Русские идут … на выборы. Израильские политики просыпаются
Фото: mnenia.zahav.ru
Русские идут … на выборы. Израильские политики просыпаются

Репатрианты из бывшего Советского Союза недаром являются одними из самых востребованных избирателей в нынешней избирательной кампании Израиля. По данным Центрального бюро статистики, этот сектор включает 12 % – или около 770 тысяч – из 6,3 миллиона избирателей, имеющих право голоса в Израиле. Это означает 15 или 16 мест в Кнессете.

Эксклюзивные данные, полученные сотрудничающим с The Times of Israel ивритоязычным сайтом Zman Yisrael, показывают тенденции голосования среди репатриантов на выборах 9 апреля. Серия исследований профессора Зеэва Ханина показала, что на последних выборах 40,2% голосов, поданных репатриантами из бывшего Советского Союза (почти шесть мест), получила партия Авигдора Либермана «Исраэль Бейтену». Другими словами, данные свидетельствуют о том, что все пять мандатов, которые в конечном итоге получил Либерман, стали итогом поддержки со стороны репатриантов, и он не получил на выборах никакой поддержки от коренных уроженцев Израиля. Ханин также обнаружил, что «Ликуд» получил 26,7% голосов репатриантов, что составляет около четырех мест в Кнессете; партия «Бело-голубые» получила 15,1%, или 2,5 из своих 35 мест; и партия «Кулану» получила 5,8% «русских» голосов, что составляет менее одного мандата из четырех, которые она смогла получить. Остальные голоса были поделены между партией «Авода» (2,3%), «Новыми правыми» (3,2%), сефардской ультраортодоксальной партией ШАС (1,5%) – что можно объяснить поддержкой, которую она получила от репатриантов с Кавказа и Центральная Азия – и партия «Зеут», которая с 4% получила больше поддержки от русскоязычных репатриантов, чем у населения Израиля в целом, но все же не смогла преодолеть избирательный барьер. (Избирательный барьер в Израиле составляет 3,25%, что соответствует примерно четырем местам в Кнессете.)

Ханин, профессор кафедры политических исследований в университете Бар-Илан и преподаватель кафедры Израиля на Ближнем Востоке и политологии Ариэльского Университета в Иудее и Самарии, а также бывший политический аналитик, писавший для израильско-российских СМИ, в течение последнего десятилетия сосредоточился на научных исследованиях политического поведения репатриантов. Опросы, которые он проводил, были основаны на больших выборках из 1000 участников, которые были лично опрошены. Его данные показали, что модели голосования в «русском» секторе на выборах 2015 и 2019 годов почти не изменились. Распределение голосов репатриантов между «Исраэль Бейтену» и «Ликудом» на выборах 2015 года было практически таким же — 42% проголосовали за «Исраэль Бейтену» и 29% за «Ликуд». Исследования показали, что партией, которая в последние годы потеряла большую часть голосов русскоязычных избирателей, стала «Авода»: на выборах 2015 года она набрала 6,3% голосов репатриантов – около одного места в Кнессете – но сумела получить только 2,3% их голосов на апрельских выборах.

Исследование Ханина также показывает, что, хотя «русский» сектор традиционно склонен голосовать за правые партии, его общие схемы голосования относительно схожи с теми, которые существуют среди более широких кругов избирателей-евреев. Согласно выводам Ханина, 8% репатриантов из бывшего Советского Союза проголосовали за левые партии, в то время как в среднем за них голосовали 14% израильтян-евреев; 29% заявили, что проголосовали за центристские партии, а в среднем по стране за них голосовали 26% израильтян-евреев; и 54% репатриантов проголосовали за правые партии, а среди евреев-уроженцев страны их уровень поддержки составил 55% . Исследование Ханина, которое недавно было представлено на симпозиуме Ассоциации исследований Израиля в Колледже Кинерет на Галилейском море, также показало, что год, в который репатрианты прибыли в Израиль, не оказал существенного влияния на характер их голосования. Левые, по его словам, возлагали большие надежды на репатриантов, приехавших в Израиль в последние годы, в так называемую репатриацию «путинской эры» – прозападных и либерально настроенных людей, которые приехали в Израиль из больших городов России. Но эти надежды быстро рухнули, так как они тоже предпочли голосовать за правых. Ханин, который также является главным ученым Министерства репатриации и абсорбции, считает, что идеология и модели голосования репатриантов являются результатом их израильского, а не советского опыта.

Опросы показывают, что подавляющее большинство репатриантов ожидают, что лидеры сосредоточат свое внимание на вопросах, касающихся национальной безопасности, но «русский» сектор также делает упор на благосостояние, экономику, решения вопросов с жильем и ценами на его аренду, а также на повышение уровня образования в Израиле. Хотя эти вопросы также интересуют израильское общество в целом, Ханин пояснил, что для репатриантов они являются гораздо более острыми проблемами.

