Я ему не верю
Фото: Getty Images
Я ему не верю

Каково оно, быть провидцем? В XXI веке уже комфортно: никто не плюется, камнями не швыряется, только смотрят с сожалением, как на выпускника интерната для умственно отсталых.

А дело было на позапрошлом заседании «Журналистского парламента» радио РЭКА, где я выразил сильное сомнение по поводу объявленной премьер-министром даты – 4 сентября 2012 года. Через неделю, уже в прошлую пятницу, ваш покорный слуга в ранге и.о. пророка хотел было выразить почтенному собранию вотум недоверия, жестоко унизить нашего председателя Михаэля Гильбоа: мол, как же ты, такой большой мальчик, сорок лет в стране, так повелся, - на что он эмоционально возразил:

- Но нам же сказали, премьер официально заявил!

Стоп, не будем добивать раненых, я своих коллег по «Парламенту» искренне люблю. Поговорим о доверии к первому лицу государства. К стилю его руководства мы привыкли, однако и здесь должны быть границы. Одно дело, когда утром об очередном подорожании весьма аргументировано и доходчиво сообщает Штайниц, а вечером из отлично сшитого пиджака спасительного кролика достает Биби, и другое - когда он же на голубом глазу опровергает собственное заявление.

Будучи безнадежно правым во внешнеполитических вопросах, я даже как-то обижался на мировых лидеров и за державу и за ее премьера, но, выходит, нет отдельной правды для наружного и внутреннего пользования. Мне казалось, что сын человека, работавшего в Корнелльском университете, и сам закончивший Массачусетскую техноложку и Гарвард – кузницы американской элиты - не может использовать постулаты соседних с нами стран, где обман неверного и не грех вовсе. А своих единоверцев?

Можно, конечно, восхищаться ловкостью рук иллюзиониста, но нельзя жить в цирке.

Эко меня занесло, еще один ум, честь и совесть. Да нет, блеф в политике иногда уместен, но ответственность заявлений первого лица – это непременное правило цивилизованной страны. Иначе возникает вопрос: кто мы, если такие нами правят?

Председатель Кнессета Реувен Ривлин, тоже человек не левый, но умудренный житейской мудростью, охарактеризовал нынешнюю коалицию в 94 мандата как угрозу демократии.

Только ленивый не вспоминает давнее заявление Шауля Мофаза, приветствовавшего приход в политику Яира Лапида, с помощью которого «совместными усилиями» он собирался «свалить плохое правительство». Оказывается, нет предела безобразному, и Лапид-прагматик, целью которого было получение любого министерского поста, просто душка по сравнению с блудным Мофазом, готовым обойтись и вовсе без портфеля. (Даже если он стараниями юридического советника на какие полгода получит пост министра иностранных дел или обороны, то это будет как следующая, утешительная звезда отставнику.) За спиной Мофаза - покорная отара, готовая, кроме заблудших аводинских овец, вроде Хаима Рамона, проигравшей Ципи Ливни с ее председателем объединенного комитета начальников предвыборных штабов – Тивьяевым, а также Абесадзе, Зоарец и двух других, этнически отличных товарищей - Маджали Уахаба и Шломо Молла, задрав штаны, бежать за Ликудом, только не лишайте сытых яслей в овчарне Кнессета.

Особенно подсуетились кадимовские аутсайдеры. Прикинув зарплаты до октября 2013 года, Юлия Шамалова-Беркович чеканит: «Председатель партии Кадима и глава правительства Израиля приняли мужественное решение на благо государства: создать правительство национального единства и изменить систему власти в стране».

О системе власти чуть ниже, но о каком национальном единстве можно говорить в нашем обществе абсолютного социального неравенства?! Это вы его достигли в Кнессете большинством в 94 голоса. Если по понятным причинам исключить арабские партии, то за бортом остается лишь МЕРЕЦ, поскольку до недавнего времени никаких серьезных нападок на Ликуд со стороны Шелли Яхимович не было и никто не исключал ее вхождения в правительство. Напротив, риторика обеих партий напоминала приглашение к танцу. Оставляя за двумя крайними рамками политического спектра поселенцев и МЕРЕЦ, сегодня никто не может найти 10 отличий между правыми и левыми. Поздравляю вас с национальным единством.

