В тюрьму за еврейские деньги
Фото: Getty Images
В тюрьму за еврейские деньги

Если суд над Стефаном Темплом и его заключение в австрийскую тюрьму должны были заставить его замолчать и перестать критиковать систему реституции собственности жертвам Холокоста, то преследование явно обернулось провалом. Темпл – еврейский историк Холокоста из Австрии, который критикует страну с 1995 года. В 2015 году он был приговорен к тюремному заключению на год по спорному обвинению в мошенничестве, связанному с собственными требованиями его семьи о компенсации, – и провел свое время в тюрьме, погрузившись вглубь своей области знаний. 

В результате он написал новую книгу, в которой впервые рассказывается как современная Австрия одобрила ошибочные методы реституции, которые контролировались бывшими нацистами. Эти практики, показывает Темпл, по сути, подтвердили политику нацистской эпохи, и служат средством грабежа австрийских евреев, за то, что они пытались получить ту небольшую компенсацию за огромные активы, которые они были вынуждены продать «арийцам». 

«Ошибочно заключенный в тюрьму испытывает особое расстройство: ваши мысли крутятся вокруг того, где вы находитесь, и кто вас туда посадил», – сказал 57-летний Темпл JTA. Его приговор был назван нарушением судебной практики десятками ведущих историков Холокоста. Темпл был признан виновным в мошенничестве за то, что не включил тетю в иск о реституции своей матери, который он заполнил для нее. Ни Темпл, ни его мать не писали, что они являются единственными претендентами на собственность. В Австрии нет закона, требующего от претендентов на реституцию перечислить других родственников. В предыдущей официальной переписке о претензии на реституцию, Темпл перечислил среди родственников и свою тетю, что, по его мнению, означает, что он действительно проинформировал Австрию о ее существовании. 

75 историков, в том числе американцы Дебора Липштадт и Майкл Беренбаум, предположили в совместном заявлении, что судебное преследование Темпла похоже на вендетту австрийской судебной системы, которая согласно Индексу барометра свободы от 2016 года является наименее независимой в Западной Европе. 

Антидиффамационная Лига также протестовала против осуждения Темпла, как и адвокат по правам человека Роберт Амстердам и бывший заместитель министра финансов США Стюарт Айзенштат, который помогал создавать систему реституции Австрии. 

Директор Центра Симона Визенталя по Восточной Европе Эфраим Зурофф рассказал JTA об этом деле: «Это похоже на месть, как будто они хотели отомстить ему за критику. Я не юрист, но это выглядит как несправедливость». В настоящее время юрисконсульт реституционного органа, которая была главным свидетелем в его уголовном суде Клэр Фрич выдвинула против Темпла гражданский иск о клевете. Она утверждает, что была оклеветана его адвокатами, пытавшимися подорвать ее показания. 

В англоязычной книге Темпла которая называется «Живой призрак Австрии», и, как планируется, будет опубликована в Интернете накануне Международного дня ​​памяти жертв Холокоста 27 января, он изучает работу Австрийской арбитражной коллегии по реституции In Rem, органа, созданного в 2002 году, чтобы рассмотреть проделанную сразу после Второй мировой войны работу по реституции объектов недвижимости, которые в 2001 году находились в распоряжении государства. 

До 1990-х годов Австрия утверждала, что она была главным образом жертвой, а не соучастником преступлений нацизма. По словам Центра Симона Визенталя, никто не был признан виновным в нацистских военных преступлениях в Австрии более 35 лет. И в то же время как люди с нацистским прошлым были сняты с влиятельных постов в соседней Германии, в Австрии им разрешили служить судьями, учителями и даже чиновниками по реституции (Вальтер Кастнер, например, был бывшим нацистским чиновником, которому в 1940-х годах было поручено консультирование по вопросам реституции.) У Австрии был даже бывший нацист-президент Курт Вальдхайм, руководивший страной до 1992 года – года, когда австрийские официальные лица начали отказываться от отношения к Австрии как жертве, что сейчас описывается как «миф» на официальных веб-сайтах правительства Австрии. 

Но этот миф имел далеко идущие последствия для Австрии, сказал Темпл, который в 2001 году водил группы по Вены на экскурсии по объектам украденной еврейской собственности. Он указал на построенные здания, и используя мегафон громко назвал семьи, чьи предки купили активы за малую долю их истинной ценности у евреев, спасавшихся бегством и боявшихся за свою жизнь. «Отсутствие денацификации является причиной того, что Австрия теперь имеет в правительстве, во второй раз, партию, которая была основана офицером СС», – сказал он о крайне правой Партии Свободы, которая присоединилась к коалиции в прошлом месяце. 

