Чисто саудовское убийство
Фото: Reuters
Чисто саудовское убийство

Примут ли США серьезные меры против Саудовской Аравии 

Убийство саудовского журналиста привело к неожиданным и масштабным политическим последствиям далеко за пределами арабской монархии. И ставки в этом противостоянии становятся все выше. 

Фото: Reuters

 

История убийства оппозиционного саудовского журналиста и колумниста The Washington Post Джамаля Хашогги (как произносят на Западе), или Хашокджи - как примерно звучит его фамилия в Саудовской Аравии (так по-арабски исказилась турецкая фамилия его дедушки - Кашыкджи), хоть и обрастает новыми подробностями, в целом уже всем известна. Поэтому достаточно ограничиться кратким изложением. 

Довольно либеральный по меркам Саудовской Аравии журналист Джамаль Хашокджи эмигрировал из Саудовской Аравии в 2010 году, жил преимущественно в Лондоне, а в 2017-м перебрался в США. Кстати, что часто упускают из виду многие комментаторы, Хашокджи был не просто журналистом, а выходцем из влиятельнейшей саудовской семьи. Например, миллиардер и торговец оружием Аднан Хашогги (или Хашокджи, если произносить его фамилию согласно его тюркскому происхождению) - его дядя. Дедушка журналиста был личным врачом короля Абдель-Азиза, основателя современной Саудовской Аравии и основоположника ее нефтяного процветания. 

Тем не менее колонки Хашокджи в The Washington Post были очень критичны в отношении правящей семьи и конкретно фактического главы Саудовской Аравии 33-летнего наследного принца Мухаммеда бен Сальмана (МБС). Отец МБС, король Сальман бен Абдель-Азиз стар и болен, так что его вмешательство в дела королевства минимально. 

2 октября 2018-го Хашокджи исчез после посещения консульства Саудовской Аравии в Стамбуле. Власти Саудовской Аравии отрицали причастность к инциденту. Однако перед тем как стало ясно, что турецкая полиция посетит здание консульства, саудиты признались в убийстве Хашокджи "по ошибке" в процессе неудачного допроса. 16 октября турецкие власти были допущены в здание консульства и заявили о следах насильственной смерти журналиста.

Заметим, что отношения Эр-Рияда и Анкары исключительно плохи (как и лично МБС и Эрдогана). Правящая в Турции Партия справедливости и развития связана с международным движением "Братья-мусульмане", близок к которому был и Хашокджи. "Братья-мусульмане" поддерживаются также и сверхбогатым крошечным эмиратом Катар, также выходцем из них был и свергнутый экс-президент Египта Мохаммед Мурси. Фактически поддержка и противостояние "Братьям-мусульманам" - это современная линия разлома в мусульманском мире, наравне с суннитско-шиитским разломом. 

Как бы то ни было, турки дозированно выкладывают все новые порции скандальной информации - не просто так, а для поддержания стабильного интереса мировых СМИ к теме. В этом контексте  

убийство оппозиционного журналиста в здании консульства, да еще и на территории довольно враждебной Эр-Рияду страны, было не только преступлением, но и верхом глупости.

Кстати, о чем тоже редко упоминают, саудовские посольства и консульства и раньше неоднократно обвиняли в похищении людей в третьих странах, поэтому, возможно, спецслужбы и утратили осторожность, ведь другие случаи такого внимания не привлекали. 

Эрдоган, как опытный политик, использовал скандал по максимуму. 

2 ноября в своей колонке в газете The Washington Post Эрдоган написал о том, что приказ об убийстве Хашокджи исходил от "самых высоких лиц в руководстве Саудовской Аравии". При этом он отмел подозрения в адрес короля Сальмана. Разумеется, это прозрачный намек на МБС. 

Чтобы турки хоть как-то угомонились и прекратили разогревать скандал, в Анкару еще в конце октября отправился влиятельный саудовский принц Халид бен Фейсал, который пообещал предоставление Турции многомиллиардной финансовой помощи - только замолчите! Очень кстати для переживающей полномасштабный финансовый кризис Турции. 