Шауль Мофаз и остальные сирые да убогие, понятно, ценное приобретение. Платить за него будем мы драконовским бюджетом, сохранением монопольных структур, дальнейшим приходом в политику армейско-полицейской хунты.

Незадолго до заявления Биби мы узнали, что в Аводу рвется Моше Мизрахи, главный специалист по борьбе с русской мафией, а еще - что тихую гавань в Кнессете мечтает обрести гендиректор авиакомпании «Эль-Аль», бывший командующий ВВС Израиля Элиэзер Шкеди: он подумывает о том, чтобы заняться политикой. У нас вообще в какого гендиректора, в какого председателя правления ни плюнь, обязательно в генерала попадешь. «Эль-Аль» – это монопольный монстр, не пускающий к нам на рынок иностранные авиакомпании, диктующий вместе с «Аркией», «Исраэйр» заоблачные цены на билеты.

С определенной симпатией отношусь к нынешнему министру транспорта Исраэлю Кацу, но когда он пару лет назад заявил, что мы скоро будем за 60 долларов летать в Цюрих и за 90 - в Женеву, я подумал: не по чину берешь. Твой патрон сломал шею о монополии, ту же «Эль-Аль», Гистадрут, «Хеврат хашмаль» и муниципальную мафию, и все они радостно привели ему на смену Барака. Однако если врет премьер, то какой спрос с министра?

Опять же, все познается в сравнении. Шауль Мофаз (долгих лет ему на посту вице-премьера в узком кабинете по предотвращению иранской угрозы) был, как любой вояка, отвратительным гражданским министром, министром транспорта. Ничего умнее, чем ужесточить систему штрафов, он не придумал. Кац провел транспортную реформу, отношение к которой весьма двойственное. Одни мои читатели - пенсионеры из тель-авивского района Неве-Шарет - пишут, что их лишили удобного автобуса, другие, из иных мест, - благодарят за остановку под их хостелем.

Где-то с месяц назад я обнаружил на своей остановке электронное табло с указанием времени ожидания каждого маршрута. Господи, это то, о чем мы взахлеб рассказывали друг другу, побывав в Германии: хочешь - жди свой автобус, хочешь - воспользуйся маршрутом с пересадкой. Эти табло пока не везде, но, надеюсь, лиха беда начало.

А в субботу мы с женой ездили к товарищу в Кфар-Сабу. Перезваниваю с дороги:
 
- На какую улицу к тебе свернуть?

Так, отвечает:

- За 22-м светофором через два круга налево.
Я не водитель, а жена следит за всеми автодорожными новинками плохо. Мы пригляделись, действительно на каждом светофоре табличка с номером. И, как все гениальное, просто.

Наверное, нам повезло с Кацем, а с фактическим главой министерства здравоохранения равом Лицманом?

Предполагает ли заявленное Биби изменение системы власти:

- разделение ее законодательной и исполнительной ветвей, чтобы одной рукой не исполняли законы, другой сами их и утверждали?

- назначение министров-профессионалов, а не мофазов и лицманов?

- четкую, как в Штатах, программу по всем сторонам нашей жизни: образованию, здравоохранению, соцобеспечению, жилью и т.д.

- мажоритарные, наряду с партийными, выборы?

Вопросов – на многотомный труд. Только не верю я Биби ни здесь, ни по пункту всеобщего призыва. Он нас облапошит очередной комиссией a la Трахтенберг или облапидит, освободив всех харедим от призыва сроком на пять лет (читай предыдущую статью).

А во что верю? В социальные протесты. Даром, что ли, под «Габимой» народ послал пришедшую попиариться Ципи Ливни. Стоило им крикнуть: «А что ты делала три года?» - как птичка упорхнула.

Жалко, всю стаю с собой не взяла.

counter
Comments system Cackle