Миф об «Австрии-жертве» также привел к невозможности для австрийского государства справится с возвращением евреев из концентрационных лагерей, преследованием нацистских военных преступников и решить вопросы реституции. Обеспокоенность в связи с этим процессом привела к тому, что в 2002 году Арбитражная коллегия рассмотрела этот вопрос в рамках договора о реституции, который Австрия подписала с Соединенными Штатами в 2001 году. Благодаря договору Австрия выплатила компенсацию размером не менее 670 млн. долларов. Но даже это, возможно, является лишь верхушкой айсберга в стране, в которой до Холокоста проживало по меньшей мере 200 000 евреев, многие из них богаты. Исследование Темпла показывает, что из почти 2000 дел о реституции, которые были рассмотрены в 1940-х и 1950-х годах, Арбитражная коллегия пересмотрела и объявила несправедливыми в общей сложности всего девять случаев. По его словам, он вмешался в еще 18 дел, которые не были предметом иска. «Это число показалось мне удивительно низким, учитывая распространенность несправедливости, которая продолжалась в вопросе реституции в 1940-х и 1950-х годах», – сказал Темпл. В качестве примера он приводит случай Анны Фрейд, дочери знаменитого венского психоаналитика. По ее заявлению о реституции за красивую усадьбу, которую нацисты похитили у ее семьи в 1938 году, она получила в 1950-х годах сумму, эквивалентную 80 долларам, показывают исследования Темпла. Однако это решение не было пересмотрено в 2002 году, поскольку имущество находилось в частной собственности и, следовательно, не было в компетенции Арбитражной коллегии по государственному имуществу. 

«Итак, в тюрьме я решил рассмотреть для себя заявления, которые Арбитражная коллегия рассмотрела до меня»,- сказал Темпл, очкастый интеллектуал с неистовым чувством юмора и страстью к плотницкому делу, во время редкого визита в Вену (после его освобождения из тюрьмы в 2015 году Темпл проводит большую часть своего времени в своем пражском доме, из-за чего называет себя самоизгнаником). 

Выводы, по его словам, удивили даже его. Один случай, признанный справедливым Арбитражной коллегией, включал в себя многоквартирный дом на улице Альсербах в Вене, принадлежащий семье Стиассни. «Арийские» покупатели заплатили только 38% его реальной стоимости в 1939 году. Из этой суммы нацистское государство украло 80% через расистские «эмиграционные налоги», придуманные для ограбления еврейских продавцов. Другие 20% пошли на замороженный счет, а оттуда в казну Третьего Рейха, показывают его исследования. В 1951 году австрийские чиновники по реституции отказались вернуть «эмиграционные налоги» семье Стиассни, подтвердив их изъятие. В обзоре Арбитражной коллегии за 2014 год было указано, что она «не может заключить, что урегулирование, достигнутое в 1951 году, представляет собой несправедливость». Таким образом, пишет Темпл: «Коллегия подтверждает несправедливость». Леопольд Стиассни умер в Праге 20 ноября 1939 года. Его жена Марта Стиассни была убита в Освенциме. Трое из их близких родственников были убиты к 1945 году. Также Темпл выделяет случай 2012 года, касающийся продажи леса в 45 милях к юго-западу от Вены семьей Хартенштейнов. По мнению коллегии, этот случай тоже не был «крайней несправедливостью», даже с учетом того, что семья к 1957 году получила менее половины стоимости земли. Исследование Темпла предполагает, что они получили только 10% реальной стоимости недвижимости. «Я ожидаю, что теперь, когда меня посадили в тюрьму, моя критика в отношении Австрии будет рассматриваться как вендетта, – сказал Темпл. – И я думаю, что у меня есть повестка дня — но у цифр и фактов ее нет, и они рассказывают историю, которая намного больше и важнее моей». 

В своем ответе JTA по поводу этих дел Йозеф Айхер, председатель Арбитражной коллегии In Rem, подтвердил выводы своей организации. «Чтобы оценить «чрезвычайную несправедливость», Арбитражная коллегия разработала сложный прецедентный закон», – писал он, основываясь на «ограничениях на свободу договора и несоответствие по стоимости: чем больше эти два критерия выражены, тем более вероятно, что существует крайняя несправедливость». Он добавил, что Арбитражная коллегия до сих пор издала 138 рекомендаций по реституции на общую сумму в 59 млн. долларов. Согласно Темплу, все эти рекомендации относятся только к 28 активам. Приняв независимую оценку, Айхер сказал, что «практически вся недвижимость, которая была конфискована государством, была полностью возвращена ​​после войны», как и 60% проданных под принуждением объектов. 

Обдумывание этих цифр позволило Темплу найти цель и успокоить нервы в тюрьме, сказал он. Но это было нелегко. Во время своего редкого послеобеденного отпуска из тюрьмы – Темпл отбывал наказание в учреждении, которое позволяло некоторым заключенным краткие отпуска — он «внезапно стал очень агрессивным» по отношению к другу, который пришел, чтобы посетить его. «Вы видите, что жизнь продолжается, пока вы застряли там, это высвобождает в вас какой-то гнев», – сказал он. В один из его первых дней в тюрьме заключенный показал ему места вокруг. «Когда мы дошли до душа, он сказал мне: этот душ не для вас, потому что в нем течет вода», – это замечание Темпл считает антисемитским намеком на нацистские газовые камеры. Другой заключенный преследовал его упоминаниями об Израиле, сказал он. Но проблемы прекратились, когда мусульманские чеченские заключенные, которые известны своей беспощадностью и связью между бандами, обнаружили, что он может говорить по-русски и, следовательно, может помочь им в переписке на немецком языке, сказал он. «Как только другие заключенные увидели меня, болтающегося с чеченцами, внезапно изменилось поведение по отношению ко мне». На вопрос, считает ли он себя жертвой, Темпл сказал: «Судите сами. Жертва – это слово со значительным резонансом в современной Австрии. И оно будет звучать немного иронично».

 

Источник: Лехаим
counter
Comments system Cackle