Генералы против безопасности Израиля
Фото: Reuters
Генералы против безопасности Израиля

План Ганца-Буги-Ашкенази по "размежеванию" в Иудее и Самарии: одностороннее отступление, отказ от долины реки Иордан и передача полномочий по обеспечению безопасности палестинским арабам. Политическая модель лидеров левого блока приведет не к миру, а лишь к еще большему кровопролитию. 

Похоже, что при наличии достаточных средств, даже самую бредовую идею можно представить, как серьезную политическую инициативу, сформированную, якобы, в результате глубоких исследований. Этот прискорбный вывод был лишь недавно вновь подтвержден Институтом исследований национальной безопасности (INSS), щедро финансируемым учреждением с ежегодным бюджетом, исчисляемым миллионами шекелей, представившим программу под названием "Стратегический план израильско-палестинской сферы взаимодействий". 

Теперь эта программа приобрела особую актуальность, ведь, трое из ее составителей - Бенни Ганц, Габи Ашкенази и Буги Яалон - объявили о совместном участии в выборах и намерении оспорить у Нетаниягу кресло премьер-министра. Более того, Ганц в своих выступлениях уже несколько раз за последнее время почти впрямую намекал на поддержку отдельных частей этого плана. 

Несмотря на то, что подготовкой этой программы занимался ряд столь опытных военных (а, возможно, как раз, именно из-за этого), она представляет собой парадоксальную смесь псевдовоинственной риторики и сбивающих с толку понятий, на деле маскирующих план односторонних уступок. Похоже, кому-то кажется, что в новой упаковке неудачи прошлых попыток каким-то невероятным образом все же приведут к успеху в будущем. 

Фактически, план Ганца-Ашкенази-Яалона - это не что иное, как отчаянная и довольно прозрачная попытка спасти умирающую доктрину "двух государств, для двух народов", подключив ее к аппарату искусственного дыхания. 

Моше Яалон и Бенни Ганц. Фото: Reuters/Amir Cohen

 

Больше уступок

В ходе выступления, посвященного началу кампании продвижения этой программы, генерал-майор (в резерве) Амос Ядлин перечислил многочисленные неудачи попыток реализовать решение с "двумя государствами", которые, по его словам, "привели к застою и кровопролитию". По словам Ядлина, раскол между Газой и Рамаллой, политическая слабость, но прежде всего - идеологический экстремизм делают невозможным достижение постоянного, всеобъемлющего, всестороннего и подписанного соглашения".

По сути дела, Ядлин озвучил как раз то, о чем противники идеи "двух государств" говорят уже многие годы. Вот только, вместо того, чтобы прийти к естественному логическому выводу о бессмысленности очередных попыток реализации принципа "двух государств", он сделал прямо противоположное. 

Вопреки всем многочисленным и подробно перечисленным самим же Ядлиным недостаткам идеи "двух государств", план прямо указывает на то, что его "стратегической целью" является "сохранение варианта с двумя государствами". Одним словом, вновь ставится задача достижения той самой цели, которая по признанию самих же исследователей INSS, уже провалилась в прошлом, не может быть осуществлена в будущем, и хуже того, в попытках ее реализации заложены весомые угрозы на протяжении всей обозримой перспективы. 

Критикуя задним числом "Программу размежевания с Газой", INSS, тем не менее, предлагает план, крайне напоминающий своей аргументацией обоснования того самого провального и ужасного процесса. Вновь та же самая "решительная" риторика используется ради оправдания односторонних израильских уступок. 

Стоит подчеркнуть это снова, со всей ясностью: INSS рекомендует повторить именно то, что уже было безуспешно испытано в прошлом, только на этот раз в гораздо большем масштабе. 

Именно на это намекал Бенни Ганц, когда заявил жителям окрестностей Газы, что "в отношениях с соседями мы должны меньше говорить о том, на что не согласимся, и гораздо больше о том, чем готовы поступиться ради лучшего будущего". Или когда заметил в интервью изданию "Идиот Ахронот", что, мол, "следует извлечь уроки из ухода из Газы, чтобы реализовать их в других местах". 

Вопросы без ответов

После внимательного изучения плана, трудно избежать вывода о том, что его главной целью является вовсе не содействие будущему урегулированию конфликта с палестинскими арабами или улучшение безопасности Израиля, а ликвидация еврейских поселений в Иудее и Самарии. 

К слову, аналогичным подозрением поделился со мной и один из отставных генералов Армии обороны Израиля, являющийся убежденным противников программы. 

В общих чертах программа INSS предлагает Израилю завершить строительство разделительного забора, а затем объявить об отказе от каких бы то ни было претензий на суверенитет над любым районом Иудее и Самарии за пределами этого забора. Строительство в крупных поселенческих блоках будет продолжено, но всякое строительство и поддержка еврейских общин за забором полностью прекращена. 

Помимо этого, авторы плана предлагают Израилю передать палестинским арабам полномочия в вопросах безопасности в "зоне B". Иными словами, перепоручить нашу безопасность тем самым лихим парням, чей "идеологический экстремизм" предотвращает любые шансы на достижение мирного соглашения. Вдобавок, Израиль должен будет выделить до 25 процентов площади "зоны С" для "развития инфраструктуры и экономических проектов, направленных на стимулирование палестинской экономики". 