Пока, впрочем, турки не умолкают. Кроме саудовского принца посетил Анкару и госсекретарь США Майк Помпео. После чего Эрдоган намекнул, что США могут закрыть дело турецкого банка Halkbank, против которого в США ведется расследование по делу о нарушении антииранских санкций США в 2012-м. 

Раскол из-за убийства 

У США своя позиция в этой истории. Точнее, как минимум две противоположные позиции, прямо по линии текущего раскола между Трампом и атакующими его демократами. 

Сначала Трамп отреагировал на ситуацию довольно амбивалентно. В начале октября, когда саудиты еще не признались в убийстве, в интервью телеканалу CBS он пообещал "суровое наказание" для властей Саудовской Аравии, если будет установлена их причастность к исчезновению Хашокджи. Однако когда Эр-Рияд признался в "ошибке", Трамп защитил МБС, заявив, что кронпринц сможет справиться с этим делом: "He’s seen as a person who can keep things under check". 

Трамп выгораживал наследника престола неспроста. В США неосторожного кронпринца поддерживают советник и зять Трампа Джаред Кушнер и связанное с последним израильское лобби. Поддерживают не просто так, а в надежде, что будущий король поставит саудовскую печать под будущим американским мирным планом урегулирования палестино-израильского конфликта. 

Да-да, жизнь идет своим чередом, и отношения между Саудовской Аравией и Израилем очень сильно потеплели в последние годы, прежде всего на фоне общей ненависти к Ирану. Скандал вокруг убитого журналиста мог поставить под вопрос передачу власти МБС, а значит, и эти планы. Поэтому цель Трампа заключалась в риторическом возмущении без особых действий. 

Однако у ведущих настоящую холодную войну против Трампа демократов другая позиция. Для них убийство Хашокджи - новый повод для атаки на ненавистного президента. 

Хашокджи работал на рупор демократов The Washington Post. Это влиятельное издание с недавних пор принадлежит главе Amazon Джеффри Безосу, который недавно стал первым в истории сентимиллиардером, то есть человеком с состоянием более $100 млрд. Безос и Трамп любят друг друга приблизительно так же, как МБС и Хашокджи. Правда, пока обходятся без убийств. Тем не менее Трамп регулярно нападает на Amazon и The Washington Post в своем Twitter, а The Washington Post отвечает ему взаимностью. 

Неудивительно, что сразу после исчезновения Хашокджи The Washington Post призвала к отмене сделок по продаже оружия Эр-Рияду и к санкциям против монархии, если Трамп проявит пассивность. 

Сенатор-демократ Бенджамин Кардин, один из авторов антироссийских санкций, также заявил, что к саудитам надо применить "глобальный акт Магницкого". Примкнули и консервативные республиканцы, не вполне лояльные Трампу, например сенатор-республиканец Линдси Грэм. Комитет Сената по международным отношениям еще в середине октября обязал администрацию Трампа в течение 120 дней доложить Конгрессу о том, что произошло, после чего ввести санкции против виновных. 

Спасти и вразумить 

Надежда Трампа на тихое затухание скандала не оправдалась. Благодаря активным туркам чуть не каждый день всплывают новые макабрические подробности дела. 9 ноября The New York Times написала, что администрация Трампа со дня на день собирается ввести санкции против Саудовской Аравии. 

Это логичный ход. Со стороны Трампа объявление санкций будет превентивной мерой для предотвращения более жестких мер со стороны Конгресса. На поверхности - наложить санкции на второстепенных "стрелочников" и прекратить техническую помощь Эр-Рияду в войне с йеменскими повстанцами (дозаправка топливом саудовских самолетов в воздухе). Скрытая цель - вывести из-под удара МБС и косвенно - своего зятя Кушнера. 

Еще одна цель - вразумить кронпринца. МБС и до убийства Хашокджи был, мягко говоря, неосторожен. Как во внешней политике (блокада Катара, война в Йемене, задержание в Эр-Рияде премьер-министра Ливана, отзыв посла Канады), так и во внутренней - арест группы влиятельных принцев-соперников в прошлом году. Даже для его сторонника Трампа такое экстравагантное поведение - это чересчур, в особенности дрязги с другим американским союзником - Катаром. 

Возможной уступкой МБС Трампу в ответ на символические мягкие санкции могло бы стать прекращение войны в Йемене и саудовско-катарского конфликта.

