Появится ли "арабское НАТО"
Фото: Reuters
Появится ли "арабское НАТО"

Вашингтон форсирует идею создания Ближневосточного стратегического альянса 

По сообщениям американских и арабских СМИ, уже более полугода администрация президента США Дональда Трампа продвигает инициативу создания под своей эгидой военного союза из нескольких стран Ближнего Востока, который получил название "Ближневосточный стратегический альянс" (Мiddle East Strategic Alliance - MESA). 

Суть новой концепции в том, чтобы, как предполагают сподвижники президента Трампа, объединить дружественные Америке режимы Ближнего Востока в некое подобие блока НАТО, но уже с арабской спецификой. Предварительно в состав "арабского НАТО" войдут Иордания, Египет и шесть государств Персидского залива (Бахрейн, Катар, Кувейт, Объединенные Арабские Эмираты, Оман и Саудовская Аравия). 

Правда, следует сказать, что сегодня этот список выглядит более чем оптимистично, поскольку существует весомое препятствие на пути к такому альянсу, а именно конфликт между Саудовской Аравией и ОАЭ с одной стороны и Катаром - с другой. Хотя в последнем расположена самая крупная в регионе военная база США, Катар в настоящее время числится в изгоях и за год своей изоляции в арабском мире существенно улучшил отношения с Ираном. Оман традиционно придерживается нейтралитета, а вооруженные силы Кувейта и Бахрейна вряд ли смогут выделить в будущий альянс более сотни-двух военнослужащих. Египет же, к примеру, отказался от расквартирования войск в Сирии. 

В итоге реальными бенефициарами формирования Ближневосточного стратегического альянса (БСА) являются Саудовская Аравия, ОАЭ и США. В случае успешной реализации этой идеи будет наверняка помпезно объявлено о "достижении небывалого успеха в борьбе с международным терроризмом и иранской агрессией", а также о "формировании уникального в своем роде альянса, который стал возможен только благодаря продуманной и дальновидной политике Белого дома". 

Иранские лидеры отмечают, что создание нового союза не позволит разрешить кризис отношений на Большом Ближнем Востоке. Даже наоборот, такой шаг приведет к еще большей эскалации и "углублению пропасти между Ираном, его региональными союзниками и арабскими странами, которых поддерживают США". 

Тем не менее сегодня эта идея набирает все большее и большее ускорение. 

Мероприятия Госдепа 

Впервые о создании такого рода коалиции заговорили в прошлом году в Саудовской Аравии во время визита в Эр-Рияд президента США Дональда Трампа. Тогда руководство Саудовской Аравии высказало мысль, что неплохо было бы заключить некий "пакт о безопасности". А в 2018 году о размещении "арабских сил" на территории Сирии заговорили уже в США. Главными лоббистами проекта на Ближнем Востоке стали Саудовская Аравия и Объединенные Арабские Эмираты, неспособные собственными силами справиться с иранской экспансией. 

Впрочем, помимо "иранской ядерной угрозы" существует еще один важный фактор: предупреждение Тегерана о том, что он сможет перекрыть Ормузский пролив, через который проходит основная часть нефтяного морского трафика. На настоящий момент этот пролив является единственным морским путем, позволяющим экспортировать газ и нефть, добываемые в странах Персидского залива, в третьи страны - в частности, в Японию, США и в страны Западной Европы. 

Белый дом хочет создать более мощную связь между теми силами и средствами, которыми располагают арабские страны. Вашингтон также заявляет об усилении экономических и дипломатических связей в регионе. Однако такие меры, очевидно, ухудшат отношения между США и Ираном, которые уже серьезно испортились с начала президентства Дональда Трампа. 

В конце июля с.г. Государственный департамент США подтвердил, что Эр-Рияд и семь других потенциальных членов планируемого "арабского НАТО" собираются провести специальную встречу, чтобы приступить к внедрению в жизнь выдвинутой Вашингтоном идеи. В Белом доме будущий союз называют мерой противодействия иранскому терроризму, экстремизму и агрессии. "Арабское НАТО" должно обеспечить поддержание стабильности ситуации на Ближнем Востоке. 

Большую часть сентября заместитель помощника государственного секретаря по делам арабских стран Тим Лендеркинг потратил на проведение серии мероприятий челночной дипломатии с целью подготовки почвы для проведения в январе будущего года под эгидой США саммита по вопросу образования Ближневосточного стратегического альянса. Как сообщили информированные источники газеты Washington Times, усилия дипломата дали положительные результаты и в конце сентября на полях Генассамблеи ООН госсекретарь Майкл Помпео провел совещание с министрами иностранных дел Бахрейна, Египта, Иордании, Кувейта, Омана, Саудовской Аравии и Объединенных Арабских Эмиратов по вопросу подготовки этой встречи. 

