниягу новая операция вряд ли принесет славу и дополнительные голоса, если она не завершится разгромом ХАМАСа и повторной оккупацией Газы. Но исход такой серьезной войны слишком трудно предугадать, и затевая ее, правительство пойдет ва-банк. Впрочем, в этом случае выборы будут отложены до окончания военных действий, как и слушания по уголовным делам премьера.

С другой стороны, вооруженное обострение может стать поводом для формирования широкой коалиции, поскольку война обычно способствует объединению и национальному консенсусу. В этом случае выигрывает и Биби – он продолжает рулить коалицией, и Ганц со товарищи – они дорываются до власти. У политиков появляется возможность похоронить недавние раздоры и конфликты ради национального единства и безопасности (включая даже примирение Нетаниягу с Либерманом и Лапидом!). Для народа Израиля это, вероятно, был бы не самый плохой вариант.

counter
Comments system Cackle