Другие недавние исследования выявили значительную разницу между поколением родителей, бабушек и дедушек и молодым поколением русскоязычных, которые приехали в Израиль в детстве в 1990-х годах. Молодое поколение, возможно, получило свое раннее образование в СССР, но его представители выросли в Израиле. Исследователи называют это поколение «переходное поколение», или «полуторное поколение». Недавний опрос профессора Ларисы Ременник, заведующей кафедрой социологии и антропологии в Университете Бар-Илан, относительно различий между поколениями репатриантов, показал, что в то время, как поколение родителей было едино в приятии правоцентристской политики, молодое поколение было более разнонаправленным. Согласно выводам Ременник, треть более молодых избирателей отметили, что их политические взгляды отличались от взглядов их родителей, и их схемы голосования были более разнообразными: в то время как 80% представителей старшего поколения возникли на политической карте как часть правоцентристов и рассматривают Либермана как «умеренного и здравомыслящего правого», 25% представителей молодого поколения определяют себя как левых, а 8% говорят, что они более радикальны, чем их родители.

Хотя Ханин приписывает правые взгляды «русских» избирателей их израильскому опыту, Ременник считает, что это больше связано с политической культурой мест, из которых они прибыли. «Репатрианты из бывшего Советского Союза верят в сильного лидера больше, чем в демократические структуры», – говорит Ремменик. ««Запойная» демократия, которую они испытали в 1990-х годах сразу после распада Советского Союза, была по сути хаосом: не было ни закона, ни порядка, ни работы, ни еды, поэтому президент России Владимир Путин смог прийти к власти и остается там 20 лет. Люди цепляются за порядок и стабильность, которые может обеспечить сильный лидер».

Хотя «русский» сектор известен тем, что он обладает значительной политической мощью, большинство политиков и партий не смогли подыграть этому электорату. «Когда вы говорите о «русском» голосовании, я не вижу никакого реального интереса», – замечает Лена Росовская, журналист, радиоведущая и общественный деятель. Росовская, член «полуторного поколения», считается лидером общественного мнения в отношении восприятия израильским обществом русскоязычных репатриантов в целом и особенно женщин-репатриантов. «Израильские политики наконец поняли, что им нужно обратиться к миллиону избирателей, которые были здесь в течение 30 лет, поэтому они говорят с ними по-русски и произносят тост за Новый год», – подчеркивает она, имея в виду русский Новый год. «Есть острые проблемы, которые все еще преследуют русскоязычное население и затрагивают родившиеся здесь поколения, и эти проблемы должны быть признаны и решены». ««Русские» не говорят о финансовых трудностях – это просто не принято делать», – говорит Росовская. «Но мои друзья, которые воспитывают здесь детей и много работают, должны материально помогать своим родителям. Как оказалось, русскоязычные репатрианты – это сектор с наименьшей долей владельцев недвижимости в Израиле». «Они достигают возраста 75 лет и платят арендную плату или делают ипотечные платежи, и у них нет пенсионных накоплений, так разве это проблема только для старшего поколения? Нет. Это проблема для молодого поколения и для следующего поколения, рожденного здесь, потому что они лишены этих ресурсов», – говорит она.

Но является ли сравнение русскоязычных репатриантов с более устоявшимися секторами израильского общества, которые имеют более высокий социально-экономический статус, лучшим способом оценить их прогресс и политическое положение? Росовская считает, что да. «Если мы говорим не об интеграционных процессах, а о социально-экономическом статусе, то ясно, что нужно сравнивать их с той идеальной ситуацией, когда население находится в стабильном положении и может использовать свой потенциал – так что да, необходимо сравнение с устоявшимися секторами» – говорит она. «Потому что если не с ними коренными израильтянами, то с кем нам себя сравнивать? С репатриантами из Франции? Эфиопской общиной в Израиле? У каждой волны репатриации есть свои периоды прибытия, свои особенности, разный опыт и разные навыки».

Одной из партий, пытающейся извлечь уроки апрельских выборов, является блок «Бело-голубые». Второй человек в объединении, лидер партии «Йеш Атид», Яир Лапид, уже разместил в социальных сетях видеоролики на русском языке, посвященные репатриантам. В этих видеороликах Лапид обещает «русскому» сектору, что общественный транспорт и местные магазины смогут работать в шаббат, но до сих пор он не рассматривал другие вопросы, волнующие русскоязычных, а именно: пенсии, занятость и жилье. В соответствии с израильским законодательством и в соответствии с требованиями ультраортодоксальных партий ШАС и «Объединенный иудаизм Торы», общественный транспорт и торговля прекращают работать в шаббат и праздничные дни, чтобы не посягать на их неприкосновенность. Однако в последние годы этот вопрос, являющийся частью светско-религиозного статус-кво, стал предметом горячих публичных дебатов, поскольку светская часть населения раздражена по поводу того, что она считает растущим религиозным принуждением.