Официальные лица в Белом доме назвали организованный Помпео форум Советом по кооперации в заливе (GCC+2 Ministerial) и считают его весьма продуктивной акцией. А официальная представительница Госдепа Хизер Науэрт объяснила, что проведенные переговоры были "сосредоточены на создании БСА, контролируемого объединенным Советом по кооперации в Заливе, чтобы обеспечить процветание, безопасность и стабильность в регионе". 

Предложенный американцами БСА пока является лишь идеей на раннем этапе обсуждения, однако в случае его создания этот альянс будет нацелен на урегулирование кризисов в регионе, заявил РИА Новости министр иностранных дел Иордании Айман Сафади. "Пока это идея на раннем этапе. Для того чтобы увидеть, каким будет окончательный формат, необходимо провести множество дискуссий. Иордания всегда верит, что мы должны работать совместно, чтобы решить проблемы и урегулировать кризис", - заявил министр. 

По словам Сафади, на встрече были предложены идеи для "формирования коллективного механизма для решения региональных проблем". "Мы проведем позитивный диалог, чтобы убедиться, что в результате любого нашего решения будет создана структура, позволяющая коллективно решать проблемы и достигнуть мира, стабильности и безопасности. В нашем регионе много кризисов, которые имеют последствия как для региона, так и для всего мира, однако любое коллективное стремление поможет нам их решить", - добавил иорданский министр. 

Создание альянса откладывается 

27 октября с.г. в рамках ежегодной конференции по безопасности в Манаме (Manama Dialogue 2018) глава МИД Бахрейна Халид бин Ахмед аль-Халифа объявил, что формирование Ближневосточного стратегического альянса, вероятно, осуществится в будущем году. 

Ежегодная региональная конференция по безопасности стран Персидского залива ежегодно проводится в Бахрейне с 2004 года. Ее организатором является Международный институт стратегических исследований (МИСИ), филиалы которого расположены в Лондоне, в США, в Азии и на Ближнем Востоке. Основными участниками заседаний МИСИ являются страны - члены Совета сотрудничества государств Персидского залива (Бахрейн, Кувейт, Оман, Катар, Саудовская Аравия, Объединенные Арабские Эмираты). Для участия в заседаниях института приглашаются Австралия, Китай, Франция, Германия, Индия, Япония, Пакистан, Россия, Сингапур, Турция, Англия, США, Египет и Иордания. Первоначально это собрание именовалось "Диалог в Заливе", но позднее стало называться конференцией. 

Впервые проект создания БСА был предметно обсужден на политическом и экспертном уровнях весной прошлого года, когда с визитами в Вашингтоне побывали два арабских лидера. Сначала наследный принц (на тот момент еще вице-кронпринц) и министр обороны Саудовской Аравии Мухаммед бин Салман в рамках пятидневного турне, проходившего 13-17 марта, обсуждал эту идею в Белом доме с президентом Дональдом Трампом. Затем к дискуссиям был подключен и президент Египта Абдель Фаттах ас-Сиси, который в начале апреля был принят в Белом доме. В обоих случаях, как указывали источники в американской администрации, консультации вокруг выдвинутой Трампом идеи с четким антииранским контекстом имели позитивный характер. Стороны согласились на том, что такой аналог евроатлантического блока арабскому миру нужен и даже необходим, прежде всего чтобы противостоять растущему влиянию Ирана в регионе. 

Мухаммед бин Салман и Дональд Трамп. Фото: Reuters

 

Уже на том этапе у всех лидеров было четкое понимание: инициатива создания нового регионального союза должна быть воспринята с пониманием не только Соединенными Штатами и их союзниками - странами Персидского залива. Идеологи "арабского НАТО" полагают, что его состав должен быть максимально широким, а отношение к нему со стороны региональных держав - минимально враждебным. 

В конце июля представители американской администрации заявляли, что твердое намерение Трампа добиться поставленной цели сохраняется и степень стремления президента к реализации этого замысла постоянно растет. В середине осени глава Белого дома намеревался собрать лидеров восьми арабских стран и самым серьезным образом рассмотреть с ними возможность формирования нового военно-политического блока на Ближнем Востоке. 

Этим блоком предполагается охватить такие сферы, как создание объединенной региональной системы ПВО и ПРО, военная подготовка и проведение совместных учений, а также тесное сотрудничество контртеррористических служб. Если блок покажет свою эффективность, то вполне возможно обращение и к более тесным военным контактам вплоть до заключения договора о коллективной безопасности, взаимопомощи и формирования совместных воинских контингентов "арабского НАТО". 