МБС на недавней конференции "Инвестиционная инициатива будущего" ("Давос в пустыне") неожиданно похвалил экономику Катара, охарактеризовал ее как "сильную" и предрек ее рост. Тем самым он косвенно признал провал саудовской экономической блокады Катара. 

Окончание саудовской военной операции в Йемене, а также завершение конфронтации с Катаром необходимо Вашингтону для формирования нового суннитского арабского альянса, направленного против Ирана, который, видимо, должен заменить ориентированный на Эр-Рияд Совет сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ) и Лигу арабских государств. 

К сговорчивости МБС подталкивает и то, что, как сообщает онлайн-портал Middle East Eye, в Саудовскую Аравию после продолжительного отсутствия (он долгое время жил в Лондоне) возвратился младший брат короля Сальмана, принц-диссидент 76-летний Ахмед бен Абдель-Азиз, дядя МБС. Главред Middle East Eye Дэвид Хёрст отмечает, что принц-диссидент решился на этот шаг только после того, как официальные лица США и Великобритании гарантировали ему безопасность на родине. 

Реформатор 

Ахмед бен Абдель-Азиз всегда открыто критиковал племянника. Но то, что он сможет отстранить МБС от власти, пока очень сомнительно. Дело в том, что МБС, как реально сильная личность, за пару лет подмял под себя почти весь бюрократический, военный, политический и экономический аппарат монархии. До МБС власть монарха была далека от абсолютной, фактически это была династическая, или консенсусная, монархия, где власть короля была скорее властью арбитра между разными конкурирующими ветвями правящей семьи. Представители ее (семья ас-Сауд, спасибо многоженству, по разным оценкам, насчитывает 7–15 тыс. человек, самых влиятельных - около 2 тыс.) занимали все ключевые силовые и административные посты, а монарх наблюдал за более или менее справедливым разделением нефтяной ренты между ними. 

Как отмечает арабист Майкл Херб, "династическая монархия" способствовала политической стабильности. Правящая семья пронизывала всю властную систему, соответственно, ее политическая устойчивость была выше, чем когда монарх был изолирован от элит, то есть его родственники не были представлены во властной бюрократии. Последний король Ливии Идрис и персидский шах Мохаммед Реза Пехлеви не имели представителей семьи на ключевых постах и в итоге были свергнуты. 

Именно эту консенсусную монархию 33-летний кронпринц разрушил, либо очень близок к этому. Год назад он арестовал чуть не половину высшей элиты монархии, среди которых было множество влиятельных принцев, миллиардеров и принцев-миллиардеров. Потом, правда, почти всех выпустил на свободу, но унизил и даже якобы вытряс из них какие-то деньги. До того молодой принц обошел предыдущего наследника престола - двоюродного брата, 57-летнего министра внутренних дел наследного принца Мухаммеда бен Наифа. Но кузен в итоге отправился под домашний арест. 

Мы мало что знаем о спорах внутри саудовского правящего дома, возможно, экстравагантным кронпринцем многие недовольны. Особенно после унижений и арестов. Но тем не менее в публичной сфере даже бывшие арестанты выражают лояльность МБС. Например, самый богатый саудовец, мультимиллиардер принц аль-Валид бен Таляль, отпущенный на свободу только после трех месяцев ареста, теперь верноподданнически заявляет о своем убеждении в полной непричастности МБС к произошедшему. А еще говорит, что МБС - революционный реформатор в экономическом, социальном и политическом смысле. Видимо, этот очень влиятельный принц понимает, что сместить МБС в результате текущего скандала не удастся, его позиции в монархии слишком крепки. 

Если это действительно так, стоит ожидать много интересного в этом и без того беспокойном регионе Персидского залива. Остается только надеяться, что без крови. Впрочем, проблемы МБС на внешнем фронте могут быть серьезнее. Американские демократы все еще могут попытаться подпортить жизнь и карьеру монарха, если это будет согласоваться с их основной целью - скинуть или хотя бы ослабить Трампа. В особенности если этот скандал не будет замещен какими-то другими привлекающими внимание общественности событиями.

counter
Comments system Cackle
Загрузка...