Революция Джина Шарпа
Фото: Reuters
Революция Джина Шарпа

Умер Джин Шарп - фигура легендарная, один из главных политических идеологов и социальных мыслителей, исследователей новейшей истории. На постсоветском пространстве, на Балканах, в Африке, Латинской Америке и в арабском мире его имя стало практически нарицательным. Как разработчика приемов приводящих к смене режима. 

Несколько дней назад в ночь с 28 на 29 января в США скончался у себя в доме в Бостоне Джин Шарп, который за неделю до этого отпраздновал свой 90-летний юбилей. Это был сутулый старик, который никогда не имел жены и детей. И жил в квартире, заваленной книгами, в которой кроме него нашлось место только собаке - огромному черному псу по кличке Цезарь. В последние годы с ним жил еще и ассистент, поскольку Шарп не мог уже ходить без посторонней помощи. Но мозг его до последних дней работал отменно. 

Смерть эта прошла почти незамеченной. 

Испугавший диктаторов 

Между тем, Джин Шарп - фигура легендарная, один из главных политических идеологов и социальных мыслителей, исследователей новейшей истории. Шарпа неоднократно номинировали на Нобелевскую премию. Он ни разу не стал ее лауреатом, может быть потому, что его теория стала слишком востребована жизнью. Этот кабинетный ученый создал высоколобую теорию – понятную, грубую, зримую. 

Джин Шарп один из главных исследователей и теоретиков не только прошедшего, но и нынешнего столетия. Его книги о ненасильственном свержении власти, о невооруженном протесте стали учебником для диссидентов разных стран, которые вынуждены были сопротивляться авторитарным и тоталитарным режимам. 

На постсоветском пространстве, на Балканах, в Африке, Латинской Америке и в арабском мире его имя стало практически нарицательным. Как разработчика приемов приводящих к смене режима, исследователя происхождения и потенциала ненасильственных протестов как альтернативы насильственным действиям. Ибо те, кто сделали невозможной нормальную политическую конкуренцию, сегодня гораздо больше боятся именно «революции Шарпа», а не обычных государственных переворотов. 

В заявлении бостонского Института имени Альберта Эйнштейна, основанного Шарпом в 1983 году, говорится: «Шарп посвятил свою жизнь изучению ненасильственной борьбы, глубокому изучению и документированию ее использования в человеческой истории, анализу того, как эта техника работает в зависимости от культуры, а также распространял результаты своей работы среди ученых, практиков, организаторов, правительственных учреждений, граждан и групп гражданского общества». 

Ученик Махатмы 

Идеолог цветных революций Джин Шарп родился в штате Огайо в 1928 году. Его отец был странствующим протестантским священником, пытавшимся вразумлять людей словом Божьим. Когда Джину исполнилось 11 лет, в Европе вспыхнула Вторая мировая война. Мальчик читал заметки о зверствах нацистов, о противостоящем им Советском Союзе, о сопротивлении величайшему злу в истории. Сам он потом говорил, что именно тогда стал интересоваться тоталитарными режимами как явлением. 

В 1946 году Шарп поступил в Университет Огайо, где через пять лет получил степень магистра социологии. Его юность пришла на мощнейшую послевоенную волну деколонизации. Его заинтересовало учение о ненасильственном протесте Махатмы Ганди, которое выгнало британцев из Индии. 

Будущий идеолог «мягкой силы» и сопротивления государству, считал, что если гражданин осуждает действия своего государства, то он, как минимум, не должен в них участвовать. 

«Если мне не нравится свадьба, то я на ней не танцую» - говорил когда-то Зеэв Жаботинский. 

В 1952 году Шарпа призвали на Корейскую войну. Он был против этой войны. Шарп отказался идти в армию. И провел девять месяцев в тюрьме за неповиновение. Уехал в Англию. Учился в Оксфорде. Жил в Норвегии. «В Норвегии я встречался с теми, кто боролся против фашистского режима и выжил, и узнавал о тех, кто погиб в этой борьбе. Я беседовал с евреями, избежавшими смерти, и с людьми, помогавшими их спасти», - вспоминал Шарп. 

В 1964 году в Оксфорде  Шарп защитил докторскую диссертацию: «Ненасильственные методы свержения режимов». 

Шарп пишет, что многие годы его очень волновал вопрос о том, как предотвратить или разрушить диктатуру. «Этот интерес отчасти основывался на вере в то, что людей нельзя подавлять и уничтожать, чем всегда и занимаются такие режимы. Веру подкрепляли книги и статьи о значении человеческой свободы, о природе диктатуры (от Аристотеля до литературы о тоталитаризме), об истории диктатур (в особенности нацистской и сталинской)». 

После чего вернулся в США. Это была Америка 60-х. А Шарп - один из академических бунтарей Гарварда. 

Кто же мог тогда знать, что бунтарь и диссидент, отказавшийся от службы в армии, 11 лет проведший в добровольной эмиграции, воспринимавшийся как интеллектуальное воплощение духа антиамериканизма, через пару десятков лет будет восприниматься как тайное оружие США (и шире Запада) в свержении враждебных режимов. Впрочем, почему тайное?! Вполне, можно сказать, явный, действенный, нуждающийся в сокрытии, метод. 

«Заграница нам поможет» 

Здесь нужно сразу отметить, что Шарп предлагал борцам не надеяться на иностранную помощь. И тем более: не становиться  клиентами или инструментарием чужих правительств. 

