Размышления о ситуации в ХАМАСе
Фото: Getty Images
Размышления о ситуации в ХАМАСе

Как мы уже говорили ранее, ситуация в Сирии вызвала системный кризис в ХАМАСе, что безусловно скажется не только на всем спектре ближневосточного урегулирования (БВУ), но и на расстановке сил внутри «мусульманского братства». ХАМАС, который долгое время являлся верным союзником (а вернее-вассалом) Дамаска и Тегерана, сейчас фактически распался на фракции. Это чревато образованием в регионе нескольких групп (в том числе и салафитского толка), которые будут тяготеть к различным центрам суннитской силы (КСА. Катар, Египет и т.п.) Несомненно, кто-то из руководства ХАМАС будет продолжать поддерживать контакты и с иранцами, и с сирийцами, но основная тенденция налицо: как суннитское движение и филиал «Братьев-мусульман» ХАМАС, безусловно будет постепенно отходить от ирано-сирийской орбиты.

По большому счету именно по этому водоразделу сейчас проходит основной конфликт между уже бывшим лидером движения Халедом Машалем и руководителями из сектора Газа Исмаилом Хания и Махмудом аз--Захаром. Многие эксперты полагают, что последние двое продолжают тяготеть к Тегерану и Дамаску. Это верно лишь отчасти. Вернее, И. Хания действительно продолжает поддерживать контакты с иранцами. Особенно с учетом того, что после «измены» Х.Машаля в Сектор перебрался один из основных координаторов отношений с КСИР Имад аль-Алами. До недавнего времени он курировал закупки вооружений и финансовую помощь именно с иранского направления. Сейчас он является советником И.Хания, и соответственно «работают его старые связи». М.аз-Захар больше сосредоточен на «египетском направлении». Он имеет традиционные и доверительные отношения с руководством египетских «Братьев-мусульман» и соответственно отрабатывает это направление взаимоотношений. Это не свидетельство разности подхода в руководстве Сектора по вопросу ориентации на внешнего союзника, это – диверсификация подходов, естественная в условиях безвременья. При этом очевидно, что «египетская линия» более актуальная для выживания сектора Газа, чем та же «иранская». Основной задачей руководства ХАМАСа в секторе Газа является ликвидация блокады со стороны АРЕ, или хотя бы ее минимизация. Иран резко уменьшил выделяемые ассигнования и сосредоточился в основном на сирийско-ливанских делах. Много времени и средств у КСИР занимает реорганизация и подготовка иракской шиитской «Армии Махди», бойцы которого все активнее втягиваются в сирийские события. И не только. Премьер-министр Ирака Нури аль-Малики, который сейчас попал под шквал критики и со стороны курдов, и со стороны суннитских лидеров, усиливает «шиитскую» составляющую в силовых структурах В частности, он планирует задействовать «Армию Махди» на охране нефтяных скважин и других объектов, вытеснив оттуда представителей иностранных частных охранных компаний.

Нельзя сказать, что Х.Машаль при этом курсирует между Иорданией и Катаром «в одиночестве». С ним ушло несколько членов политбюро ХАМАСа. Это, прежде всего, Мохаммед Наззал и Мохаммед Наср. И тот, и другой являются выходцами из Иордании, имеют паспорта королевства и должны, по идее, стать «мостиком» между Машалем и хамасистами в ИХК. Вообще надо отметить «сильные позиции» Машаля именно в этой арабской стране.

В это же время вероятный преемник Машаля (по версии его оппонентов) Мохаммед Марзук обосновался в Каире. Он по-прежнему является основным казначеем организации и сохраняет связи с иранцами и сирийцами. Однако выбор места его «добровольной эмиграции» не случаен и обусловлен, безусловно, приоритетным ориентированием на египетских «Братьев-мусульман», которые уверенно входят во все ветви высшей власти в стране. Это позволяет ему сохранять хорошие отношения и руководителями движения в секторе Газа. Марзук опирается в своей деятельности еще на двух членов политбюро ХАМАСа, которые находятся в оппозиции к Х.Машалю - это Иззат аль-Рашак и Сами Хатер, которые также перебрались в Каир.

Большинство полевых командиров ХАМАСа тем временем перебазировались из сирийских лагерей на территорию Судана. Это нельзя назвать какой-либо обдуманной политикой. Просто движение традиционно имеет хорошие отношения с суданским руководством, и многие его полевые командиры имеют паспорта этой страны.

Таким образом, можно констатировать, что ХАМАС в настоящее время переживает период «фрагментации», который будет усиливаться. При этом значительная часть руководства организации по-прежнему не желает идти на альянс с суннитскими монархиями, предпочитая лавировать между Ираном, Сирией и «Братьями-мусульманами», но явно тяготея к последним.

counter
Comments system Cackle