По поводу того, где и каким образом Армия обороны Израиля должна быть развернута, в целях обеспечения безопасности страны, в плане говорится, что армейские силы будут расположены по внешнему периметру Иудеи и Самарии - "сохраняя поддержку оперативной свободы на палестинских территориях, и, продолжая нести ответственность за безопасность до тех пор, пока не будет достигнуто иное соглашение". 

Это предложение не дает ответа ни на вопрос о том, кто станет гарантировать безопасность и защиту еврейских общин в "зоне С" за разделительным забором, ни как это будет сделано. Будут ли, скажем, силы Армии Обороны Израиля иметь право вмешиваться лишь в случае нападений, будут ли они ограничены в возможностях предотвращать подобные атаки, или должны будут, оставаясь развернутыми за забором, подвергать себя тем самым опасности? 

Ясно, что дислокация армии в тех районах, от суверенитета над которыми Израиль откажется (признавая тем самым, чужое суверенное право), в конечном счете породит колоссальное давление, как внутри страны, так и на международном уровне, требующее немедленного вывода этих сил. Поэтому Израиль рано или поздно будет вынужден эвакуировать как армейские базы, так и оказавшиеся без защиты общины, причем, без какой-либо компенсации со стороны палестинских арабов. 

Медленное отступление

Хотя в INSS утверждают, будто бы их программа не повторяет процесс одностороннего отступления из сектора Газы, фактически это именно оно, но только осуществляемое поэтапно, а не сразу. 

Иными словами, вместо немедленного уничтожения еврейских поселений, INSS предлагает оставить их умирать постепенно. Вместо прямых указаний об отступлении армии предлагается создать условия, которые сделают дальнейшее армейской присутствие в этих областях невозможным. 

Так или иначе, но в итоге, конечный результат будет тем же: односторонняя ликвидация всякого еврейского присутствия, военного и гражданского, за пределами разделительного забора. 

Что касается Иорданской долины, имеющей стратегическое значение для безопасности Израиля, план INSS предусматривает "создание Израилем зоны безопасности (большая часть которой будет находиться в долине реки Иордан, включая стратегические объекты и трассы), которая останется под израильским контролем до тех пор, пока не будет достигнуто соглашение об удовлетворяющих Израиль договоренностях по обеспечению безопасности и не возникнет ответственная и функционирующая палестинская власть". 

Однако, что именно должна представлять собой эта самая "ответственная и функционирующая палестинская власть". А главное, кто будет решать, является ли она таковой? Что произойдет, если она нарушит соглашения или будет свергнута экстремистским режимом? Что произойдет, если она вообще не возникнет? Какова будет тогда судьба областей, имеющих стратегическое значение? 

На все эти вопросы прославленные командиры ответов не предлагают. При этом не обязательно быть особо выдающимся провидцем, чтобы спрогнозировать неизбежный исход подобного одностороннего отступления без соглашения и без гарантий безопасности, как это уже было в Южном Ливане и в Газе.

Еще один аспект, особо подчеркнутый в плане, - необходимость "уменьшить трение" между евреями и арабами, также является аргументом хорошо известным нам еще со времен размежевания, и приведшим в итоге к уже трем военным операциям, международному осуждению Израиля и продолжающейся конфронтации на границе с сектором Газы. 

История с Газой ясно показала лишь то, что попытка "уменьшить трение", отнюдь, не убедила палестинских арабов прекратить атаки против Израиля, но скорее уж, наоборот, подстегнула их энтузиазм еще больше. 

Более того, наивное предположение, будто палестинские арабы согласятся принять гораздо меньше, чем уже предлагалось им в прошлом, указывает лишь на полный отрыв от реальности авторов программы. 

Стоит подумать еще раз

Все вышеперечисленные аргументы приводят к одному неизбежному выводу, состоящему в том, что настоящей целью плана Ганца-Буги-Ашкенази является вовсе не достижение мира, а лишь уничтожение еврейских поселений в Иудее и Самарии, причем с попутным нанесением серьезного ущерба безопасности Израиля. Фактически, это единственное "достижение", которое может быть реализовано подобной программой. 

В рамках яростного и интенсивного маркетинга своего плана, INSS использует демагогическую риторику, цель которой скрыть многочисленные и серьезные недостатки программы. По словам Ядлина, план должен стать своего рода навигатором WAZE, намечающим израильским политикам оптимальный путь для достижения желаемой цели. 

Вот только, как известно, навигационное приложение не особо интересуется самой целью и лишь выбирает кратчайший путь к ней. Но даже, казалось бы, самый оптимальный путь может в конечном итоге привести к очень опасной цели, и именно туда ведет нас крайне рискованный и совершенно оторванный от реальности план Ганца, Яалона и Ашкенази. 

Д-р Мартин Шерман, МIDA

Перевод Александра Непомнящего

counter
Comments system Cackle