- Иностранные государства нередко терпят диктатуру и даже помогают ей, чтобы обеспечить свои экономические или политические интересы; 

- иностранные государства могут предать угнетенный народ и не сдержать своих обязательств (то есть не помочь ему) ради какой-то другой цели; 

-некоторые государства согласны бороться против диктатуры лишь для того, чтобы добиться экономического, политического или военного контроля над чужой страной; 

- иностранные государства могут активно вмешаться и действительно помочь только тогда, когда внутреннее сопротивление уже пошатнуло диктатуру и привлекло внимание международной общественности к ее жестокой природе.…

Государственный переворот, инициированный из заграницы, чаще всего, не приносит блага населению страны. Он может привести к смене одной диктатуры другой, перераспределению власти и ресурсов внутри элит, но не к необходимым структурным изменениям. 

В худшем варианте, страна, которой извне навязали смену режима, погружается на продолжительное время в состояние самоистребительного хаоса. 

Истоки теории 

Истоки теории Шарпа уходят своими корнями в глубокую древность. Сам он говорил, что ничего не изобрел, а просто обобщил уроки протестных движений прошлого, учения великих мыслителей, которые думали на эти темы, высказывания политиков, революционеров, историков, писателей.

Ганди, как известно, в вопросах ненасильственного сопротивления был учеником Льва Толстого, а Толстой пришел к своему учению благодаря оригинальной интерпретации христианства, буддизма, индуизма, китайских философов, исторических событий и пр. 

Джин Шарп - был прежде всего вдохновенным читателем и интерпретатором. Именно о таких говорил Конфуций, что только тот достоин быть учителем, кто способен, изучая деяния древних, научить изменять будущее. 

Шарп вычленил основные мудрые тезисы борьбы против угнетения и добавил к ним практические пошаговые методики. 

«Повелитель обезьян» 

Рассуждения Шарпа поэтому пестрят притчами. Например, вот притча Лю Цзи, китайского сочинителя XIV века, которая хорошо описывает уже забытое понимание политической власти:

«В государстве Чу один старик в качестве прислуги держал обезьян. Народ Чу называл его Повелителем обезьян. 

Каждое утро старик собирал их у себя во дворе и приказывал старейшей обезьяне вести остальных в горы, чтобы собирать фрукты. 

Каждая обезьяна должна была отдавать ему одну десятую собранного. Тех, кто не делал этого, безжалостно пороли.

Все обезьяны страдали, но не решались жаловаться. 

Однажды маленькая обезьянка спросила остальных: «Сажал ли старик эти деревья и кустарники?»

Ей ответили: «Нет, они сами выросли».

Тогда обезьянка опять спросила: «Разве мы не можем собирать фрукты без разрешения?»

Остальные ответили: «Можем».

Обезьянка не унялась: «Тогда почему мы должны служить старику?» 

Она еще не кончила говорить, как обезьяны все поняли и пробудились. Той же ночью, увидев, что старик уснул, обезьяны разрушили ограду, забрали фрукты, которые старик держал в хранилище, унесли их в лес и больше не возвращались. Вскоре старик умер от голода».

Лю Цзи говорил: «Некоторые правят своим народом с помощью обмана, а не с помощью справедливости. Разве они не похожи на повелителя обезьян? Они не догадываются о своей глупости. Как только их народ образумится, обман перестанет действовать». 

Шарп исходил из того, что всякая власть - держится на согласии подданных ее терпеть. Следовательно, падение всякой власти - начинается с пробуждения несогласия. И если оно будет достаточно распространено, то власть - обречена. 

Чему учил Шарп? 

Шарп не просто рассуждает. Он с методичностью создателей американских самоучителей (их в США за ХХ век вышло великое множество: от «Как перестать беспокоиться и начать жить» до «120 гарантированных способов затащить девушку в постель») выделил 198 методов ненасильственных акций, сгруппировав их в соответствии со связанными с ними уровнями риска, подготовки и воздействия.

После того, как в начале семидесятых появились его первые сенсационные книги, в мире произошло уже более 30 революций «по Шарпу». Книги были переведены на десятки языков. Их цитировали не только в академических работах и политологических дискуссиях, но и на митингах и демонстрациях. 

Британский журналист и кинорежиссер Руарид Эрроу, снявший документальный фильм о Шарпе «Как начать революцию» (How to Start a Revolution) в 2012 году, рассказал, что Шарп переживал, понимая, что сопротивление может стоить людям жизни: «Вы назовете их военными жертвами, но их будет меньше, чем, если бы вы предпочли насильственный способ решения. А ненасильственное действие может облегчить переход к демократии. Шарп анализировал модели и стратегии титанов ненасильственного сопротивления и просто разместил их в учебнике». 

Он учил, как находить ахиллесову пяту власти, как ударить диктатуру в ее слабое место, откуда взять силу, как включить механизмы изменений, как стратегически запланировать шаги в разразившемся хаосе, как, оставаясь реалистом, требовать невозможного… 

И еще он учил, что у людей, которые взялись за свержение режима, должны быть не только враги, но и реальные, хорошо представимые, позитивные политические цели. Они точно должны знать, чего они хотят добиться, когда вступают в борьбу. И как они будут этого добиваться. Иначе романтика цветной палатки возле баррикад на площади закончится, а вместо старого авторитаризма сядет новый, который ничем не лучше. 

Джин Шарп умер. Но джина, которого он выпустил из бутылки - нельзя загнать назад. От него остались его книги, его методы, его институт, его дело…

counter
Comments system Cackle