Депутат Кнессета от «Йеш Атид» Йоэль Развозов сказал, что гордится этими видеороликами. «Я думаю, что это отличные видеоролики. Мы находимся в периоде, когда одна кампания идет по пятам другой, и приятно делать что-то веселое. Это заставляет тебя улыбаться. Я вижу, как усердно он (Лапид) работает, пытаясь говорить по-русски. Все говорят о религии и государстве, но эти видеоролики напоминают им избирателям, что мы единственная партия, которая смогла добиться изменений в этом вопросе», – говорит Развозов. Но даже Развозов, член «переходного поколения», который занимает 18-е место в предвыборном списке «Бело-голубых», сознает, что «русский» сектор действительно волнуют насущные повседневные проблемы. «Молодое поколение русскоязычных начинает жизнь в невыгодном положении по сравнению с сабрами (коренными израильтянами)», – отмечает он. «У них нет бабушки, которая оставит им квартиру, или дяди, который служит в армии и может помочь им устроиться на работу. Это поколение также должно помогать своим родителям, потому что у них нет пенсионных накоплений или имущества в Израиле».

Развозову не нужно слишком далеко ходить за примерами. «Мой отец – классический пример этой ситуации», – говорит он. «Ему 63 года, и он до сих пор работает строителем, хотя приехал сюда инженером с двумя степенями. Его будущая социальная пенсия, вероятно, составит 700 шекелей (197 долларов в месяц). Есть сотни таких людей, как он, у которых нет пенсий и нет квартир. Пара, которая живет за счет социальных пособий и должна платить арендную плату – на что они должны жить?» «Йеш Атид», по его словам, пытается принять законы, поддерживающие стареющих «русских» израильтян. «За семь лет, что я был председателем комитета иммиграции и абсорбции Кнессета, мы преуспели в повышении статуса «беженцев Холокоста»- евреев из стран бывшего Советского Союза, которые пережили Вторую мировую войну и получают специальные пенсии от государства», – подчеркивает Развозов. «Я говорил об этой проблеме с лидерами «Бело-голубых» Бенни Ганцем, Моше Яалоном и Габи Ашкенази и объяснил им важность продвижения законов, которые будут поддерживать пожилых русскоязычных граждан Израиля».

Партия «Исраэль Бейтену» также обещает бороться в следующем Кнессете за повышение пенсий для репатриантов. «Помощь поколению наших родителей укрепляет средний класс, который несет существенную налоговую нагрузку», – говорит депутат Кнессета от партии «Исраэль Бейтену» Евгений Сова. «Наши родители работали по 11-12 часов в день и отказывались от путешествий и других благ, чтобы их дети ни в чем не нуждались. Сегодня наши родители ничего не получают от государства, поэтому им нужна наша помощь – ведь есть целые сектора, которые не платят налоги и получают пособия», – подчеркивает он, имея в виду обширные социальные пособия, предоставляемые ультраортодоксальной общине. Отвергая критику по поводу того, что «Исраэль Бейтену» могла потребовать принять законопроект о пенсионерах во время апрельских переговоров о коалиции, но решила уйти из-за стола переговоров из-за закона о призыве ультраортодоксов в армию – вопроса, вызвавшего десятки коалиционных кризисов на протяжении многих лет, – Сова настаивает на том, что «Исраэль Бейтену» отстаивает интересы своих избирателей. «Мы не предали законопроект о пенсионерах, и мы единственная партия, которая поднимает вопрос о пенсии в качестве предварительного условия для любого соглашения о коалиции. Правда, будет сложнее, потому что вырос дефицит бюджета, но мы здесь, чтобы защитить разочарованное поколение, которое является двигателем роста для израильской экономики», – говорит он.

В январе Министерство финансов предупредило о замедлении экономического роста в 2019 году, что приведет к снижению налоговых поступлений, в результате чего прогнозируемый дефицит бюджета составит около 10 млрд. шекелей (2,7 млрд. долларов). В июне кабинет министров одобрил общее сокращение расходов в размере 1,2 млрд. шекелей (333 млн. долларов), призванное сократить растущий дефицит. Молодое поколение русскоязычных в Израиле «служит в армии. Они усердно работают, они платят налоги и тащат на своих плечах остальных представителей сектора, которые не могут тянуть свое бремя», – сказал Сова. «Важно, чтобы мы остановили тех, кто хочет увеличить это бремя, повысить налоги и сократить бюджеты, которые приносят пользу российскому сектору. На этот раз они могут забрать их у кого-то другого».

timesofisrael.com

counter
Comments system Cackle