Демократия освобождает
Фото: Reuters
Демократия освобождает

27 января, в день освобождения Освенцима, когда весь цивилизованный мир отмечал День памяти жертв Холокоста, польский Сейм принял закон, отрицающий участие поляков в этом сугубо нацистском мероприятии. При чем тут поляки? Случались, конечно, отдельные неблаговидные инциденты, с кем не бывает. Но лагеря смерти на территории Польши были немецкие, обсуживающий персонал в них – украинский, венгерский, румынский и т.д., что же касается поляков, то они сами являются пострадавшей стороной и действовали только по принуждению все тех же немцев. 

Посему всякое утверждение о причастности поляков к преступлениям нацистов отныне будет караться в Польше лишением свободы сроком до 3 лет. Причем, независимо от гражданства утверждающего. Так что, автор этих строк, даже будучи гражданином Израиля, уже заслужил свои 3 года. 

Сидеть мне, видимо, придется в большой кампании израильских политиков, в один голос выразивших возмущение фальшивыми даже для политиков объяснениями польских коллег о якобы защите национальной гордости. В Израиле бережно чтут память поляков, спасавших своих еврейских соседей от смерти. Но помнят здесь и масштабы заинтересованности других поляков в предоставленных им нацистами возможностях. 

Помнят, что Польша была единственной страной в Европе, где и после войны происходили еврейские погромы. Когда чудом уцелевшие евреи пытались вернуться в свои дома. Помнят, как гордые поляки, даже после ухода немецких оккупантов сражались за бывшее еврейское, а теперь свое имущество, нажитое непосильным трудом в лагерях смерти и тяжелым компромиссом с чистой совестью. 

Европейское сообщество пока не высказало своего отношения к закону, принятому в стране, являющейся членом этого сообщества. Соблазнительно, конечно, применить недавний опыт ЮНЕСКО, признавшей всемирно известные памятники трех-тысячелетней еврейской истории культурным наследием палестинского народа, который объявил себя народом аж 50 лет назад. И руководствуясь этим опытом, объявить жертвами Холокоста именно поляков, пострадавших не только от нацистов, но и от коммунистов. Ну да, поляков еврейского происхождения, но ведь – поляков же, исконных польских граждан!

Сегодня такой интеллектуальный кульбит еще может вызвать недоверие, но нет никаких гарантий, что завтра он не станет основанием для соответствующих законодательных инициатив. Не зря же президент Польши Анджей Дуда уклонился от оценки уже принятого закона, сославшись на демократию и независимость законодательной власти. Ибо целью закона является предотвращение лжи и ложных обвинений в адрес польского народа и государства. 

Нельзя не отметить парадоксальность этой позиции. Опираясь на независимость польской демократии и национальную гордость польского народа, избранники этого народа требуют признать свой народ тупым, безвольным орудием в руках коварных нацистов, не объяснивших полякам, что сжигать евреев в печках нехорошо. 

Зато Россия, заплатившая 700 тысячами солдат за освобождение Польши, оценивает новый закон без всяких парадоксов: «Конечно, официальная Варшава не в состоянии изменить все щекотливые для национальной гордости моменты, которые происходили со страной, начиная с XVIII века. Пока правительство Анджея Дуды прилизывает лишь относительно недавнее прошлое, чтобы вычеркнуть из памяти преступления, которые совершались поляками в годы Второй мировой войны в отношении еврейского населения", – язвительно замечает рупор Кремля «Российская газета». 

Но наибольшее удовлетворение этот закон, видимо, доставил властям Ирана, ежегодно устраивающим международный конкурс карикатуры о Холокосте. И даже не только тем, что иранские поборники специфической демократии нашли единомышленников в польском сейме, но и легализацией уникального иранского правового опыта. 

Почти 40 лет назад иранский суд приговорил к смертной казни гражданина Великобритании Салмана Рушди. Британия этим, конечно, повозмущалась, но потом приставила к писателю пожизненную охрану и оставила без последствий иностранный суд над своим гражданином. Зато теперь, с принятием закона о Холокосте, предполагающего уголовную ответственность за неугодные полякам высказывания, иранский прецедент получает признание в мировой практике. 

Тут, правда, есть опасность, что дубинка, которую взяла на вооружение польская демократия, может оказаться о двух концах. И почтенное стремление защитить свою национальную гордость за счет чужой национальной гордости обратит эту дубинку как раз против гордых поляков. Ох, не стоит им меряться национальными гордостями, не доведет это до добра!

counter
Comments system Cackle