Как уже отмечалось, инициатива по созданию арабского альянса принадлежит президенту США Трампу. Этот факт, как и преобладающая антииранская составляющая будущего блока, не скрывается руководством восьми указанных государств. Однако масштабный американской проект на Ближнем Востоке, призванный стать "опорой стабильности" региона, о чем недавно заявил глава бахрейнского внешнеполитического ведомства, на своем пути столкнулся с серьезными барьерами. Этим и объясняется перенос начала проведения мероприятий по созданию БСА на 2019 год, хотя изначально администрация Трампа намеревалась сделать это значительно раньше. Еще в первой половине года представители Белого дома обозначили середину октября как приблизительную дату созыва учредительного саммита в Вашингтоне. Однако шансы на ударный темп формирования альянса были довольно малы, а после инцидента с убийством саудовского журналиста Джамала Хашогги реализацию идеи пришлось окончательно отодвинуть на перспективу следующего года. 

Главный враг - Иран 

Следует отметить, что на протяжении многих лет практически все государства Персидского залива финансировали террористическую деятельность. Совершившие теракты 11 сентября 2001 года были в основном выходцами из Саудовской Аравии, которая за последние несколько десятилетий потратила около 100 млрд долл. на пропаганду ваххабизма. Эр-Рияд и Абу-Даби принимали активное участие в дестабилизации ситуации в Йемене, Ливии, Сирии и Ливане. Вопреки позиции Вашингтона Кувейт, Оман и Катар поддерживают отношения с Тегераном. И в конечном итоге может сложиться такая ситуация, что все члены нового альянса будут воевать друг против друга. 

Особо заметим, что между странами, которые США хотят включить в состав БСА, не существует согласия. Саудовская Аравия и ОАЭ хотят реально управлять своими соседями и стремятся навязать им свои политические воззрения. Они начали разрушительное вторжение в Йемен, вынудили своих соседей изолировать Доху и даже планировали вторгнуться в Катар. Из-за серьезных экономических и политических проблем Иордания сосредоточилась в основном на внутренней политике. В Бахрейне суннитская монархия сделала акцент на подавлении шиитского большинства, Египет из-за экономических проблем готов выступить в качестве наемника Эр-Рияда и Абу-Даби, а независимый курс Катара является предметом постоянного раздражения для Саудовской Аравии и ОАЭ. 

Нельзя не отметить и тот факт, что Иран не способен доминировать на Ближнем Востоке. Он сталкивается с серьезными политическими и экономическими проблемами, а его ВС так и не смогли прийти в нормальное состояние после свержения шаха. В 2017 году военные расходы Тегерана составляли около 16 млрд долл., в то время как оборонные траты Саудовской Аравии равнялись 77 млрд, а ОАЭ - 25 млрд. У Тегерана нет сил, чтобы провести блицкриг в отношении своих соседей, не говоря уже о более удаленных странах, таких как Египет. 

Так что на современном этапе создание "арабского НАТО" имеет довольно туманные перспективы. Здесь существует чрезмерно много весьма значимых "но". И главное из них состоит в том, что сегодня такой союз не способен предоставить региональным правительствам Ближнего Востока и арабского мира в целом политическую легитимность. Коррумпированные авторитарные монархии не пользуются популярностью у арабской общественности, особенно молодежи. Чтобы как-то выжить, их правители должны применять репрессии. БСА может официально позволить арабским монархам привлекать американских военных в качестве репрессивного аппарата и официально превратить заокеанских солдат в своих телохранителей. Конечно, это отвечает интересам арабских королей, однако мало совпадает с интересами Вашингтона. 

Как сообщает Washington Times, министр обороны США Джеймс Мэттис заявил о своей поддержке "арабского НАТО", которое будет включать Катар, несмотря на продолжающиеся дипломатические конфликты Дохи с Эр-Риядом и его союзниками на Ближнем Востоке. "США поддерживают стратегически важный ближневосточный союз "арабское НАТО", который объединяет всех арабских партнеров для решения общих задач и намерен воплотить планы по созданию "арабского НАТО" в жизнь", - заявил Мэттис на пресс-конференции в Пентагоне после встречи с министром обороны Катара Халидом аль-Аттыйя. При этом глава Пентагона акцентировал внимание на военной поддержке Катаром миссии США и НАТО в Афганистане, что, по его мнению, является доказательством того, что Доха при создании арабского альянса будет всеми силами поддерживать интересы Вашингтона и его союзников.

counter
Comments system Cackle
Загрузка...